Книга 1 "Институций" Гая

книга 1 - книга 2 - книга 3 - книга 4


Книга первая
1.1-7 формы позитивного права
право лиц:
1.9 - 47 рабское состояние (servitus) и формы отпущения на волю (manumissio)
1.48 - 141 свободные лица, подчиненные чужой власти (personae alieni iuris).


1.142 - 199 опека (tutela) и попечительство (cura)


1.1-7 формы позитивного права
1. Все наро­ды, кото­рые управ­ля­ют­ся зако­на­ми и обы­ча­я­ми, поль­зу­ют­ся частью сво­им соб­ст­вен­ным пра­вом, частью общим пра­вом всех людей: итак, то пра­во, кото­рое каж­дый народ сам для себя уста­но­вил, есть его соб­ст­вен­ное пра­во и назы­ва­ет­ся пра­вом цивиль­ным, как бы соб­ст­вен­ным пра­вом, свой­ст­вен­ным самим граж­да­нам. А то пра­во, кото­рое меж­ду все­ми людь­ми уста­но­вил есте­ствен­ный разум, при­ме­ня­ет­ся и защи­ща­ет­ся оди­на­ко­во у всех наро­дов и назы­ва­ет­ся пра­вом обще­на­род­ным, как бы пра­вом, кото­рым поль­зу­ют­ся все наро­ды. Таким обра­зом, и рим­ский народ поль­зу­ет­ся отча­сти сво­им соб­ст­вен­ным пра­вом, отча­сти пра­вом, общим всем людям. В сво­ем месте мы ука­жем на осо­бен­но­сти каж­до­го пра­ва в отдель­но­сти.
2. Цивиль­ное пра­во рим­ско­го наро­да состо­ит из зако­нов, реше­ний пле­бе­ев, поста­нов­ле­ний сена­та, ука­зов импе­ра­то­ров, эдик­тов тех долж­ност­ных лиц, кото­рые име­ют пра­во изда­вать рас­по­ря­же­ния, и из отве­тов зна­то­ков (пра­ва).
3. Закон есть то, что народ рим­ский одоб­ря­ет и поста­нов­ля­ет; пле­бей­ское реше­ние есть то, что плебс одоб­ря­ет и поста­нов­ля­ет. Плебс же отли­ча­ет­ся от наро­да тем, что сло­вом народ обо­зна­ча­ют­ся все граж­дане, вклю­чая сюда и пат­ри­ци­ев; наиме­но­ва­ни­ем же плебс обо­зна­ча­ют­ся все про­чие граж­дане, за исклю­че­ни­ем пат­ри­ци­ев. Вот поэто­му-то пат­ри­ции неко­гда утвер­жда­ли, что поста­нов­ле­ния пле­бе­ев для них не обя­за­тель­ны, так как они состав­ле­ны без их соиз­во­ле­ния и уча­стия. Но впо­след­ст­вии издан был закон Гор­тен­зия [287 г. до н. э.], кото­рым было опре­де­ле­но, чтобы поста­нов­ле­ния пле­бей­ских собра­ний были обя­за­тель­ны для все­го наро­да. Таким обра­зом, реше­ния пле­бе­ев постав­ле­ны были наравне с насто­я­щи­ми зако­на­ми.
4. Сенат­ское поста­нов­ле­ние есть то, что сенат повеле­ва­ет и уста­нов­ля­ет; оно име­ет силу зако­на, хотя это было спор­но.
5. Указ импе­ра­то­ра есть то, что поста­но­вил импе­ра­тор или декре­том, или эдик­том, или рескрип­том; и нико­гда не было сомне­ния в том, что указ импе­ра­то­ра име­ет силу насто­я­ще­го зако­на, так как сам импе­ра­тор при­об­ре­та­ет власть на осно­ва­нии осо­бо­го зако­на (кото­рый при­да­вал импе­ра­тор­ским рас­по­ря­же­ни­ям силу зако­на).
6. Эдик­ты суть поста­нов­ле­ния и пред­пи­са­ния тех долж­ност­ных лиц, кото­рые име­ют пра­во их изда­вать. Пра­во же изда­вать эдик­ты пре­до­став­ля­ет­ся долж­ност­ным лицам рим­ско­го наро­да; самое важ­ное зна­че­ние, одна­ко, в этом отно­ше­нии име­ют эдик­ты двух пре­то­ров — город­ско­го и пере­грин­ско­го, юрис­дик­ция кото­рых в про­вин­ци­ях при­над­ле­жит их намест­ни­кам. То же самое отно­сит­ся к эдик­там куруль­ных эди­лов, юрис­дик­цию кото­рых в про­вин­ци­ях рим­ско­го наро­да име­ют кве­сто­ры. В импе­ра­тор­ские же про­вин­ции кве­сто­ров вооб­ще не назна­ча­ют, а пото­му в этих про­вин­ци­ях такой эдикт не обна­ро­ду­ет­ся.
7. Отве­ты зна­то­ков (пра­ва) — это мне­ния и суж­де­ния юри­стов, кото­рым поз­во­ле­но было уста­нов­лять и тво­рить пра­во. Если мне­ния этих лиц схо­дят­ся, то при­об­ре­та­ет силу зако­на то, в чем они соглас­ны. Если же мне­ния юри­стов не соглас­ны меж­ду собою, то судье пре­до­став­ля­ет­ся пра­во сле­до­вать тому мне­нию, кото­рое он счи­та­ет самым луч­шим, — что пря­мо выра­жа­ет­ся в рескрип­те бла­жен­ной памя­ти Адри­а­на.
8. Все пра­во, кото­рым мы поль­зу­ем­ся, отно­сит­ся или к лицам, или к вещам (объ­ек­там), или к искам. Преж­де все­го рас­смот­рим зна­че­ние лиц.

право лиц:
1.9 - 47 рабское состояние (servitus) и формы отпущения на волю (manumissio)
9. Глав­ное разде­ле­ние в пра­ве лиц состо­ит в том, что все люди — или сво­бод­ные, или рабы.
10. Далее, из сво­бод­ных людей одни — сво­бод­но­рож­ден­ные, дру­гие воль­ноот­пу­щен­ные.
11. Сво­бод­но­рож­ден­ные суть те, кото­рые роди­лись сво­бод­ны­ми; воль­ноот­пу­щен­ные — это те, кото­рые отпу­ще­ны на волю из закон­но­го раб­ства.
12. С дру­гой сто­ро­ны, есть три рода воль­ноот­пу­щен­ных: они или рим­ские граж­дане, или лати­няне, или поко­рен­ные. Рас­смот­рим каж­дую груп­пу отдель­но: спер­ва пого­во­рим о поко­рен­ных с ору­жи­ем в руках.
13. Итак, зако­ном Элия Сен­ция [4 г. до н. э.] поста­нов­ле­но, чтобы рабы, кото­рые в нака­за­ние были заклю­че­ны гос­по­да­ми в око­вы, клей­ме­ны горя­чим желе­зом, допра­ши­ва­е­мы пыт­ка­ми за пре­ступ­ле­ние и изоб­ли­че­ны в совер­ше­нии тако­во­го, рав­но и те, кото­рые пред­на­зна­че­ны были бороть­ся с дики­ми живот­ны­ми и бро­ше­ны были или на аре­ну цир­ка или в тюрь­му, а затем были отпу­ще­ны на волю или тем же самым гос­по­ди­ном или кем-либо дру­гим, — поль­зо­ва­лись теми пра­ва­ми, кото­рые были пре­до­став­ле­ны ино­стран­цам, сдав­шим­ся рим­ско­му наро­ду.
14. Pe­reg­ri­ni de­di­ti­cii назы­ва­ют­ся те, кото­рые неко­гда с ору­жи­ем в руках сра­жа­лись про­тив рим­ско­го наро­да, а затем, будучи побеж­де­ны, сда­лись.
15. Сле­до­ва­тель­но, рабов, под­верг­ших­ся тако­му бес­че­стию и отпу­щен­ных на волю в каком бы то ни было воз­расте и каким бы то ни было обра­зом, нико­гда не будем счи­тать рим­ски­ми или латин­ски­ми граж­да­на­ми, хотя бы они были в пол­ной вла­сти гос­под, но все­гда будем их при­чис­лять к поко­рен­ным и сдав­шим­ся рим­ско­му наро­ду.
16. Если же раб не под­верг­ся тако­му бес­че­стию, то он, будучи отпу­щен на волю, дела­ет­ся или рим­ским или латин­ским граж­да­ни­ном.
17. Имен­но лицо, удо­вле­тво­ря­ю­щее сле­ду­ю­щим трем усло­ви­ям: если оно стар­ше трид­ца­ти лет, было у гос­по­ди­на по пра­ву кви­ри­тов и полу­чи­ло сво­бо­ду вслед­ст­вие закон­но­го отпу­ще­ния на волю, то есть или посред­ст­вом vin­dic­ta (на осно­ва­нии юриди­че­ско­го акта), или вслед­ст­вие зане­се­ния в цен­зор­ский спи­сок или в силу заве­ща­ния, — то такое лицо при­зна­ет­ся рим­ским граж­да­ни­ном. В слу­чае если одно­го из этих усло­вий недо­ста­ет, то оно будет лати­ном.
18. Усло­вие извест­но­го воз­рас­та раба было введе­но зако­ном Элия Сен­ция. По это­му зако­ну толь­ко в том слу­чае рабы, отпу­щен­ные на волю в воз­расте, мень­шем трид­ца­ти лет, могут сде­лать­ся пол­но­прав­ны­ми граж­да­на­ми, когда они будут осво­бож­де­ны посред­ст­вом vin­dic­ta после иссле­до­ва­ния перед сове­том закон­ной при­чи­ны отпус­ка.
19. Закон­ной же при­чи­ной отпус­ка на волю будет, напри­мер, тот слу­чай, когда в при­сут­ст­вии сове­та отпус­ка­ет кто-либо на волю род­но­го сына или дочь, бра­та или сест­ру, питом­ца или вос­пи­та­те­ля или раба, для того чтобы иметь в его лице пове­рен­но­го, или когда кто-либо отпус­ка­ет на волю рабы­ню для вступ­ле­ния с нею в брак.
20. Что каса­ет­ся сове­та, то он состо­ит в горо­де Риме из пяти сена­то­ров и пяти совер­шен­но­лет­них рим­ских всад­ни­ков, в про­вин­ци­ях же из два­дца­ти реку­пе­ра­то­ров (тре­тей­ских судей), рим­ских граж­дан; это собра­ние быва­ет в послед­ний день судеб­ных заседа­ний, в Риме же отпус­ка­ют­ся рабы на волю в при­сут­ст­вии сове­та в опре­де­лен­ные дни. Впро­чем, рабы стар­ше трид­ца­ти лет обык­но­вен­но отпус­ка­ют­ся на волю в каж­дое вре­мя, так что они полу­ча­ют сво­бо­ду даже по доро­ге (мимо­хо­дом), напри­мер, когда пре­тор или про­кон­сул идут в баню или в театр.
21. Кро­ме того, раб моло­же 30 лет, будучи отпу­щен на волю, может сде­лать­ся рим­ским граж­да­ни­ном в том слу­чае, когда он в заве­ща­нии полу­ча­ет сво­бо­ду и назна­ча­ет­ся наслед­ни­ком сво­е­го гос­по­ди­на, несо­сто­я­тель­но­го долж­ни­ка, — если толь­ко дру­гой раб не ста­но­вит­ся преж­де наслед­ни­ком с при­зна­ни­ем сво­бо­ды или кто-нибудь дру­гой в силу сего заве­ща­ния. Это опре­де­ля­ет тот же закон Элия Сен­ция. То же самое поста­нов­ле­ние при­ме­ня­ет Про­кул из ува­же­ния к сво­бо­де и отно­си­тель­но того раба, кото­ро­го гос­по­дин назна­чил наслед­ни­ком без сво­бо­ды.
21a. Так как по зако­ну Элия Сен­ция толь­ко тот неволь­ник дела­ет­ся рим­ским граж­да­ни­ном, кото­рый перед все­ми дру­ги­ми уста­нов­лен был наслед­ни­ком, то реше­но, что если кто-нибудь сде­ла­ет сво­бод­ны­ми и назна­чил наслед­ни­ка­ми детей, рож­ден­ных от соб­ст­вен­ной рабы­ни, то все-таки дети эти оста­нут­ся раба­ми, пото­му что из его опре­де­ле­ния нель­зя с точ­но­стью заклю­чить, кто из них преж­де все­го назна­чен наслед­ни­ком; при­том убы­ток несколь­ких рабов из иму­ще­ства во вред креди­то­рам не может иметь места; нако­нец, по допол­ни­тель­ным поста­нов­ле­ни­ям сена­та, после­до­вав­шим за зако­ном Фуфия Кани­ния, долж­ник напе­ред лишал­ся воз­мож­но­сти под­ры­вать такою улов­кою зна­че­ние это­го зако­на.
21b. По пра­ву кви­ри­тов мы при­об­ре­та­ем в соб­ст­вен­ность раба не на осно­ва­нии толь­ко того, что поку­па­ем его за наши день­ги, но закон­ное при­об­ре­те­ние раба свя­за­но еще с даль­ней­ши­ми усло­ви­я­ми, так как суще­ст­ву­ют тоже неко­то­рые неза­кон­ные спо­со­бы при­об­ре­те­ния: итак, вещи, кото­рые отчуж­да­ют­ся посред­ст­вом переда­чи, хотя и при­над­ле­жат к раз­ряду res man­ci­pi, но все-таки не при­об­ре­та­ют­ся ни в силу ман­ци­па­ции, ни посред­ст­вом мни­мой вин­ди­ка­ции, ни на осно­ва­нии дав­но­сти, а счи­та­ют­ся толь­ко в иму­ще­стве (in bo­nis) при­об­ре­та­те­ля5.
22. Лати­ном дела­ет­ся по зако­ну Элия Сен­ция раб моло­же 30 лет, если он в заве­ща­нии объ­яв­ля­ет­ся сво­бод­ным, хотя сам закон Элия Сен­ция не делал его еще лати­ном. Рав­ным обра­зом лати­ном счи­та­ет­ся тот, кто, достиг­ши 30-лет­не­го воз­рас­та, отпу­щен был на волю тем гос­по­ди­ном, кото­рый вла­дел рабом in bo­nis, хотя бы отпу­ще­ние на волю про­из­во­ди­лось по пра­ву кви­ри­тов; точ­но так же лати­ном дела­ет­ся тот, кто меж­ду дру­зья­ми полу­чил сво­бо­ду, если нет како­го-нибудь дру­го­го пре­пят­ст­вия, кото­рое мог­ло бы поме­шать при­об­ре­те­нию сво­бо­ды. Все выше­упо­мя­ну­тые лица преж­де счи­та­лись сво­бод­ны­ми, пото­му что пре­тор защи­щал их сво­бо­ду, хотя они по пра­ву кви­ри­тов были раба­ми; теперь же, отпу­щен­ные на волю при ука­зан­ных выше обсто­я­тель­ствах, они в самом деле сво­бод­ны и назы­ва­ют­ся La­ti­ni Junia­ni; лати­на­ми пото­му, что обра­зо­ва­лись по образ­цу лати­нян, назы­вае­мых co­lo­nia­rii; юни­ан­ски­ми, пото­му что при­об­ре­ли сво­бо­ду на осно­ва­нии зако­на Юния [19 г. н. э.], меж­ду тем как преж­де они каза­лись раба­ми.
23. Одна­ко Юни­ев закон не поз­во­ля­ет им ни самим состав­лять заве­ща­ний, ни при­об­ре­тать по заве­ща­нию, ни назна­чать их в заве­ща­нии опе­ку­на­ми.
24. Еже­ли мы ска­за­ли, что они не могут при­об­ре­тать по заве­ща­нию, то это сле­ду­ет так пони­мать, что они не могут непо­сред­ст­вен­но полу­чать ни наслед­ства, ни отка­за. Впро­чем, они могут при­об­ре­тать посред­ст­вом фиде­и­ком­мис­са.
25.Те же, кото­рые при­чис­ля­ют­ся к поко­рен­ным, нико­им обра­зом не могут ниче­го при­об­ре­тать по заве­ща­нию, как каж­дый ино­стра­нец; и по мне­нию боль­шин­ства юри­стов они не могут так­же состав­лять заве­ща­ния.
26. Таким обра­зом сво­бо­да тех, кото­рые посту­пи­ли в чис­ло поко­рен­ных, самая неза­вид­ная; ника­кой закон, ника­кое сенат­ское поста­нов­ле­ние, ника­кой импе­ра­тор­ский указ не дает им прав рим­ско­го граж­дан­ства.
27. Они даже не могут оста­вать­ся в Риме или в окру­ге его на сто миль, под стра­хом пуб­лич­ной про­да­жи их самих вме­сте с иму­ще­ст­вом, с тем усло­ви­ем, чтобы не испол­ня­ли раб­ских обя­зан­но­стей ни в Риме, ни в его окру­ге на сто миль и чтобы нико­гда не полу­ча­ли сво­бо­ды. А если бы они были отпу­ще­ны на волю, то они опять дела­ют­ся раба­ми рим­ско­го наро­да. Так это выра­же­но в законе Элия Сен­ция.
28. Лати­ны при­об­ре­та­ют пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства мно­ги­ми спо­со­ба­ми.
29. Итак, уже по зако­ну Элия Сен­ция рабы, отпу­щен­ные на волю в воз­расте, мень­шем трид­ца­ти лет, и сде­лав­ши­е­ся латин­ски­ми граж­да­на­ми, при­об­ре­та­ют рим­ское граж­дан­ство после того как они женят­ся или на рим­ских граж­дан­ках, или на лати­нян­ках, посе­лив­ших­ся в коло­ни­ях, или на жен­щине того же состо­я­ния, како­го они сами, и засвиде­тель­ст­ву­ют брак в при­сут­ст­вии совер­шен­но­лет­них рим­ских граж­дан, в чис­ле, не мень­шем семи, и после того как сыну, кото­ро­го они при­жи­вут, будет год. По упо­мя­ну­то­му зако­ну такой латин име­ет пра­во обра­щать­ся к пре­то­ру, а в про­вин­ци­ях к намест­ни­ку, и дока­зать, что он, латин, женат по зако­ну Элия Сен­ция и что у него от жены годо­ва­лый сын и, если пре­тор или намест­ник заявят, что дело дока­за­но, то и сам латин, и жена его, если она того же состо­я­ния, что и муж, и их сын, если и он того же состо­я­ния, при­зна­ют­ся соглас­но при­ка­зу рим­ски­ми граж­да­на­ми.
30. Мы при­ба­ви­ли к послед­не­му выра­же­нию — «если и он (сын) того же состо­я­ния», пото­му что дитя рим­ской граж­дан­ки, жены лати­на, рож­да­ет­ся в силу ново­го сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, кото­рое изда­но по почи­ну бла­жен­ной памя­ти Адри­а­на [117 - 138 гг. н. э.], рим­ским граж­да­ни­ном.
31. Хотя пра­во полу­чить рим­ское граж­дан­ство име­ли по зако­ну Элия Сен­ция толь­ко те, кото­рые сде­ла­лись лати­на­ми, будучи отпу­ще­ны на волю не достиг­нув 30-лет­не­го воз­рас­та, одна­ко впо­след­ст­вии в силу сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, издан­но­го во вре­мя кон­суль­ства Пега­са и Пузи­о­на [74 г. н. э.], это пра­во пре­до­став­ле­но было и тем, кото­рые, будучи отпу­ще­ны на волю в воз­расте стар­ше трид­ца­ти лет, сде­ла­лись лати­на­ми.
32. Впро­чем, если бы латин и умер рань­ше, неже­ли дока­зал для годо­ва­ло­го ребен­ка пра­во рим­ско­го граж­дан­ства, то и мать может защи­щать дело сына, и в таком слу­чае она полу­ча­ет рим­ское граж­дан­ство; сын как рож­ден­ный в закон­ном бра­ке ста­но­вит­ся пре­ем­ни­ком отцов­ско­го наслед­ства в каче­стве как бы pos­tum’а, т. е. родив­ше­го­ся как бы после смер­ти отца. Если же роди­те­ли умер­ли, то сын, для кото­ро­го важ­но полу­чить вме­сте с рим­ским граж­дан­ст­вом и наслед­ство, может сам предъ­яв­лять свои пра­ва, но так, чтобы опе­кун несо­вер­шен­но­лет­не­го дока­зы­вал и вел это дело.
32a. Все, что ска­за­но здесь о ребен­ке муж­ско­го пола, име­ет силу и в отно­ше­нии ребен­ка жен­ско­го пола.
32b. Если раб ока­зы­ва­ет­ся in bo­nis у одно­го гос­по­ди­на и по пра­ву кви­ри­тов — у дру­го­го, то один из них может дать нача­ло осво­бож­де­нию, а дру­гой допол­нить тако­вое посред­ст­вом вто­рич­но­го отпу­ще­ния на волю.
32c. Кро­ме того, латин может при­об­ре­тать кви­рит­ское пра­во, если постро­ил мор­ской корабль, вме­щаю­щий не менее деся­ти тысяч мер хле­ба в зерне, или если поста­ра­ет­ся при­об­ре­сти дру­гие кораб­ли, или же если тот же самый корабль или дру­гой, предъ­яв­лен­ный вме­сто пото­нув­ше­го, будет шесть лет достав­лять хлеб в Рим. Это поста­нов­ля­ет­ся на осно­ва­нии эдик­та бла­жен­ной памя­ти Клав­дия.
33. Кро­ме того, эдик­том Неро­на [54 - 68 гг. н. э.] поста­нов­ля­ет­ся, чтобы латин полу­чал кви­рит­ское пра­во, когда будет иметь иму­ще­ство, пере­шед­шее по наслед­ству от отца, цен­но­стью в 200000 сестер­ций и коль ско­ро постро­ит в Риме дом, на кото­рый он израс­хо­ду­ет не менее поло­ви­ны иму­ще­ства, пере­шед­ше­го от отца.
34. Нако­нец Тра­ян [98 - 117 гг. н. э.] поста­но­вил, чтобы лати­ну пре­до­став­лять кви­рит­ское пра­во, если он содер­жал в Риме в тече­ние трех лет мель­ни­цу, выра­ба­ты­вав­шую еже­днев­но не менее 100 мер хле­ба.
35. Кро­ме того, лица стар­ше трид­ца­ти лет, отпу­щен­ные на волю и сде­лан­ные лати­на­ми, могут полу­чить кви­рит­ское пра­во путем повтор­но­го осво­бож­де­ния… трид­цать лет… отпус­ка­ют на волю… отпу­щен­ный на волю посред­ст­вом суда, или цен­за, или заве­ща­ния будет и рим­ским граж­да­ни­ном, и воль­ноот­пу­щен­ни­ком того, кто повтор­но отпу­стил его на волю. Поэто­му если раб при­над­ле­жит тебе in bo­nis, а мне — по пра­ву кви­ри­тов, то ты один можешь сде­лать его лати­ном, а повтор­но отпу­стить его на волю могу я, но не ты, и, таким обра­зом, он будет моим воль­ноот­пу­щен­ни­ком. Но и если дру­ги­ми спо­со­ба­ми он при­об­ре­тет кви­рит­ское пра­во, то будет моим воль­ноот­пу­щен­ни­ком. Вла­де­ние же иму­ще­ст­вом, кото­рое оста­нет­ся, когда он умрет, дает­ся тебе, каким бы спо­со­бом он ни при­об­рел кви­рит­ское пра­во. А если раб при­над­ле­жит одно­му и тому же гос­по­ди­ну и по пре­тор­ско­му, и по кви­рит­ско­му пра­ву, то, будучи отпу­щен тем же гос­по­ди­ном на волю, может, конеч­но, и сде­лать­ся лати­ном, и при­об­ре­сти кви­рит­ское пра­во.
36.Не вся­кий желаю­щий может отпус­кать раба на волю.
37. Отпу­ще­ние раба на волю во вред креди­то­рам или патро­ну не име­ет силы, так как закон Элия Сен­ция уни­что­жа­ет сво­бо­ду.
38. Точ­но так же по тому же само­му зако­ну гос­по­дин, кото­ро­му менее два­дца­ти лет, толь­ко тогда может отпус­кать на волю, когда отпу­ще­ние совер­ша­ет­ся посред­ст­вом суда и когда закон­ное осно­ва­ние отпу­ще­ния дока­за­но перед сове­том.
39. Закон­ным же осно­ва­ни­ем отпу­ще­ния на волю счи­та­ет­ся, напри­мер, когда кто отпус­ка­ет на волю отца, или мать, или вос­пи­та­те­ля, или молоч­но­го бра­та. Одна­ко и те при­чи­ны, кото­рые мы исчис­ли­ли выше, при осво­бож­де­нии раба, не достиг­ше­го трид­ца­ти­лет­не­го воз­рас­та, могут быть отне­се­ны так­же к насто­я­ще­му слу­чаю. С дру­гой сто­ро­ны, осно­ва­ния, изло­жен­ные по отно­ше­нию к гос­по­ди­ну, кото­ро­му менее 20 лет, мож­но отне­сти так­же к рабу, кото­ро­му менее 30 лет.
40. Так как зако­ном Элия Сен­ция для гос­под, кото­рым менее 20 лет, уста­нов­ле­ны извест­ные пре­де­лы и огра­ни­че­ния при отпу­ще­нии на волю, то отсюда сле­ду­ет, что достиг­ший 14-лет­не­го воз­рас­та, хотя и может состав­лять заве­ща­ние, назна­чать себе в нем наслед­ни­ка и уста­нов­лять отка­зы, но не может пре­до­став­лять рабу сво­бо­ды, не достиг­ши 20 лет.
41. Если бы гос­по­дин, кото­ро­му мень­ше 20 лет, захо­тел сде­лать раба толь­ко лати­ном, то он тем не менее дол­жен исхо­да­тай­ст­во­вать одоб­ре­ние со сто­ро­ны сове­та и затем отпу­стить раба на волю меж­ду дру­зья­ми.
42. Кро­ме того, закон Фуфия Кани­ния [2 г. до н. э.] уста­но­вил извест­ные пре­де­лы при отпу­ще­нии рабов на волю по заве­ща­тель­но­му объ­яв­ле­нию.
43. Итак, тому, у кого более двух и не более деся­ти рабов, доз­во­ля­ет­ся отпус­кать на волю поло­ви­ну это­го чис­ла; тому же, у кого будет более 10 и не более 30 рабов, доз­во­ля­ет­ся отпус­кать на волю не более тре­ти это­го. Име­ю­щий от 30 до 100 рабов может по усмот­ре­нию отпу­стить на волю чет­вер­тую часть рабов. Нако­нец тому, кто рас­по­ла­га­ет от 100 до 500 рабов, доз­во­ля­ет­ся осво­бо­дить пятую часть рабов. Боль­шее чис­ло не при­ни­ма­ет­ся в рас­чет, но закон пред­пи­сы­ва­ет, чтобы никто не имел пра­ва отпус­кать на волю более сот­ни, а если кто име­ет все­го толь­ко одно­го или двух рабов, то закон по отно­ше­нию к нему ниче­го не опре­де­ля­ет, и вслед­ст­вие это­го ему пре­до­став­ля­ет­ся воз­мож­ность отпус­кать по усмот­ре­нию на волю.
44. Упо­мя­ну­тый закон не отно­сит­ся вооб­ще и к тем, кото­рые отпус­ка­ют рабов не заве­ща­тель­ным объ­яв­ле­ни­ем. Посе­му те, кото­рые отпус­ка­ют рабов на волю посред­ст­вом суда или зане­се­ни­ем в цен­зор­ский спи­сок, или в при­сут­ст­вии дру­зей, могут осво­бож­дать всех сво­их рабов, конеч­но, если осво­бож­де­нию не пре­пят­ст­ву­ет какая-нибудь дру­гая при­чи­на.
45. Ска­зан­ное нами о чис­ле рабов, отпус­ка­е­мых по заве­ща­нию, сле­ду­ет пони­мать в том смыс­ле, что из того чис­ла, из кото­ро­го может быть осво­бож­де­на поло­ви­на, третья, чет­вер­тая или пятая часть, доз­во­ле­но во вся­ком слу­чае отпус­кать на волю столь­ко, сколь­ко доз­во­ля­лось из пред­ше­ст­ву­ю­ще­го чис­ла. Это пред­у­смот­ре­но и самим зако­ном, ибо было бы неле­по, если бы из 10 рабов мож­но было осво­бо­дить 5 рабов, так как гос­по­ди­ну доз­во­ля­ет­ся отпус­кать до поло­ви­ны это­го чис­ла, а рас­по­ла­гаю­щий, напри­мер, 12 раба­ми мог бы осво­бож­дать толь­ко 4. Но тем, у кото­рых боль­ше 10 и не боль­ше 30 рабов, мож­но во вся­ком слу­чае отпус­кать на волю тоже 5 рабов, подоб­но тому, кто вла­де­ет деся­тью.
46. Если рабам, пере­чис­лен­ным в заве­ща­нии без извест­но­го поряд­ка, дана будет сво­бо­да, то никто не будет сво­бо­ден, так как нет опре­де­лен­ной оче­реди отпу­ще­ния на волю, да и закон Фуфия Кани­ния отме­нил и уни­что­жил все то, что совер­ше­но во вред и ущерб его; суще­ст­ву­ют даже осо­бые сенат­ские поста­нов­ле­ния, кото­рые дела­ют недей­ст­ви­тель­ным все то, что было при­ду­ма­но для обхо­да это­го зако­на.
47. Вооб­ще сле­ду­ет знать, что на осно­ва­нии зако­на Элия Сен­ция рабы, отпус­ка­е­мые на волю во вред и для обма­на вери­те­лей, не полу­ча­ют сво­бо­ды; то же самое отно­сит­ся и к ино­стран­цам, пото­му что так поре­шил сенат по при­ка­за­нию импе­ра­то­ра Адри­а­на. Осталь­ные опре­де­ле­ния это­го зако­на не каса­ют­ся ино­стран­цев.

1.48 - 141 свободные лица, подчиненные чужой власти (personae alieni iuris).

состояние в отцовской власти (personae in potestate); виды усыновлений (adoptio)

48. Сле­ду­ет дру­гое деле­ние в пра­ве лиц. Имен­но: одни лица само­власт­ны, дру­гие под­чи­не­ны чужо­му пра­ву.
49. Из под­власт­ных опять одни нахо­дят­ся под вла­стью отца, дру­гие под вла­стью мужа, третьи в кабаль­ной зави­си­мо­сти от дру­го­го.
50. Рас­смот­рим спер­ва тех, кото­рые под­чи­не­ны чужо­му пра­ву, пото­му что, если мы узна­ем, что́ это за лица, то вме­сте с тем пой­мем, какие лица само­власт­ны.
51. Спер­ва раз­бе­рем тех, кото­рые нахо­дят­ся под вла­стью дру­го­го.
52. Итак, под вла­стью гос­под состо­ят рабы; эта власть над раба­ми есть инсти­тут обще­на­род­но­го пра­ва; ибо у вооб­ще всех наро­дов[4] мы можем заме­тить, что гос­по­да име­ют над раба­ми пра­во жиз­ни и смер­ти и что все, что при­об­ре­та­ет­ся рабом, при­об­ре­та­ет­ся гос­по­ди­ну.
53. Но в насто­я­щее вре­мя нико­му из под­дан­ных рим­ско­го наро­да не доз­во­ля­ет­ся чрез­мер­но жесто­ко посту­пать со сво­и­ми раба­ми без закон­ной при­чи­ны. Имен­но, по поста­нов­ле­нию импе­ра­то­ра Анто­ни­на Бла­го­че­сти­во­го [138 - 161 гг. н. э.] тот, кто без при­чи­ны убьет сво­е­го раба, под­вер­га­ет­ся не мень­шей ответ­ст­вен­но­сти, чем тот, кто убил чужо­го раба. И даже излиш­няя суро­вость гос­под обузды­ва­ет­ся ука­зом того же импе­ра­то­ра. Ибо Анто­нин, полу­чив запрос от неко­то­рых намест­ни­ков про­вин­ций, как посту­пать с теми раба­ми, кото­рые ищут убе­жи­ща в хра­мах или у ста­туй импе­ра­то­ров, пред­пи­сал: в слу­чае если бы жесто­кость гос­под пока­за­лась невы­но­си­мою, их нуж­но при­нуж­дать про­дать сво­их рабов в дру­гие руки. И то, и дру­гое по спра­вед­ли­во­сти, так как мы не долж­ны зло­употреб­лять пре­до­став­лен­ным нам пра­вом. На том же осно­ва­нии рас­то­чи­те­лям вос­пре­ще­но управ­лять сво­им иму­ще­ст­вом.
54. Впро­чем, так как рим­ские граж­дане име­ют двой­ной доми­ний14 (ибо раб счи­та­ет­ся нахо­дя­щим­ся в обла­да­нии каж­до­го либо по пра­ву in bo­nis, либо по пра­ву кви­ри­тов, либо по тому и дру­го­му вме­сте), то мы будем счи­тать раба толь­ко тогда под вла­стью гос­по­ди­на, когда он при­над­ле­жит ему по пре­тор­ско­му пра­ву, хотя бы в то же вре­мя гос­по­дин и не обла­дал по отно­ше­нию к нему кви­рит­ским пра­вом; ибо тот, кто толь­ко голое пра­во кви­ри­тов на раба име­ет, не счи­та­ет­ся пол­ным его гос­по­ди­ном.
55. Рав­ным обра­зом под нашею вла­стью состо­ят наши дети, рож­ден­ные в закон­ном бра­ке; пра­во это есть осо­бен­ность (исклю­чи­тель­ное досто­я­ние) рим­ских граж­дан, ибо нет почти дру­гих наро­дов, кото­рые име­ли бы над детьми такую власть, какую мы име­ем. Это и выска­зал импе­ра­тор Адри­ан в сво­ем эдик­те, объ­яв­лен­ном тем, кото­рые хода­тай­ст­во­ва­ли о при­зна­нии рим­ско­го граж­дан­ства за ними и их детьми: я, впро­чем, хоро­шо знаю, что народ Гала­тов15 верит, что дети их нахо­дят­ся во вла­сти сво­их роди­те­лей.
56. Рим­ские граж­дане тогда всту­па­ют в закон­ный и дей­ст­ви­тель­ный брак и име­ют над родив­ши­ми­ся у них детьми власть, когда они жена­ты на рим­ских граж­дан­ках, или даже лати­нян­ках и ино­стран­ках, с кото­ры­ми суще­ст­во­ва­ло jus con­nu­bii (т. е. при­знан­ная за лицом спо­соб­ность к вступ­ле­нию в рим­ское супру­же­ство со все­ми юриди­че­ски­ми послед­ст­ви­я­ми); а так как con­nu­bium дает пра­во детям насле­до­вать состо­я­ние сво­е­го отца, то они не толь­ко дела­ют­ся рим­ски­ми граж­да­на­ми, но состо­ят так­же во вла­сти отца.
57. Вслед­ст­вие это­го и неко­то­рым вете­ра­нам пре­до­став­ля­ет­ся импе­ра­тор­ски­ми ука­за­ми пра­во всту­пать в брак с теми лати­нян­ка­ми или ино­стран­ка­ми, на кото­рых жени­лись после отстав­ки от воен­ной служ­бы, и дети, рож­ден­ные от это­го бра­ка, дела­ют­ся рим­ски­ми граж­да­на­ми и состо­ят под отцов­ской вла­стью.
58. Что каса­ет­ся лиц раб­ско­го состо­я­ния, то с ними нель­зя заклю­чать насто­я­ще­го бра­ка.
58a. С дру­гой сто­ро­ны, и не на вся­кой сво­бод­ной жен­щине поз­во­ле­но нам женить­ся; ибо от бра­ка с неко­то­ры­ми жен­щи­на­ми над­ле­жит воздер­жать­ся.
59. В самом деле, бра­ки не могут быть заклю­ча­е­мы меж­ду теми лица­ми, кото­рые состо­ят в род­ст­вен­ной свя­зи и не обла­да­ют jus con­nu­bii, как, напри­мер, меж­ду отцом и доче­рью, меж­ду сыном и мате­рью или дедом и внуч­кою; и если такие лица соеди­нят­ся, то брак, ими заклю­чен­ный, счи­та­ет­ся пре­ступ­ным и кро­во­сме­си­тель­ным. И это так стро­го наблюда­ет­ся, что хотя бы они ста­ли друг к дру­гу в отно­ше­нии вос­хо­дя­щих и нис­хо­дя­щих через усы­нов­ле­ние — они не могут соче­тать­ся бра­ком, так что даже по пре­кра­ще­нии усы­нов­ле­ния суще­ст­ву­ет то же запре­ще­ние. Таким обра­зом мы не можем женить­ся на той, кото­рая в силу усы­нов­ле­ния ста­ла нашей доче­рью или внуч­кою, хотя бы мы осво­бо­ди­ли ее из-под оте­че­ской вла­сти.
60. Нечто подоб­ное, хотя не в столь боль­шой сте­пе­ни, наблюда­ет­ся меж­ду теми лица­ми, кои соеди­не­ны уза­ми боко­во­го род­ства.
61. В самом деле, брак меж­ду бра­том и сест­рою без­услов­но запре­щен, рож­де­ны ли они от одно­го и того же отца и от одной и той же мате­ри, или от одно­го из них. Но, если какая-либо жен­щи­на через усы­нов­ле­ние сде­ла­ет­ся моею сест­рою, то, пока усы­нов­ле­ние суще­ст­ву­ет, конеч­но, не может быть бра­ка меж­ду мною и ею; когда же через осво­бож­де­ние из-под оте­че­ской вла­сти усы­нов­ле­ние пре­кра­тит­ся, то я могу на ней женить­ся; но и в том слу­чае, когда и я буду осво­бож­ден из-под оте­че­ской вла­сти, нет пре­пят­ст­вия к бра­ку.
62. Брат может женить­ся на доче­ри бра­та; это вошло в обы­чай с тех пор, как бла­жен­ной памя­ти Клав­дий [41 - 54 гг. н. э.] женил­ся на Агрип­пине, доче­ри сво­е­го бра­та. Не поз­во­ля­ет­ся, одна­ко, женить­ся на доче­ри сест­ры: так поста­нов­ля­ют ука­зы импе­ра­то­ров. Точ­но так же вос­пре­ще­но женить­ся на тет­ке по отцу и на сест­ре мате­ри.
63.Нель­зя так­же женить­ся на той, кото­рая была тво­ею тещею, невест­кою, пад­че­ри­цею, маче­хою. Мы ска­за­ли «была», пото­му что когда суще­ст­ву­ет то брач­ное отно­ше­ние, вслед­ст­вие кото­ро­го воз­ник­ло такое свой­ство, брак без­услов­но невоз­мо­жен уже по той при­чине, что одна и та же жен­щи­на не может быть заму­жем за дво­и­ми, и муж­чи­на не может иметь разом двух жен.
64.Итак, если кто совер­шил неза­кон­ный и кро­во­сме­си­тель­ный брак, то он, по-види­мо­му, не име­ет ни жены, ни детей; поэто­му дети, кото­рые рож­да­ют­ся от этой свя­зи, име­ют толь­ко мать, отец же их неиз­ве­стен, вслед­ст­вие чего они не состо­ят под оте­че­ской вла­стью; они зани­ма­ют то же поло­же­ние, что дети, при­жи­тые в неза­кон­ной свя­зи, ибо сии послед­ние при­зна­ют­ся неиме­ю­щи­ми отца, пото­му что отец их неиз­ве­стен. Поэто­му их обык­но­вен­но назы­ва­ют spu­rii, или от гре­че­ско­го сло­ва σπο­ράδην, т. е. как бы дети без отца.
65.Ино­гда слу­ча­ет­ся, что дети, кото­рые с момен­та рож­де­ния не состо­ят под вла­стью вос­хо­дя­щих, впо­след­ст­вии при­во­дят­ся под отцов­скую власть.
66.Если, напри­мер, латин, женив­ший­ся по зако­ну Элия Сен­ция17, при­жи­вет с женой, латин­ской граж­дан­кой, сына — латин­ско­го граж­да­ни­на, или с рим­скою граж­дан­кою сына — рим­ско­го граж­да­ни­на, то не будет его иметь под отцов­скою вла­стью[6]; но если впо­след­ст­вии этот латин дока­зал при­чи­ну и полу­чил кви­рит­ское пра­во, то сын с это­го момен­та пере­хо­дит под власть отца.
67.Точ­но так же, если рим­ский граж­да­нин по неведе­нию всту­пил в супру­же­ство с латин­ской граж­дан­кой или с ино­стран­кой, счи­тая ее рим­ской граж­дан­кой, то он не име­ет над родив­шим­ся от это­го бра­ка сыном прав оте­че­ской вла­сти, так как сын этот не счи­та­ет­ся даже рим­ским граж­да­ни­ном, толь­ко лати­ня­ни­ном или ино­стран­цем, т. е. при­чис­ля­ет­ся к состо­я­нию мате­ри: сын ведь лишь в том слу­чае насле­ду­ет состо­я­ние отца, когда меж­ду отцом и его мате­рью состо­я­ло con­nu­bium. Но по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию раз­ре­ша­ет­ся судеб­ным путем обна­ру­жить ошиб­ку: тогда мать и сын при­об­ре­та­ют пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства, и с это­го вре­ме­ни сын нахо­дит­ся под вла­стью отца. То же самое име­ет место, когда рим­ля­нин по неведе­нию женит­ся на при­над­ле­жа­щей к чис­лу поко­рен­ных, с той раз­ве раз­ни­цей, что жена не сде­ла­ет­ся тогда рим­скою граж­дан­кою.
68.Рав­ным обра­зом, если рим­ская граж­дан­ка по ошиб­ке вый­дет замуж за ино­стран­ца, счи­тая его рим­ля­ни­ном, то ей раз­ре­ша­ет­ся судеб­ным поряд­ком дока­зать и попра­вить ошиб­ку: тогда сын и супруг при­об­ре­та­ют рим­ское граж­дан­ство и, конеч­но, сын вме­сте с тем пере­хо­дит под власть отца. То же самое поста­но­вил закон на тот слу­чай, когда рим­ская граж­дан­ка всту­пи­ла в брак, по пра­ви­лам зако­на Элия Сен­ция, с ино­стран­цем, кото­ро­го счи­та­ли лати­ном: к это­му слу­чаю отно­сит­ся тоже спе­ци­аль­ное сенат­ское поста­нов­ле­ние. Тех же пра­вил до извест­ной сте­пе­ни дер­жит­ся закон на слу­чай, когда рим­ская граж­дан­ка вый­дет замуж за при­над­ле­жа­ще­го к чис­лу поко­рен­ных, счи­тая его или рим­ля­ни­ном или лати­ном соглас­но зако­ну Элия Сен­ция[7], с тою, конеч­но, раз­ни­цей, что поко­рен­ный оста­ет­ся в том же состо­я­нии, а вслед­ст­вие это­го сын, хотя и счи­та­ет­ся рим­ским граж­да­ни­ном, не пере­хо­дит под власть отца.
69.Точ­но так же, если лати­нян­ка вый­дет по зако­ну Элия Сен­ция замуж за ино­стран­ца, при­ни­мая его за лати­на, то может, в силу сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, после рож­де­ния сына дока­зать и попра­вить ошиб­ку, а тогда все при­об­ре­та­ют пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства, и сын пере­хо­дит под власть отца.
70.Тако­вы же пред­пи­са­ния зако­на на тот слу­чай, когда латин соглас­но зако­ну Элия Сен­ция всту­пил в брак с ино­стран­кой, счи­тая ее по ошиб­ке латин­скою или рим­скою граж­дан­кой.
71.Кро­ме того, если рим­ский граж­да­нин, кото­рый счи­тал себя лати­ном, женил­ся на лати­нян­ке, то ему раз­ре­ша­ет­ся по рож­де­нии сына судеб­ным путем дока­зать ошиб­ку, как если бы он женил­ся соглас­но зако­ну Элия Сен­ция. Точ­но так же и те, кото­рые, будучи рим­ски­ми граж­да­на­ми, счи­та­ли себя ино­стран­ца­ми и всту­пи­ли в брак с ино­стран­ка­ми, в силу того же сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, по рож­де­нии сына могут дока­зать и испра­вить ошиб­ку; после это­го жена полу­ча­ет пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства, сын же не толь­ко дела­ет­ся рим­ским граж­да­ни­ном, но и пере­хо­дит под власть отца.
72.Все ска­зан­ное о сыне име­ет силу и по отно­ше­нию к доче­ри.
73.Воз­раст доче­ри и сына не име­ет (ров­но) ника­ко­го зна­че­ния при дока­зы­ва­нии при­чи­ны ошиб­ки, так как об этом ниче­го не упо­ми­на­ет­ся в сенат­ском поста­нов­ле­нии, раз­ве толь­ко, если идет речь о латине или лати­нян­ке, так как по само­му зако­ну Элия Сен­ция в этом слу­чае дей­ст­ви­тель­но при­чи­на ошиб­ки может быть дока­за­на лишь тогда, когда ребен­ку их (сыну или доче­ри) минет год. Я, впро­чем, хоро­шо знаю, что в каком-то рескрип­те бла­жен­ной памя­ти Адри­а­на поме­ща­ет­ся опре­де­ле­ние, буд­то ребен­ку необ­хо­ди­мо иметь не менее года от роду для того, чтобы дока­зать и попра­вить ошиб­ку; но не все­гда то, что импе­ра­тор поста­нов­ля­ет в фор­ме рескрип­та, долж­но иметь все­об­щее зна­че­ние и обя­за­тель­ную силу.
74.С дру­гой сто­ро­ны, поз­во­ля­ет­ся тоже на осно­ва­нии импе­ра­тор­ско­го рескрип­та ино­стран­цу, кото­рый по ошиб­ке женил­ся, дока­зать при­чи­ну такой ошиб­ки, так как слу­чи­лось одна­жды, что ино­стра­нец женил­ся соглас­но зако­ну Элия Сен­ция на рим­ской граж­дан­ке, кото­рая счи­та­ла мужа лати­ном, а по рож­де­нии сына при­об­рел рим­ское граж­дан­ство иным спо­со­бом. Когда затем воз­ник вопрос, может ли он дока­зы­вать при­чи­ну ошиб­ки, то импе­ра­тор Анто­нин18 отве­тил, что назван­ный ино­стра­нец может дока­зы­вать ошиб­ку совер­шен­но так, как если бы он остал­ся ино­стран­цем; из это­го мы заклю­ча­ем, что даже ино­стра­нец может дока­зы­вать при­чи­ну ошиб­ки.
75.Из ска­зан­но­го вид­но, что женит­ся ли рим­ля­нин на ино­стран­ке или ино­стра­нец на рим­ской граж­дан­ке, сын их родит­ся ино­стран­цем; но если такой брак совер­шен по ошиб­ке, то на осно­ва­нии сенат­ско­го поста­нов­ле­ния мож­но ошиб­ку эту испра­вить соглас­но тому, что мы преж­де ска­за­ли. Если же не было ника­кой ошиб­ки, и всту­пив­шие в брак хоро­шо зна­ли свое состо­я­ние, то ни в коем слу­чае недо­ста­ток это­го брач­но­го сою­за не может быть исправ­лен.
76.Не под­ле­жит сомне­нию, что брак, заклю­чен­ный меж­ду рим­ским граж­да­ни­ном и такой ино­стран­кой, с кото­рой суще­ст­во­ва­ло jus con­nu­bii, как мы это и преж­де ска­за­ли, счи­тал­ся закон­ным, и тогда дитя от это­го бра­ка было рим­ским граж­да­ни­ном и нахо­ди­лось во вла­сти отца.
77.Точ­но так же, если рим­лян­ка вый­дет замуж за ино­стран­ца, то сын от это­го бра­ка, если состо­я­ло jus con­nu­bii по пра­ву ино­стран­цев, оста­ет­ся ино­стран­цем и закон­ным сыном отца, как если бы отец при­жил его от бра­ка с ино­стран­кою. В насто­я­щее вре­мя в силу сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, издан­но­го по почи­ну бла­жен­ной памя­ти Адри­а­на, сын счи­та­ет­ся закон­ным сыном отца, хотя меж­ду рим­ской граж­дан­кой и ино­стран­цем не было jus con­nu­bii.
78.Мы ска­за­ли выше, что сын рим­ской граж­дан­ки и ино­стран­ца рож­да­ет­ся ино­стран­цем, хотя бы меж­ду ними не было jus con­nu­bii. Это уже было преж­де поста­нов­ле­но зако­ном Мини­ция [90 г. до н. э.], кото­рый сверх того опре­де­ля­ет, что сын от бра­ка меж­ду рим­ским граж­да­ни­ном и ино­стран­кой рож­да­ет­ся ино­стран­цем, хотя бы не суще­ст­во­ва­ло con­nu­bium. В пер­вом слу­чае закон Мини­ция был необ­хо­дим, ибо ина­че все­гда тот, кото­рый рож­да­ет­ся от роди­те­лей, меж­ду кото­ры­ми не было jus con­nu­bii, по обще­на­род­но­му пра­ву насле­до­вал поло­же­ние мате­ри, а не отца. С дру­гой сто­ро­ны, та часть зако­на, кото­рая опре­де­ля­ет, что от рим­ско­го граж­да­ни­на и ино­стран­ки рож­да­ет­ся ино­стра­нец, не пред­став­ля­ет ниче­го ново­го и совсем лиш­няя, ибо даже без это­го зако­на будет то же самое по нача­лам обще­че­ло­ве­че­ско­го пра­ва.
79.Это до того уста­но­ви­лось, что даже сын от бра­ка меж­ду рим­ским граж­да­ни­ном и лати­нян­кой сле­ду­ет состо­я­нию мате­ри, хотя к это­му слу­чаю закон Мини­ция не отно­сит­ся; упо­мя­ну­тый закон обни­ма­ет собою ведь не толь­ко ино­стран­цев, но даже тех, кото­рые назы­ва­ют­ся лати­на­ми; одна­ко он отно­сит­ся к дру­гим лати­нам, кото­рые име­ли соб­ст­вен­ные обла­сти и соб­ст­вен­ное управ­ле­ние и при­чис­ля­лись к ино­стран­цам.
80.Наобо­рот, на том же осно­ва­нии от лати­на и рим­ской граж­дан­ки, будет ли заклю­чен брак по зако­ну Элия Сен­ция или ина­че, про­ис­хо­дил рим­ский граж­да­нин. Одна­ко неко­то­рые дума­ли, что от бра­ка, заклю­чен­но­го по зако­ну Элия Сен­ция, рож­да­ет­ся лати­ня­нин, так как по-види­мо­му, в этом слу­чае пред­по­ла­га­лось суще­ст­во­ва­ние con­nu­bii по зако­ну Элия Сен­ция и Юния, а con­nu­bium име­ет все­гда послед­ст­ви­ем то, что дитя насле­ду­ет состо­я­ние отца, в бра­ке же, заклю­чен­ном ина­че, рож­даю­щий­ся насле­ду­ет по обще­на­род­но­му пра­ву состо­я­ние мате­ри и пото­му он рим­ский граж­да­нин. Но мы поль­зу­ем­ся тем пра­вом в силу сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, издан­но­го по почи­ну бла­жен­ной памя­ти Адри­а­на, имен­но чтобы рож­даю­щий­ся от лати­ня­ни­на и рим­ской граж­дан­ки родил­ся во вся­ком слу­чае рим­ля­ни­ном.
81.Сооб­раз­но с этим, сенат­ское поста­нов­ле­ние, издан­ное по почи­ну боже­ст­вен­но­го Адри­а­на, опре­де­ля­ет, что дитя лати­на и ино­стран­ки, рав­ным обра­зом ино­стран­ца и лати­нян­ки, насле­ду­ет состо­я­ние мате­ри.
82.С этим соглас­но и то, что от рабы­ни и сво­бод­но­го по обще­на­род­но­му пра­ву про­ис­хо­дит раб и наобо­рот, от сво­бод­ной и раба рож­да­ет­ся сво­бод­ное дитя.
83.Одна­ко мы долж­ны заме­тить, что ни закон, ни поста­нов­ле­ние, име­ю­щее силу зако­на, не изме­ни­ло в каком-нибудь слу­чае пра­ви­ла обще­на­род­но­го пра­ва.
84.Итак, по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию Клав­дия, рим­ская граж­дан­ка, кото­рая всту­пи­ла в поло­вую связь с чужим рабом с ведо­ма его гос­по­ди­на, мог­ла сама на осно­ва­нии дого­во­ра остать­ся сво­бод­ною и все-таки родить раба; ибо согла­ше­ние меж­ду нею и гос­по­ди­ном это­го раба, на осно­ва­нии упо­мя­ну­то­го сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, счи­та­лось дей­ст­ви­тель­ным. Но затем импе­ра­тор Адри­ан, при­зна­вая неспра­вед­ли­вость дела и неумест­ность тако­го поста­нов­ле­ния, вос­ста­но­вил (в целях гуман­но­сти) пра­ви­ло обще­на­род­но­го пра­ва, имен­но, чтобы от сво­бод­ной жен­щи­ны роди­лось сво­бод­ное дитя.
85.Рав­ным обра­зом по латин­ско­му зако­ну дети рабы­ни и сво­бод­но­го при­зна­ва­лись сво­бод­ны­ми; ибо этим зако­ном опре­де­ля­ет­ся, чтобы, если кто всту­пит в связь с чужой рабы­ней, кото­рую счи­тал сво­бод­ной, рож­да­лись сво­бод­ные, если они толь­ко муж­ско­го пола, а если родив­ши­е­ся жен­ско­го пола, чтобы они при­над­ле­жа­ли тому, рабы­ней кото­ро­го была мать. Но и в этом слу­чае бла­жен­ной памя­ти Вес­па­си­ан20 по пово­ду непри­ли­чия тако­го зако­на вос­ста­но­вил поло­же­ние обще­на­род­но­го пра­ва, имен­но, чтобы родив­ши­е­ся, даже если они муж­ско­го пола, во вся­ком слу­чае были раба­ми того, чьей рабы­нею была и мать.
86.Но оста­лась в сво­ей силе та часть того же зако­на, по кото­рой от сво­бод­ной жен­щи­ны и чужо­го раба, кото­ро­го сво­бод­ная счи­та­ла рабом, рож­да­лись рабы. Таким обра­зом у тех, у кото­рых не при­ме­ня­ет­ся такой закон, дитя насле­ду­ет, по обще­на­род­но­му пра­ву, состо­я­ние мате­ри и пото­му оно сво­бод­но.
87.Нет сомне­ния, что в тех же самых слу­ча­ях, в кото­рых дитя насле­ду­ет состо­я­ние мате­ри, а не отца, оно не под­чи­ня­ет­ся вла­сти отца, хотя бы послед­ний и был рим­ским граж­да­ни­ном, и пото­му мы ука­за­ли выше, что в неко­то­рых слу­ча­ях, в кото­рых брак заклю­чал­ся по ошиб­ке и неза­кон­но, сенат при­хо­дит на помощь и исправ­ля­ет порок брач­но­го сою­за, и таким обра­зом в боль­шин­стве слу­ча­ев про­ис­хо­дит то, что сын пере­хо­дит под власть отца.
88.Но если рабы­ня забе­ре­ме­не­ет от рим­ско­го граж­да­ни­на, а затем в силу отпу­ще­ния на волю дела­ет­ся рим­ской граж­дан­кой и родит, то родив­ший­ся, хоть он рим­ский граж­да­нин, как его отец, все-таки не пере­хо­дит под власть сво­е­го отца, так как он неза­кон­но зача­тый, и нет сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, кото­рое бы счи­та­ло такую связь закон­ною.
89.По есте­ствен­ным тре­бо­ва­ни­ям и сооб­ра­же­ни­ям реше­но, что если рабы­ня забе­ре­ме­не­ет от рим­ско­го граж­да­ни­на, а затем, отпу­щен­ная на волю, родит, то дитя рож­да­ет­ся сво­бод­ным, так как зача­тые неза­кон­но при­об­ре­та­ют состо­я­ние с того вре­ме­ни, когда рож­да­ют­ся. Поэто­му они счи­та­ют­ся сво­бод­ны­ми, если рож­да­ют­ся от сво­бод­ной, и без­раз­лич­но, от кого мать зача­ла их, когда еще была рабы­нею. Но закон­но зача­тые при­об­ре­та­ют состо­я­ние с момен­та зача­тия.
90.Сле­до­ва­тель­но, если какая-нибудь бере­мен­ная рим­ская граж­дан­ка будет изгна­на из пре­де­лов оте­че­ства и, сде­лав­шись таким обра­зом ино­стран­кою, родит, то мно­гие дума­ют, что дитя при­зна­ва­лось рим­ским граж­да­ни­ном, если она зача­ла в закон­ном бра­ке; если же она зача­ла в неза­кон­ной свя­зи, то от нее рож­да­ет­ся ино­стра­нец.
91.Рав­ным обра­зом весь­ма мно­гие пола­га­ют, что если какая-либо рим­ская граж­дан­ка, будучи бере­мен­ною, сде­ла­ет­ся, соглас­но сенат­ско­му поста­нов­ле­нию Клав­дия, рабы­нею вслед­ст­вие того, что всту­пи­ла в сно­ше­ния с чужим рабом про­тив воли и запре­та его гос­по­ди­на, то от нее рож­да­ет­ся рим­ский граж­да­нин, если толь­ко он был зачат в закон­ном бра­ке; если же он зачат в неза­кон­ной свя­зи, то рож­да­ет­ся рабом того, чьей рабы­ней сде­ла­лась мать.
92.Точ­но так же, если ино­стран­ка забе­ре­ме­не­ет в неза­кон­ной свя­зи и затем, сде­лав­шись рим­скою граж­дан­кою, родит, то она рож­да­ет рим­ско­го граж­да­ни­на; если же она всту­пи­ла в сно­ше­ния с ино­стран­цем и от него зача­ла соглас­но зако­нам и обы­ча­ям ино­стран­цев, то по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию, издан­но­му по почи­ну бла­жен­но­го Адри­а­на, рож­да­ет­ся рим­ский граж­да­нин, если и его отец при­об­рел пра­ва рим­ско­го граж­да­ни­на.
93.Если чуже­зе­мец полу­ча­ет для себя и для сво­их детей пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства, то сыно­вья будут под его вла­стью толь­ко в том слу­чае, если импе­ра­тор под­чи­нит их вла­сти роди­те­ля, что он дела­ет лишь тогда, когда после иссле­до­ва­ния дела такое под­чи­не­ние ока­жет­ся выгод­ным для сыно­вей. Доб­ро­со­вест­нее и подроб­нее импе­ра­тор рас­смат­ри­ва­ет вопрос отно­си­тель­но лиц мало­лет­них и отсут­ст­ву­ю­щих. Все это поста­нов­ля­ет­ся на осно­ва­нии эдик­та бла­жен­но­го Адри­а­на.
94.Точ­но так же, если кто-либо вме­сте с бере­мен­ною женою при­об­ре­тет рим­ское граж­дан­ство, то, хотя тот, кто рож­да­ет­ся и будет, как выше ска­за­но, рим­ский граж­да­нин, но он все-таки не пере­хо­дит под власть отца. И это поста­нов­ле­но рескрип­том бла­жен­ной памя­ти Адри­а­на. Посе­му тот, кто зна­ет, что у него жена бере­мен­на, дол­жен в то вре­мя, когда испра­ши­ва­ет у импе­ра­то­ра для себя и для жены рим­ское граж­дан­ство, вме­сте с тем у него же хода­тай­ст­во­вать, чтобы иметь под вла­стью буду­ще­го ребен­ка.
95.Дру­гое поло­же­ние тех, кото­рые по латин­ско­му пра­ву при­об­ре­та­ют пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства вме­сте с детьми, ибо дети их будут под отцов­скою вла­стью.
96.Пра­во это пре­до­став­ле­но было неко­то­рым ино­зем­ным общи­нам, кото­рые поль­зо­ва­лись латин­ским пра­вом боль­ше­го объ­е­ма, ибо есть раз­ли­чие меж­ду латин­ским пра­вом бо́льших раз­ме­ров и мень­ших; пер­вая фор­ма juris La­ti­ni быва­ет тогда, когда при­об­ре­та­ют пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства как те, кото­рые отправ­ля­ют выс­шие долж­но­сти, так и их роди­те­ли, дети и жены; вто­рая име­ет место тогда, когда при­об­ре­та­ют рим­ское граж­дан­ство толь­ко те, кото­рые испол­ня­ют обще­ст­вен­ную или почет­ную долж­ность. И это поста­нов­ле­но на осно­ва­нии мно­гих импе­ра­тор­ских рескрип­тов.
97.Одна­ко же не толь­ко род­ные дети, соглас­но тому, что мы ска­за­ли, состо­ят во вла­сти нашей, но и те, коих мы усы­нов­ля­ем.
98.Акт же усы­нов­ле­ния совер­ша­ет­ся дву­мя спо­со­ба­ми: или вла­стью наро­да, или по при­ка­зу выс­ше­го санов­ни­ка, напри­мер пре­то­ра.
99.Вла­стью наро­да мож­но усы­нов­лять тех, кото­рые поль­зу­ют­ся пра­во­вою неза­ви­си­мо­стью; этот вид усы­нов­ле­ния назы­ва­ет­ся ar­ro­ga­tio, пото­му что и того, кто усы­нов­ля­ет, спра­ши­ва­ют, жела­ет ли он того, кого наме­рен усы­но­вить, счи­тать закон­ным сыном, — и того, кто усы­нов­ля­ет­ся, спра­ши­ва­ют, жела­ет ли он это­му под­верг­нуть­ся; спра­ши­ва­ет­ся и народ, одоб­ря­ет ли он это усы­нов­ле­ние. Вла­стью санов­ни­ка усы­нов­ля­ем тех, кото­рые состо­ят под оте­че­скою вла­стью, все рав­но, зани­ма­ют ли они первую сте­пень нис­хо­дя­щих, како­вы сын и дочь, или даль­ней­шую, како­вы внук и внуч­ка, пра­внук и пра­внуч­ка.
100.Пер­вый вид усы­нов­ле­ния, т. е. совер­шаю­щий­ся при помо­щи наро­да, может про­ис­хо­дить толь­ко в Риме, а вто­рой обык­но­вен­но совер­ша­ет­ся тоже в про­вин­ци­ях в при­сут­ст­вии их намест­ни­ков.
101.Рав­ным обра­зом, вла­стью наро­да не усы­нов­ля­ют­ся жен­щи­ны (это имен­но каза­лось более соот­вет­ст­вен­ным). В при­сут­ст­вии же пре­то­ра (в Риме), а в про­вин­ци­ях перед про­кон­су­лом или лега­том усы­нов­ля­ют­ся так­же жен­щи­ны.
102.Точ­но так же в одних слу­ча­ях усы­нов­ле­ние мало­лет­не­го — в при­сут­ст­вии наро­да вос­пре­ще­но, а в дру­гих доз­во­ле­но. В наше вре­мя рескрип­том импе­ра­то­ра Анто­ни­на, издан­ным на имя пон­ти­фи­ков, усы­нов­ле­ние доз­во­ля­ет­ся при извест­ных усло­ви­ях, если толь­ко при­чи­на усы­нов­ле­ния ока­жет­ся закон­ною. Но перед пре­то­ром, а в про­вин­ци­ях перед про­кон­су­лом и лега­том мы можем усы­нов­лять вся­ко­го, како­го бы он ни был воз­рас­та.
103.Оба вида усы­нов­ле­ния име­ют то общее, что даже те, кото­рые не могут рож­дать, како­вы, напри­мер, скоп­цы, могут усы­нов­лять.
104.Жен­щи­ны же ни в каком слу­чае не могут усы­нов­лять, ибо они и род­ных детей не име­ют в сво­ей вла­сти.
105.Точ­но так же, если кто-либо усы­но­вит вла­стью наро­да, или перед пре­то­ром, или перед намест­ни­ком про­вин­ции, то он может того же отдать на усы­нов­ле­ние дру­го­му.
106.Извест­ный вопрос: может ли млад­ший усы­но­вить стар­ше­го — отно­сит­ся оди­на­ко­во к обо­им видам усы­нов­ле­ния.
107.Свой­ство усы­нов­ле­ния, кото­рое совер­ша­ет­ся вла­стью наро­да, тако­во, что если тот, кто име­ет детей в сво­ей вла­сти, отда­ет себя на усы­нов­ле­ние дру­го­му, то не толь­ко сам под­чи­ня­ет­ся вла­сти усы­но­ви­те­ля, но и дети его ста­но­вят­ся во вла­сти усы­но­ви­те­ля в каче­стве вну­ков.

1.108 - 115 состояние в супружеской власти (personae in manu), переход во власть мужа (conventio in manum)
108.Теперь пого­во­рим о тех лицах, кото­рые нахо­дят­ся in ma­nu; это пра­во свой­ст­вен­но тоже толь­ко рим­ским граж­да­нам.
109.In po­tes­ta­te обык­но­вен­но быва­ют и муж­чи­ны и жен­щи­ны, in ma­num — толь­ко жен­щи­ны.
110.Итак, неко­гда этот пере­ход in ma­num совер­шал­ся тре­мя спо­со­ба­ми: дав­но­стью, кон­фарре­а­ци­ей и коэмп­ци­ей.
111.Посред­ст­вом дав­ност­но­го сожи­тель­ства всту­па­ла in ma­num (мужа) та жен­щи­на, кото­рая в про­дол­же­ние цело­го года оста­ва­лась бес­пре­рыв­но супру­гою; сде­лав­шись вслед­ст­вие как бы годо­во­го вла­де­ния соб­ст­вен­но­стью мужа, она всту­па­ла в его семью и зани­ма­ла место доче­ри. Поэто­му зако­ном XII таб­лиц23 поста­нов­ле­но, что если какая-нибудь жен­щи­на не захо­чет таким обра­зом всту­пить in ma­num, то она долж­на еже­год­но отлу­чать­ся из сво­е­го дома на три ночи кряду и таким обра­зом пре­ры­вать еже­год­ное дав­ност­ное вла­де­ние. Но все это пра­во частью уни­что­же­но зако­но­да­тель­ным путем, частью исчез­ло вслед­ст­вие непри­ме­не­ния.
112.Кон­фарре­а­ци­он­ным обра­зом жен­щи­ны всту­па­ют in ma­num через неко­то­ро­го рода свя­щен­но­дей­ст­вие, кото­рое совер­ша­ет­ся неве­стой, и при кото­ром употреб­ля­ет­ся пше­нич­ный хлеб, — поче­му этот тор­же­ст­вен­ный обряд бра­ка назы­ва­ет­ся так­же con­far­rea­tio. Сверх того, для укреп­ле­ния это­го пра­воот­но­ше­ния совер­ша­ет­ся и дела­ет­ся весь­ма мно­гое при сопро­вож­де­нии извест­ных тор­же­ст­вен­ных слов и в при­сут­ст­вии 10 свиде­те­лей. Это пра­во даже в насто­я­щее вре­мя еще при­ме­ня­ет­ся. Имен­но, в стар­шие фла­ми­ны, т. е. фла­ми­ны Дия, Мар­са и Кви­ри­на, точ­но так же в пер­во­свя­щен­ни­ки назна­ча­ют­ся толь­ко те, кото­рые роди­лись от бра­ка, заклю­чен­но­го посред­ст­вом тор­же­ст­вен­но­го акта кон­фарре­а­ции, пото­му что без кон­фарре­а­ции они даже не могут полу­чить свя­щен­ни­че­ской долж­но­сти.
113.Что каса­ет­ся «куп­ли», то на осно­ва­нии ее жен­щи­ны всту­па­ют in ma­num путем ман­ци­па­ции, т. е. на осно­ва­нии вооб­ра­жа­е­мой про­да­жи; в при­сут­ст­вии не менее 5 свиде­те­лей из совер­шен­но­лет­них рим­ских граж­дан, а так­же весов­щи­ка, поку­па­ет жену тот, под чью власть она пере­хо­дит.
114.Жен­щи­на же может совер­шить коэмп­цию не толь­ко со сво­им супру­гом, но так­же с посто­рон­ним лицом; имен­но, коэмп­ция совер­ша­ет­ся, как гово­рят, или ради бра­ка или ради фиду­ции; если жен­щи­на заклю­ча­ет коэмп­цию со сво­им супру­гом, чтобы у него зани­мать место доче­ри, то гово­рят, что она заклю­чи­ла coemptio ради бра­ка; если же она всту­пи­ла в coemptio со сво­им мужем, или с третьим лицом, для какой-нибудь дру­гой цели или поль­зы, напри­мер для устра­не­ния опе­ки, то гово­рят, что она совер­ши­ла коэмп­цию ради фиду­ции (т. е. без наме­ре­ния совер­ше­ния брач­но­го сою­за).
115.Дело это тако­во. Если какая-нибудь жен­щи­на хочет устра­нить сво­их преж­них опе­ку­нов, для того чтобы избрать дру­го­го, то она с их согла­сия заклю­ча­ет коэмп­цию. Затем coem­tio­na­tor про­да­ет ее обрат­но тому, кому сама поже­ла­ет, и, отпу­щен­ная этим послед­ним vin­dic­ta, т. е. посред­ст­вом суда, она полу­ча­ет в опе­ку­ны того, кем была отпу­ще­на. Этот опе­кун назы­ва­ет­ся fi­du­cia­rius, как это выяс­нит­ся ниже.
115a.Неко­гда совер­ша­лась фиду­ци­ар­ная куп­ля так­же с целью состав­ле­ния заве­ща­ния; в то вре­мя жен­щи­ны, за неко­то­ры­ми исклю­че­ни­я­ми, толь­ко в том слу­чае име­ли пра­во состав­лять заве­ща­ние, если они, будучи реман­ци­пи­ро­ва­ны и отпу­ще­ны на волю, всту­па­ли в коэмп­цию. Но сенат, соглас­но воле бла­жен­ной памя­ти Адри­а­на, отме­нил эту необ­хо­ди­мость совер­шать коэмп­цию, ибо теперь закон смот­рит на жен­щин, как если бы они совер­ши­ли коэмп­цию.
115b.Впро­чем, если жен­щи­на совер­шит со сво­им мужем толь­ко вре­мен­ную коэмп­цию, то тем не менее она начи­на­ет счи­тать­ся доче­рью. Ибо, если вооб­ще по какой-либо при­чине жена будет in ma­nu, то при­ня­то, что она при­об­ре­та­ет пра­ва доче­ри.

1.116 - 131 состояние в распорядительной власти на положении раба (personae in mancipio)
116.Оста­ет­ся ска­зать о том, какие лица могут нахо­дить­ся in man­ci­pio.
117.Итак, все сво­бод­ные лица, муж­ско­го ли они или жен­ско­го пола, нахо­дя­щи­е­ся под вла­стью роди­те­ля, могут быть ман­ци­пи­ро­ва­ны отцом тем же самым спо­со­бом, кото­рым мож­но ман­ци­пи­ро­вать рабов.
118.То же самое при­ме­ня­ет­ся к тем лицам, кото­рые нахо­дят­ся in ma­nu. Имен­но, жен­щи­ны могут быть ман­ци­пи­ро­ва­ны сво­и­ми коэмп­ци­о­на­то­ра­ми (фик­тив­ны­ми мужья­ми) таким же обра­зом, как дети сво­им отцом, впро­чем, лишь настоль­ко, что, хотя бы у коэмп­ци­о­на­то­ра была в каче­стве доче­ри един­ст­вен­но та жен­щи­на, кото­рая вышла за него замуж, тем не менее, одна­ко, этим послед­ним может быть ман­ци­пи­ро­ва­на даже та, кото­рая не состо­ит за ним в заму­же­стве и пото­му не зани­ма­ет места доче­ри.
118a.По боль­шей части ман­ци­пи­ру­ют толь­ко вос­хо­дя­щие и коэмп­ци­о­на­то­ры, когда вос­хо­дя­щие и коэмп­ци­о­на­то­ры жела­ют осво­бо­дить этих лиц из-под сво­ей вла­сти, как это ниже увидим.
119.Ман­ци­па­ция состо­ит, как мы и выше ска­за­ли, в мни­мой (вооб­ра­жа­е­мой) про­да­же. Эта фор­ма при­об­ре­те­ния соб­ст­вен­но­сти свой­ст­вен­на тоже рим­ским граж­да­нам и совер­ша­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом. При­гла­сив не менее пяти совер­шен­но­лет­них рим­ских граж­дан в каче­стве свиде­те­лей и сверх того еще одно лицо того же состо­я­ния, кото­рое дер­жа­ло бы в руках мед­ные весы и назы­ваю­ще­е­ся весов­щи­ком, поку­па­тель еще дер­жа медь, гово­рит так: «утвер­ждаю, что этот раб по пра­ву кви­ри­тов при­над­ле­жит мне, и что он дол­жен счи­тать­ся куп­лен­ным мною за этот металл и посред­ст­вом этих мед­ных весов»; затем он уда­ря­ет этим метал­лом об весы и переда­ет его как покуп­ную сум­му тому, от кого при­об­ре­та­ет вещь.
120.Этим спо­со­бом ман­ци­пи­ру­ют­ся рабы и лица сво­бод­но­го состо­я­ния, а так­же живот­ные, кото­рые при­чис­ля­ют­ся к res man­ci­pi, как, напри­мер, быки, лоша­ди, мулы, ослы; тем же самым спо­со­бом обык­но­вен­но ман­ци­пи­ру­ют­ся земель­ные участ­ки, как сель­ские, так и город­ские, при­над­ле­жа­щие сами по себе к res man­ci­pi, како­вы, напри­мер, ита­лий­ские.
121.Ман­ци­па­ция позе­мель­ных участ­ков отли­ча­ет­ся от ман­ци­па­ции про­чих вещей толь­ко тем, что рабы и сво­бод­ные, а рав­но живот­ные, при­чис­ля­ю­щи­е­ся к раз­ряду res man­ci­pi, могут быть ман­ци­пи­ро­ва­ны, толь­ко непо­сред­ст­вен­но при­сут­ст­вуя, при­чем необ­хо­ди­мо, чтобы тот, кто при­об­ре­та­ет, касал­ся соб­ст­вен­но­руч­но того само­го пред­ме­та, кото­рый ему переда­ет­ся; пото­му-то и акт этот назы­ва­ет­ся man­ci­pa­tio, так как вещь берет­ся рукой; недви­жи­мые же име­ния ман­ци­пи­ру­ют­ся обык­но­вен­но при их отсут­ст­вии.
122.Медь и весы употреб­ля­ют­ся пото­му, что неко­гда поль­зо­ва­лись толь­ко мед­ны­ми день­га­ми, так что суще­ст­во­ва­ли ассы: du­pon­dii, se­mis­ses и quad­ran­tes, а не было в употреб­ле­нии ни одной золо­той или сереб­ря­ной моне­ты, как мож­но узнать из зако­на XII таб­лиц; зна­че­ние и сто­и­мость этих монет заклю­ча­лись не в коли­че­стве, а в извест­ном весе метал­ла; так, напри­мер, ассы были весом в два фун­та, поче­му моне­та эта и назва­на была du­pon­dius, т. е. как бы два фун­та; это назва­ние удер­жи­ва­ет­ся и до сих пор. Конеч­но, se­mis­ses и quad­ran­tes заклю­ча­ли в себе тоже извест­ный вес метал­ла, про­пор­цио­наль­ный доли фун­та (асса). Точ­но так же в преж­нее вре­мя те, кото­рые дава­ли кому-либо день­ги, не счи­та­ли их, а взве­ши­ва­ли, вслед­ст­вие чего рабы, кото­рым пре­до­став­лен был над­зор над день­га­ми, назва­ны dis­pen­sa­to­res (от dis­pen­sa­re — рав­но­мер­но рас­пре­де­ля­ет) и до сих пор так назы­ва­ют­ся.
123.Если мы спро­сим, поче­му жен­щи­на, заклю­чив­шая коэмп­цию, отли­ча­ет­ся от ман­ци­пи­ро­ван­ных, то сле­ду­ет отве­тить, что та, по край­ней мере, жен­щи­на, кото­рая совер­ши­ла коэмп­цию, не счи­та­ет­ся рабы­нею, меж­ду тем как жен­щи­ны и муж­чи­ны, ман­ци­пи­ро­ван­ные роди­те­ля­ми и фик­тив­ны­ми мужья­ми, при­зна­ют­ся раба­ми и при­том настоль­ко, что они могут при­об­ре­тать наслед­ство и отка­зы от того, под чьею вла­стью нахо­дят­ся, лишь в том толь­ко слу­чае, если в том же заве­ща­нии они дела­ют­ся сво­бод­ны­ми, как это быва­ет с раба­ми. Но повод это­го раз­ли­чия оче­виден: имен­но в том, что роди­те­ли и коэмп­ци­о­на­то­ры при­ни­ма­ют их in man­ci­pio при помо­щи тех же фор­мул и слов, каки­ми при­об­ре­та­ют­ся в соб­ст­вен­ность рабы — чего не быва­ет при коэмп­ции.
124.Рас­смот­рим теперь, каким спо­со­бом под­власт­ные осво­бож­да­ют­ся от этой вла­сти.
125.Кос­нем­ся преж­де все­го тех, кото­рые нахо­дят­ся in po­tes­ta­te.
126.Каким обра­зом рабы осво­бож­да­ют­ся из-под вла­сти, можем узнать из того, что изло­же­но выше отно­си­тель­но отпу­ще­ния рабов на волю.
127.Те же, кото­рые состо­ят под вла­стью отца (вос­хо­дя­ще­го), дела­ют­ся само­власт­ны­ми по его смер­ти. Но это допус­ка­ет раз­ли­чие: имен­но, со смер­тью отца сыно­вья или доче­ри во вся­ком слу­чае дела­ют­ся само­власт­ны­ми, а по смер­ти деда вну­ки или внуч­ки не все­гда дела­ют­ся само­власт­ны­ми, но лишь в том слу­чае, если они по смер­ти деда не под­па­да­ют под власть сво­е­го отца. Таким обра­зом, если во вре­мя смер­ти деда отец их жив и состо­ит под вла­стью сво­е­го отца, тогда после смер­ти деда они под­па­да­ют под власть сво­е­го отца; если же отец их в то вре­мя, когда дед уми­ра­ет, или уже умер, или вышел из-под вла­сти отца, тогда дети дела­ют­ся само­власт­ны­ми, так как не могут под­пасть под его власть.
128.Так как тот, кто за какое-либо пре­ступ­ле­ние по Кор­не­ли­е­ву зако­ну26 изго­ня­ет­ся из пре­де­лов оте­че­ства и теря­ет пра­ва рим­ско­го граж­дан­ства, то из сего сле­ду­ет, что дети пере­ста­ют быть в его вла­сти, как если бы он умер, так как таким нака­за­ни­ем он исклю­ча­ет­ся из чис­ла рим­ских граж­дан, ибо несо­глас­но с разум­ным осно­ва­ни­ем пра­ва, чтобы чело­век-ино­стра­нец имел в сво­ей вла­сти рим­ско­го граж­да­ни­на. По той же при­чине, если нахо­дя­щий­ся под вла­стью отца будет изгнан из оте­че­ства, то он пере­ста­ет быть во вла­сти роди­те­ля, так как несо­глас­но со спра­вед­ли­во­стью и осно­ва­ни­ем пра­ва, чтобы чело­век-ино­стра­нец был во вла­сти отца — рим­ско­го граж­да­ни­на.
129.Поэто­му, если вос­хо­дя­щий попал в плен к непри­я­те­лю, то, хотя он вре­мен­но дела­ет­ся рабом, одна­ко власть над детьми при­оста­нав­ли­ва­ет­ся в силу jus postli­mi­nii, по кото­ро­му воз­вра­тив­ши­е­ся на роди­ну из вра­же­ско­го пле­на при­об­ре­та­ют все преж­ние пра­ва (на осно­ва­нии юриди­че­ской фик­ции, как буд­то бы они нико­гда не теря­ли сво­бо­ды). Посе­му воз­вра­тив­ший­ся будет иметь детей во вла­сти, а если он в пле­ну умрет, то дети, прав­да, будут само­власт­ны­ми, но мож­но сомне­вать­ся — с того ли вре­ме­ни, когда умер вос­хо­дя­щий у непри­я­те­лей, или с того, когда он был пле­нен. Если сам сын или внук будет взят в плен вра­га­ми, то мы так­же ска­жем, что власть отца по при­чине jus postli­mi­nii при­оста­нав­ли­ва­ет­ся.
130.Сверх того, выхо­дят из оте­че­ской вла­сти дети муж­ско­го пола, если они посвя­ща­ют­ся во фла­ми­ны Юпи­те­ра, и жен­ско­го пола, если назна­ча­ют­ся Вестал­ка­ми27.
131.В преж­нее вре­мя, когда рим­ский народ осно­вы­вал коло­нии в латин­ских зем­лях, (то и) тот, кото­рый по при­ка­за­нию отца отправ­лял­ся в коло­нию, пере­ста­вал быть во вла­сти, так как поте­ряв­шие таким обра­зом рим­ское граж­дан­ство, ста­но­ви­лись граж­да­на­ми дру­го­го государ­ства.

1.132 - 141 освобождение из-под власти (emancipatio)
132.Кро­ме того, дети пере­ста­ют быть во вла­сти вос­хо­дя­щих вслед­ст­вие эман­ци­па­ции (осво­бож­де­ния из-под отцов­ской вла­сти). Но сын толь­ко после трое­крат­ной эман­ци­па­ции, про­чие же дети, муж­ско­го ли они пола или жен­ско­го, осво­бож­да­ют­ся совер­шен­но из-под оте­че­ской вла­сти после одно­крат­ной эман­ци­па­ции. Закон XII таб­лиц толь­ко по отно­ше­нию к сыну упо­ми­на­ет о трое­крат­ной эман­ци­па­ции сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: если отец про­да­ет сына в каба­лу три раза, то да будет сын сво­бо­ден. Самый акт осво­бож­де­ния совер­ша­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: отец про­да­ет сына кому-либо как бы в каба­лу, тот его осво­бож­да­ет из каба­лы посред­ст­вом вин­ди­ка­ци­он­ной фор­мы. После это­го сын воз­вра­ща­ет­ся под власть отца. Отец его вто­рич­но ман­ци­пи­ру­ет или тому же лицу, или дру­го­му (но обык­но­вен­но тому же), а этот мни­мый поку­па­тель опять его отпус­ка­ет на сво­бо­ду в вин­ди­ка­ци­он­ной фор­ме, вслед­ст­вие чего сын сно­ва воз­вра­ща­ет­ся под власть отца, и нако­нец отец в тре­тий раз ман­ци­пи­ру­ет сына, или тому же лицу, или дру­го­му (но гос­под­ст­ву­ет такой обы­чай, что ман­ци­пи­ру­ют тому же), и после этой ман­ци­па­ции сын пере­ста­ет быть во вла­сти отца, хотя бы он еще не был отпу­щен на волю, но оста­вал­ся в кабаль­ной зави­си­мо­сти.
133.Одна­ко нам нуж­но заме­тить, что име­ю­щий в сво­ей вла­сти сына и от него вну­ка, впра­ве сына отпус­кать, а вну­ка удер­жать в сво­ей вла­сти, или наобо­рот, удер­жать в сво­ей вла­сти сына, а вну­ка отпу­стить, или всех сде­лать само­власт­ны­ми. То же разу­ме­ет­ся и о пра­вну­ке.
134.Сверх того вос­хо­дя­щие (агна­ты) пере­ста­ют так­же иметь в сво­ей вла­сти детей, отдан­ных в усы­нов­ле­ние. Отно­си­тель­но сына тре­бу­ют­ся три ман­ци­па­ции и два отпу­ще­ния на волю, точ­но так же как это совер­ша­ет­ся, когда отец осво­бож­да­ет из-под сво­ей вла­сти сына, чтобы он сде­лал­ся само­власт­ным. Тогда он или про­да­ет­ся обрат­но отцу, и усы­но­ви­тель вин­ди­ци­ру­ет (тре­бу­ет назад) его от отца в при­сут­ст­вии пре­то­ра, утвер­ждая, что сын — его, и когда отец мол­чит (не тре­бу­ет обрат­но), то пре­тор при­суж­да­ет сына тому, кто предъ­яв­лял свое пра­во вин­ди­ка­ци­он­ным обра­зом, или же сын не реман­ци­пи­ру­ет­ся род­но­му отцу, но тот, кто усы­нов­ля­ет (при­ем­ный отец), вин­ди­ци­ру­ет сына от того, у кого он нахо­дит­ся в третьей ман­ци­па­ции, но, конеч­но, удоб­нее быть обрат­но про­дан­ным отцу; отно­си­тель­но же про­чих лиц, как муж­ско­го, так и жен­ско­го пола, доста­точ­но, конеч­но, одной мни­мой про­да­жи, и они или реман­ци­пи­ру­ют­ся роди­те­лю, или же не про­да­ют­ся обрат­но; то же обык­но­вен­но совер­ша­ет­ся и в про­вин­ци­ях перед намест­ни­ком про­вин­ции.
135.Тот, кто был зачат от сына, раз или два раза ман­ци­пи­ро­ван­но­го, оста­ет­ся под вла­стью сво­е­го деда, хотя бы он и родил­ся после третьей ман­ци­па­ции сво­е­го отца, и таким обра­зом может быть дедом и осво­бож­ден из-под оте­че­ской вла­сти, и отда­ва­ем в усы­нов­ле­ние; но тот, кто зачат от сына, нахо­дя­ще­го­ся в третьей ман­ци­па­ции, рож­да­ет­ся уже не во вла­сти деда; но Лабе­он дума­ет, что этот нахо­дит­ся в man­ci­pium того же гос­по­ди­на, во вла­сти кото­ро­го нахо­дит­ся и отец его (во вре­мя зача­тия). Поль­зу­ем­ся же мы этим пра­вом таким обра­зом, что пока отец счи­та­ет­ся in man­ci­pio у дру­го­го, власть его при­оста­нав­ли­ва­ет­ся; а затем, если отец будет отпу­щен на волю в силу ман­ци­па­ции, то и сын пере­хо­дит под его власть; если же отец умрет в то вре­мя, когда оста­ет­ся в man­ci­pium, то сын дела­ет­ся само­власт­ным.
135a.То, что мы ска­за­ли отно­си­тель­но сына, нахо­дя­ще­го­ся в третьей ман­ци­па­ции, име­ет при­ме­не­ние и отно­си­тель­но вну­ка, хотя бы он был толь­ко раз ман­ци­пи­ро­ван; ибо что дела­ют по отно­ше­нию к сыну три ман­ци­па­ции, то же самое дела­ет отно­си­тель­но вну­ка одна ман­ци­па­ция.
136.Жен­щи­на, пере­шед­шая in ma­num (мужа), не все­гда осво­бож­да­ет­ся от отцов­ской вла­сти, за исклю­че­ни­ем того слу­чая, когда она всту­па­ет в брак путем коэмп­ции; что каса­ет­ся жены фла­ми­на Юпи­те­ра29, то по зако­ну Ази­ния Анти­стия30, издан­но­му по пред­ло­же­нию Кор­не­лия Мак­си­ма и Тубе­ро­на, поста­нов­ле­но, чтобы она счи­та­лась нахо­дя­ще­ю­ся in ma­num, по-види­мо­му, толь­ко каса­тель­но сакраль­ных дел, а что каса­ет­ся про­чих отно­ше­ний, чтобы рас­смат­ри­вать ее так, как если бы она совсем не пере­хо­ди­ла in ma­num. Те, одна­ко, жен­щи­ны, кото­рые посред­ст­вом коэмп­ции пере­хо­дят in ma­num, осво­бож­да­ют­ся от роди­тель­ской вла­сти; и все рав­но, нахо­дят­ся ли они во вла­сти сво­е­го мужа, или во вла­сти посто­рон­не­го лица, хотя место доче­ри зани­ма­ют толь­ко те, кото­рые нахо­дят­ся in ma­nu.
137.Жен­щи­ны, кото­рые нахо­дят­ся в супру­же­ской вла­сти, подоб­но тому как и доче­ри, остаю­щи­е­ся под роди­тель­ской вла­стью, осво­бож­да­ют­ся от этой зави­си­мо­сти или вслед­ст­вие смер­ти того, во вла­сти кото­ро­го они нахо­дят­ся, или по изгна­нии его из пре­де­лов оте­че­ства.
137a.Точ­но так же через мни­мую про­да­жу в каба­лу жен­щи­ны выхо­дят из-под вла­сти мужа и, если они из этой ман­ци­па­ции будут отпу­ще­ны на волю, то дела­ют­ся само­власт­ны­ми; при­том та, кото­рая заклю­ча­ет брак фиду­ци­ар­ным обра­зом (т. е. для извест­ных целей без наме­ре­ния совер­ше­ния брач­но­го сою­за) с посто­рон­ним лицом, может это­го фик­тив­но­го мужа при­нудить к реман­ци­па­ции; но если бы поже­ла­ла быть реман­ци­пи­ро­ван­ной та жен­щи­на, кото­рая заклю­чи­ла коэмп­цию со сво­им мужем, то она настоль­ко же не может при­нудить к это­му акту мужа, насколь­ко дочь не может при­нудить отца. Дочь нико­им обра­зом не может при­нудить отца (к реман­ци­па­ции), даже если бы она была усы­нов­ле­на, но на осно­ва­нии раз­вод­но­го пись­ма эта может при­нудить мужа совер­шен­но так же, как если бы она нико­гда не выхо­ди­ла за него замуж[12].
138.Так как те, кото­рые нахо­дят­ся в каба­ле, счи­та­ют­ся как бы раба­ми, то они дела­ют­ся само­власт­ны­ми после отпу­ще­ния на волю посред­ст­вом суда, цен­за, заве­ща­ния.
139.Одна­ко в этом слу­чае не при­ме­ня­ет­ся закон Элия Сен­ция; поэто­му не спра­ши­ва­ют, како­го воз­рас­та тот, кото­рый отпус­ка­ет, и како­го воз­рас­та воль­ноот­пу­щен­ник, а так­же не пред­ла­га­ют вопро­са о том, име­ет ли отпус­ка­тель патро­на или вери­те­ля; даже опре­де­лен­ный про­цент рабов, уста­нов­лен­ный по зако­ну Фуфия Кани­ния31, не при­ни­ма­ет­ся в сооб­ра­же­ние по отно­ше­нию к этим лицам.
140.Даже и про­тив жела­ния того, в чьей вла­сти нахо­дят­ся, они могут посред­ст­вом запис­ки в ценз при­об­ре­тать сво­бо­ду за исклю­че­ни­ем того, кого отец отдал в каба­лу под тем усло­ви­ем, чтобы он был ему обрат­но про­дан; ибо тогда отец сохра­ня­ет до неко­то­рой сте­пе­ни свою власть тем самым, что полу­ча­ет его обрат­но в ман­ци­пи­ро­ван­ной фор­ме. Мало того, и тот, кото­ро­го отец отдал в каба­лу за ущерб, при­чи­нен­ный про­ступ­ком, как, напри­мер, по пово­ду того, что он был осуж­ден за кра­жу и отдал его в каба­лу ист­цу (чтобы откло­нить от себя ответ­ст­вен­ность), не полу­ча­ет посред­ст­вом запис­ки в ценз сво­бо­ды про­тив воли того, в чьей вла­сти он нахо­дит­ся, ибо истец име­ет кабаль­но­го вме­сто денег.
141.Вооб­ще мы долж­ны заме­тить, что мы не име­ем пра­ва не ува­жать лич­но­го досто­ин­ства тех, кото­рые нахо­дят­ся у нас в каба­ле. В про­тив­ном слу­чае мы под­вер­га­ем­ся иску за обиду и оскорб­ле­ние чести. И даже не дол­го оста­ют­ся люди в этой зави­си­мо­сти, а по боль­шей части[13] это совер­ша­ет­ся для виду толь­ко в тече­ние одно­го момен­та, конеч­но, если они не ман­ци­пи­ру­ют­ся вслед­ст­вие иска за при­чи­нен­ный вред.

1.142 - 199 опека (tutela) и попечительство (cura)
142.Перей­дем теперь к третье­му (ср. § 9 и § 48) разде­ле­нию лиц. Имен­но, из тех лиц, кото­рые не нахо­дят­ся ни in po­tes­ta­te, ни in ma­nu, ни in man­ci­pium, неко­то­рые состо­ят или под опе­кой, или под попе­чи­тель­ст­вом; иные опять не под­ле­жат ни той, ни дру­гой вла­сти. Посмот­рим, сле­до­ва­тель­но, какие лица состо­ят под опе­кой, или под попе­чи­тель­ст­вом, ибо таким обра­зом мы узна­ем про­чих лиц, кото­рые не нахо­дят­ся ни в той, ни в дру­гой вла­сти.
143.Рас­смот­рим преж­де тех, кото­рые нахо­дят­ся под опе­кою.
144.Итак, роди­те­лям (вос­хо­дя­щим) поз­во­ле­но назна­чать по заве­ща­нию опе­ку­нов детям, кото­рых они име­ют в сво­ей вла­сти: муж­ско­го пола несо­вер­шен­но­лет­ним[14], а жен­ско­го как несо­вер­шен­но­лет­ним, так и совер­шен­но­лет­ним. Ибо древ­ние рим­ляне жела­ли, чтобы жен­щи­ны, вслед­ст­вие их лег­ко­мыс­лия, нахо­ди­лись под над­зо­ром, хотя бы они и достиг­ли пол­но­го воз­рас­та.
145.Поэто­му, если кто назна­ча­ет по заве­ща­нию сыну и доче­ри опе­ку­на и оба они достиг­нут пол­но­го воз­рас­та, то сын осво­бож­да­ет­ся из-под опе­ки, а дочь тем не менее оста­ет­ся под над­зо­ром опе­ку­на, так как по зако­ну Юлия и Папия Поппея32 жен­щи­ны осво­бож­да­ют­ся из-под опе­ки толь­ко на осно­ва­нии при­ви­ле­гии детей (как награ­да); ска­зан­ное здесь не каса­ет­ся Веста­лок, кото­рые даже по мне­нию древ­них рим­лян были сво­бод­ны от опе­ки ради чести их свя­щен­но­слу­жи­тель­ства: это поста­нов­ле­но так­же зако­ном XII таб­лиц.
146.Но вну­кам и внуч­кам мы можем назна­чать заве­ща­ни­ем опе­ку­нов толь­ко в том слу­чае, если они после нашей смер­ти не долж­ны под­пасть под власть сво­е­го отца. Поэто­му, если сын мой во вре­мя моей смер­ти состо­ит под моей вла­стью, то вну­ки от него не полу­чат опе­ку­на по мое­му заве­ща­нию, хотя бы они были в моей вла­сти, имен­но пото­му, что они по смер­ти моей под­па­дут под власть сво­е­го отца.
147.Как в боль­шин­стве дру­гих слу­ча­ев, рож­ден­ные после смер­ти отца рас­смат­ри­ва­ют­ся как бы уже родив­ши­ми­ся, так и здесь при­ня­то, что заве­ща­ни­ем могут быть назна­ча­е­мы опе­ку­ны детям, как рож­ден­ным после смер­ти отца, так и уже родив­шим­ся, лишь бы толь­ко они были в таком поло­же­нии, что, в слу­чае рож­де­ния при нашей жиз­ни, нахо­ди­лись бы в нашей вла­сти; ведь таких мы можем назна­чать даже наслед­ни­ка­ми, меж­ду тем как чужих посту­мов (т. е. родив­ших­ся после смер­ти отца) не поз­во­ле­но назна­чать наслед­ни­ка­ми.
148.Жене, кото­рая состо­ит в супру­же­ской вла­сти, точ­но так же и доче­ри, и невест­ке, кото­рая нахо­дит­ся во вла­сти сына, а рав­но и внуч­ке, мож­но назна­чать опе­ку­на.
149.Вполне же пра­виль­но и закон­но может быть назна­чен опе­кун сле­ду­ю­щим обра­зом: Луция Тиция назна­чаю в опе­ку­ны детям моим; а так­же если будет так напи­са­но: детям моим или жене моей пусть будет опе­ку­ном Тиций, — то опе­кун счи­та­ет­ся назна­чен­ным закон­но и по фор­ме.
150.Одна­ко по отно­ше­нию к жене, кото­рая нахо­дит­ся под супру­же­скою вла­стью, при­нят даже (по обы­чаю) выбор опе­ку­на, т. е. чтобы ей было пре­до­став­ле­но по сво­е­му усмот­ре­нию выби­рать себе опе­ку­на таким обра­зом: Тиции, моей жене, пре­до­став­ляю сво­бод­ный выбор опе­ку­на. В таком слу­чае жена име­ет пра­во выби­рать опе­ку­на для управ­ле­ния всем иму­ще­ст­вом или для извест­ных дел.
151.Впро­чем, выбор пре­до­став­ля­ет­ся или пол­ный или огра­ни­чен­ный.
152.Пол­ный выбор дает­ся обык­но­вен­но так, как мы толь­ко что выше ска­за­ли; огра­ни­чен­ный пре­до­став­ля­ет­ся обык­но­вен­но в такой фор­ме: Тиции, жене моей, пре­до­став­ляю толь­ко одно­крат­ный, — или толь­ко дву­крат­ный выбор опе­ку­на.
153.Эти роды выбо­ра суще­ст­вен­но отли­ча­ют­ся один от дру­го­го. Имен­но той жен­щине, кото­рая име­ет пол­ный выбор, мож­но один и два, и три раза, и даже чаще изби­рать себе опе­ку­на; а той, кото­рая име­ет выбор огра­ни­чен­ный, более одно­го раза нель­зя изби­рать, если ей пре­до­став­лен толь­ко одно­крат­ный выбор; если выбор пре­до­став­лен толь­ко на два раза, то более двух раз она не име­ет пра­ва изби­рать.
154.Назы­ва­ют­ся же те, кото­рые в заве­ща­нии поимен­но назна­ча­ют­ся опе­ку­на­ми — da­ti­vi, а те, кото­рые берут­ся по выбо­ру, — op­ti­vi.
155.Кому по заве­ща­нию опе­кун не назна­чен, для тех по зако­ну XII таб­лиц опе­ку­на­ми слу­жат агна­ты, кото­рые и назы­ва­ют­ся закон­ны­ми.
156.Агна­ты суть род­ст­вен­ни­ки, соеди­нен­ные род­ст­вом через лиц муж­ско­го пола, т. е. как бы когна­ты со сто­ро­ны отца, како­вы, напри­мер, брат, рож­ден­ный от того же отца, сын бра­та или внук от него, точ­но так же дядя и сын дяди и внук от него. Но те, кото­рые соеди­не­ны кров­ным род­ст­вом через лиц жен­ско­го пола, не суть агна­ты, а нахо­дят­ся меж­ду собою в дру­гой род­ст­вен­ной свя­зи, осно­вы­ваю­щей­ся на есте­ствен­ном пра­ве. Таким обра­зом меж­ду бра­том мате­ри и сыном сест­ры суще­ст­ву­ет не агнат­ское род­ство, а когнат­ство. Рав­ным обра­зом сын тво­ей мате­ри по отцу и тет­ки со сто­ро­ны мате­ри не есть мой агнат, но когнат и, разу­ме­ет­ся, наобо­рот, я соеди­нен с ним тою же свя­зью, ибо те, кото­рые рож­да­ют­ся, насле­ду­ют состо­я­ние отца, а не мате­ри.
157.Неко­гда, насколь­ко это каса­ет­ся зако­на XII таб­лиц, и жен­щи­ны име­ли опе­ку­на­ми агна­тов. Но впо­след­ст­вии был издан закон Клав­ди­ев[15]33, кото­рый по отно­ше­нию к жен­щи­нам уни­что­жил эти роды опе­ки, вслед­ст­вие чего мало­лет­ний сын име­ет опе­ку­ном совер­шен­но­лет­не­го бра­та или дядю, но жен­щи­ны тако­го опе­ку­на иметь не могут.
158.Пра­во агнат­ства уни­что­жа­ет­ся пере­ме­ною или ума­ле­ни­ем пра­во­спо­соб­но­сти; пра­во же когнат­ства таким обра­зом не изме­ня­ет­ся, ибо граж­дан­ский закон может уни­что­жать граж­дан­ские пра­ва, есте­ствен­ных же уни­что­жать не может.
159.Ума­ле­ние пра­во­спо­соб­но­сти есть пере­ме­на преж­не­го состо­я­ния: оно слу­ча­ет­ся тре­мя спо­со­ба­ми, имен­но ca­pi­tis de­mi­nu­tio быва­ет или наи­боль­шая, или мень­шая, кото­рую неко­то­рые назы­ва­ют сред­нею, или же наи­мень­шая.
160.Наи­боль­шая быва­ет тогда, когда кто-либо теря­ет одновре­мен­но и граж­дан­ские пра­ва и сво­бо­ду. Это слу­ча­ет­ся, напри­мер, с теми, кото­рых про­да­ют в чужую стра­ну за то, что они или не внес­ли сво­е­го иму­ще­ства в цен­зор­ские спис­ки, или укло­ни­лись от воен­ной служ­бы, рав­ным обра­зом и с теми, кото­рые, поз­во­лив про­дать себя на родине в раб­ство, дела­ют­ся на осно­ва­нии сенат­ско­го поста­нов­ле­ния раба­ми тех, во вред кото­рых они наме­ре­ва­лись дей­ст­во­вать. Это­му же виду лише­ния сво­бо­ды под­вер­га­ют­ся и сво­бод­но­рож­ден­ные жен­щи­ны, кото­рые, соглас­но сенат­ско­му поста­нов­ле­нию Клав­дия, дела­ют­ся рабы­ня­ми тех гос­под, про­тив воли и запре­та кото­рых они всту­пи­ли в сно­ше­ния с раба­ми.
161.Мень­шая или сред­няя пере­ме­на пра­во­спо­соб­но­сти быва­ет тогда, когда теря­ет­ся пра­во граж­дан­ства, а сохра­ня­ет­ся сво­бо­да. Это слу­ча­ет­ся с тем, кого изго­ня­ют из пре­де­лов оте­че­ства.
162.Наи­мень­шее ума­ле­ние пра­во­спо­соб­но­сти име­ет место тогда, когда сохра­ня­ет­ся и граж­дан­ство и сво­бо­да, но изме­ня­ет­ся состо­я­ние чело­ве­ка. Это слу­ча­ет­ся с теми, кото­рые усы­нов­ля­ют­ся, а так­же с теми жен­щи­на­ми, кото­рые всту­па­ют во власть мужа посред­ст­вом коэмп­ции, и с теми, кото­рые отда­ют­ся кому в каба­лу и кото­рые отпус­ка­ют­ся на волю из ман­ци­па­ции; при­том, сколь­ко раз кто ман­ци­пи­ру­ет­ся или отпус­ка­ет­ся на волю, столь­ко же раз он под­вер­га­ет­ся упо­мя­ну­то­му виду ума­ле­ния пра­во­спо­соб­но­сти.
163.Да и не толь­ко вслед­ст­вие двух пер­вых видов ума­ле­ния пра­во­спо­соб­но­сти уни­что­жа­ет­ся пра­во агнат­ства, но так­же вслед­ст­вие наи­мень­ше­го ума­ле­ния, и пото­му, если одно из двух детей эман­ци­пи­ру­ет­ся отцом, то после смер­ти послед­не­го ни одно из них не может быть дру­го­му опе­ку­ном по пра­ву агнат­ства.
164.Когда опе­ка при­над­ле­жит агна­там, то она при­над­ле­жит не всем, а толь­ко бли­жай­шим по сте­пе­ни род­ства.
165.По тому же само­му зако­ну XII таб­лиц опе­ка над воль­ноот­пу­щен­ни­ка­ми и воль­ноот­пу­щен­ни­ца­ми при­над­ле­жит патро­нам и их детям. Эта опе­ка назы­ва­ет­ся так­же закон­ною не пото­му, чтобы в назван­ном законе заклю­ча­лось спе­ци­аль­ное[17] поста­нов­ле­ние, касаю­ще­е­ся этой опе­ки, но пото­му, что вслед­ст­вие тол­ко­ва­ния смыс­ла зако­на она пони­ма­ет­ся совер­шен­но так, как если бы была введе­на бук­вою зако­на. Ибо вслед­ст­вие того само­го, что к наслед­ствам воль­ноот­пу­щен­ни­ков и воль­ноот­пу­щен­ниц, умер­ших без заве­ща­ния, закон при­зы­ва­ет патро­нов и их детей, древ­ние юри­сты дума­ли, что закон хотел, чтобы и опе­ка при­над­ле­жа­ла им, так как тем же агна­там, кото­рых закон при­зы­ва­ет к наслед­ству, он при­ка­зы­ва­ет тоже быть опе­ку­на­ми.
166.По при­ме­ру опе­ки патро­нов при­ня­та и дру­гая опе­ка, кото­рая и сама назы­ва­ет­ся закон­ной. Ведь если кто-то соглас­но это­му зако­ну ман­ци­пи­ро­вал дру­го­му лицу несо­вер­шен­но­лет­не­го сына, вну­ка или пра­вну­ка или как совер­шен­но­лет­нюю, так и несо­вер­шен­но­лет­нюю дочь, внуч­ку или пра­внуч­ку так, чтобы они были ему реман­ци­пи­ро­ва­ны, а реман­ци­пи­ро­ван­ных отпу­стил на сво­бо­ду, то он будет им закон­ным опе­ку­ном.
166a.Суще­ст­ву­ет и дру­гая опе­ка, назы­вае­мая фиду­ци­ар­ною; она пре­до­став­ля­ет­ся нам на том осно­ва­нии, что мы отпу­сти­ли на волю сво­бод­но­го чело­ве­ка, ман­ци­пи­ро­ван­но­го нам или отцом, или фик­тив­ным мужем, т. е. коэмп­ци­о­на­то­ром.
167.Одна­ко опе­ка над несо­вер­шен­но­лет­ни­ми лати­на­ми и латин­ка­ми не все­гда пре­до­став­ля­ет­ся вме­сте с иму­ще­ст­вом отпус­каю­щим их на волю, но тем, кому они при­над­ле­жа­ли до отпу­ще­ния на волю по кви­рит­ско­му пра­ву. Вот поче­му, если рабы­ня при­над­ле­жит тебе по пра­ву кви­ри­тов, а мне in bo­nis, то она, будучи отпу­ще­на на волю одним толь­ко мною, даже без тебя, может сде­лать­ся латин­кою, и ее иму­ще­ство при­над­ле­жит мне, но опе­ка над ней пре­до­став­ля­ет­ся тебе; ибо так поста­нов­ля­ет закон Юния (§ 22). Ста­ло быть, если она сде­ла­на латин­кою тем, чьей она была и по пре­тор­ско­му, и по кви­рит­ско­му пра­ву, то как иму­ще­ство, так и опе­ка при­над­ле­жит ему же.
168.Агна­там, кото­рые при­зна­ют­ся закон­ны­ми опе­ку­на­ми, и отпус­каю­щим на волю поз­во­ле­но усту­пить в суде опе­ку над жен­щи­на­ми посто­рон­не­му лицу, а опе­ку над мало­лет­ни­ми не поз­во­ле­но переда­вать, пото­му что она не кажет­ся обре­ме­ни­тель­ною, коль ско­ро с наступ­ле­ни­ем совер­шен­но­ле­тия она пре­кра­ща­ет­ся.
169.Тот же, кому усту­па­ет­ся опе­ка, полу­ча­ет назва­ние tu­tor ces­si­cius.
170.После его смер­ти или с ума­ле­ни­ем его пра­во­спо­соб­но­сти опе­ка воз­вра­ща­ет­ся к тому опе­ку­ну, кото­рый усту­пал. Точ­но так же, если тот, кто пере­усту­пал, умрет или под­вер­га­ет­ся умень­ше­нию пра­во­спо­соб­но­сти, то tu­tor ces­si­cius теря­ет опе­ку, кото­рая пере­хо­дит к тому, кто после усту­пив­ше­го будет иметь бли­жай­шее пра­во при­нять на себя опе­ку.
171.Но посколь­ку это каса­ет­ся агна­тов, то в насто­я­щее вре­мя совсем не затра­ги­ва­ет­ся вопрос о передан­ной опе­ке, так как закон Клав­дия отме­нил опе­ку агна­тов над жен­щи­на­ми.
172.По мне­нию неко­то­рых, дове­рен­ные опе­ку­ны35 не име­ют пра­ва переда­вать опе­ку, так как они сами при­ня­ли на себя эту обя­зан­ность; хотя это мне­ние и при­ня­то, одна­ко отно­си­тель­но роди­те­ля (агнат­ско­го вос­хо­дя­ще­го), кото­рый отдал дочь или внуч­ку, или пра­внуч­ку в каба­лу с тем усло­ви­ем, чтобы ему реман­ци­пи­ро­ва­ли ее, и реман­ци­пи­ро­ван­ную отпу­стил на волю, того же ска­зать нель­зя, так как он счи­та­ет­ся и закон­ным опе­ку­ном, и ему не менее, чем патро­ну дол­жен быть ока­зан почет.
173.Кро­ме того, на осно­ва­нии сенат­ско­го поста­нов­ле­ния жен­щи­на мог­ла про­сить о назна­че­нии опе­ку­на вза­мен отсут­ст­ву­ю­ще­го. Когда тако­вой назна­чен, то преж­ний пере­ста­ет быть опе­ку­ном; и при­том без­раз­лич­но, как дол­го опе­кун пред­по­ла­га­ет отсут­ст­во­вать.
174.Но если место опе­ку­на было заня­то патро­ном, то воль­ноот­пу­щен­ни­це не поз­во­ля­ет­ся хло­потать о назна­че­нии вза­мен отсут­ст­ву­ю­ще­го опе­ку­на дру­го­го лица.
175.Патро­ном счи­та­ем мы так­же роди­те­ля, кото­рый достиг закон­ной опе­ки тем, что сам отпу­стил на волю реман­ци­пи­ро­ван­ную ему дочь, или внуч­ку, или пра­внуч­ку. Дети его счи­та­ют­ся дове­рен­ны­ми опе­ку­на­ми; дети же патро­на полу­ча­ют ту же самую опе­ку, какую имел их отец.
176.В извест­ных слу­ча­ях сенат поз­во­ля­ет хода­тай­ст­во­вать о назна­че­нии опе­ку­на на место отсут­ст­ву­ю­ще­го патро­на, напри­мер, для при­ня­тия наслед­ства.
177.То же самое поста­но­вил сенат отно­си­тель­но несо­вер­шен­но­лет­не­го сына патро­на.
178.Имен­но зако­ном Юлия de ma­ri­tan­dis or­di­ni­bus36 раз­ре­ша­ет­ся той, кото­рая оста­ет­ся в закон­ной опе­ке мало­лет­не­го, про­сить у город­ско­го пре­то­ра опе­ку­на для назна­че­ния при­да­но­го.
179.Конеч­но, сын патро­на, хотя и мало­лет­ний, дела­ет­ся опе­ку­ном воль­ноот­пу­щен­ни­цы, одна­ко же он не может дать сво­е­го соиз­во­ле­ния и утвер­жде­ния в слу­чае заклю­че­ния обя­за­тель­ных отно­ше­ний, так как и он сам не может совер­шать юриди­че­ских актов (обя­за­тельств) без согла­сия сво­е­го опе­ку­на.
180.Рав­ным обра­зом, если жен­щи­на нахо­дит­ся в (какой-либо) закон­ной опе­ке у сума­сшед­ше­го или немо­го, то ей поз­во­ля­ет­ся сенат­ским поста­нов­ле­ни­ем хло­потать о назна­че­нии опе­ку­на для уста­нов­ле­ния при­да­но­го.
181.Ясно, что в этих слу­ча­ях опе­ка патро­на и его сына отнюдь не нару­ша­ет­ся.
182.Кро­ме того сенат поста­но­вил, что если опе­кун мало­лет­не­го, како­го бы то ни было пола, будет устра­нен от опе­ки вслед­ст­вие небла­го­на­деж­но­сти, или если он по осно­ва­тель­ной при­чине отка­жет­ся от при­ня­тия опе­ки, то на его место мож­но назна­чить дру­го­го опе­ку­на, при­чем преж­ний опе­кун теря­ет опе­ку.
183.Все это соблюда­ет­ся оди­на­ко­во как в Риме, так и в про­вин­ци­ях; в про­вин­ци­ях, конеч­но, опе­кун дол­жен быть испра­ши­ва­ем у намест­ни­ка.
184.Преж­де, когда при­ме­ня­лись в судо­про­из­вод­стве закон­ные (фор­маль­ные) иски, опе­кун давал­ся так­же в том слу­чае, если меж­ду опе­ку­ном и жен­щи­ной или питом­цем (опе­ка­е­мым) воз­ни­ка­ла тяж­ба и судеб­ное раз­би­ра­тель­ство. Имен­но, так как опе­кун не мог быть судьею в соб­ст­вен­ных делах и там предъ­яв­лять in­ter­po­si­tio auc­to­ri­ta­tis, то назна­чал­ся осо­бый опе­кун, при уча­стии кото­ро­го совер­ша­лось тор­же­ст­вен­ное судеб­ное дей­ст­вие; он назы­вал­ся пре­тор­ским опе­ку­ном, так как назна­чал­ся город­ским пре­то­ром. Но неко­то­рые пола­га­ют, что после уни­что­же­ния систе­мы закон­ных (фор­маль­ных) исков этот вид назна­че­ния опе­ку­нов ока­зал­ся излиш­ним, но он и в новей­шем пра­ве при­ме­ня­ет­ся в том слу­чае, когда дело про­из­во­дит­ся в Риме меж­ду рим­ски­ми граж­да­на­ми.
185.Если у кого по каким-либо при­чи­нам вовсе не было опе­ку­на, то ему давал­ся опе­кун в горо­де Риме город­ским пре­то­ром и боль­шин­ст­вом народ­ных три­бу­нов в силу зако­на Ати­лия [око­ло 200 г. до н. э.], како­вой опе­кун назы­ва­ет­ся (по име­ни зако­на) Ати­ли­ан­ским; в про­вин­ци­ях же опе­ку­ны назна­ча­ют­ся намест­ни­ка­ми про­вин­ции в силу зако­на Юлия и Тиция [100 г. до н. э. или 32 г. до н. э.].
186.Вслед­ст­вие это­го, если кому-либо опе­кун по заве­ща­нию был назна­чен под извест­ным усло­ви­ем или с извест­но­го сро­ка, то ему мог быть назна­ча­ем (вре­мен­ный) опе­кун до тех пор, пока срок не истек или усло­вие не испол­ни­лось. Точ­но так же, если опе­кун будет назна­чен без вся­ких усло­вий, то он по тем же зако­нам дол­жен быть испра­ши­ва­ем до тех пор, пока кто-нибудь не всту­пит в наслед­ство. Он же пере­ста­ет быть опе­ку­ном, коль ско­ро кто-нибудь явил­ся опе­ку­ном на осно­ва­нии заве­ща­ния.
187.Рав­ным обра­зом когда опе­кун был взят непри­я­те­лем в плен, то по выше при­веден­ным зако­нам испра­ши­вал­ся опе­кун, кото­рый пере­ста­вал быть опе­ку­ном, если плен­ный воз­вра­щал­ся на роди­ну, ибо воз­вра­тив­ший­ся полу­чал опе­ку на осно­ва­нии juris postli­mi­nii.
188.Из это­го явст­ву­ет, сколь­ко есть видов опе­ки. А если спро­сим, к сколь­ким родам сво­дят­ся эти виды, то об этом при­шлось бы дол­го рас­суж­дать. Ибо меж­ду древни­ми юри­ста­ми по это­му пово­ду не было согла­сия. Так как мы несколь­ко подроб­нее рас­смат­ри­ва­ли этот вопрос и при тол­ко­ва­нии эдик­та, а так­же в тех рас­суж­де­ни­ях, кото­рые мы напи­са­ли на осно­ва­нии сочи­не­ний Квин­та Муция, то доста­точ­но будет заме­тить, что неко­то­рые, как, напри­мер, Квинт Муций, при­ни­ма­ют 5 родов, дру­гие, как, напри­мер, Сер­вий Суль­пи­ций, — 3, третьи, как, напри­мер, Лабе­он, — 2; нако­нец иные опять пола­га­ют, что родов опе­ки суще­ст­ву­ет столь­ко же, сколь­ко видов.
189.По пра­ву почти всех государств мало­лет­ние нахо­дят­ся под опе­кою, так как сооб­раз­но с есте­ствен­ным пра­вом, чтобы не достиг­ший совер­шен­но­лет­не­го воз­рас­та был под покро­ви­тель­ст­вом дру­го­го лица. И нет почти ни одно­го государ­ства, в кото­ром не поз­во­ля­лось бы роди­те­лям (агна­ти­че­ским вос­хо­дя­щим) назна­чать заве­ща­ни­ем опе­ку­на сво­им несо­вер­шен­но­лет­ним детям, хотя, как мы выше ска­за­ли, каза­лось бы, что толь­ко одни рим­ские граж­дане име­ют детей в сво­ей отцов­ской вла­сти.
190.Но кажет­ся, что назна­че­ние опе­ки над жен­щи­на­ми, достиг­ши­ми совер­шен­но­ле­тия, не име­ет спра­вед­ли­во­го осно­ва­ния, ибо, по обще­му мне­нию, жен­щи­ны состо­ят под опе­кою лишь пото­му, что по сво­е­му лег­ко­мыс­лию под­вер­га­ют­ся боль­шею частью обма­ну, а пото­му было бы спра­вед­ли­вым, чтобы они оста­ва­лись под над­зо­ром опе­ку­нов. Послед­ний довод, одна­ко, кажет­ся, ско­рее мни­мый, неже­ли дей­ст­ви­тель­ный; ибо жен­щи­ны ведь, достиг­шие совер­шен­но­ле­тия, сами зани­ма­ют­ся сво­и­ми дела­ми, а в неко­то­рых слу­ча­ях опе­кун толь­ко для фор­мы изъ­яв­ля­ет свое согла­сие; часто опе­кун даже про­тив сво­ей воли при­нуж­да­ет­ся пре­то­ром давать соиз­во­ле­ние.
191.Вот поче­му жен­щине и не пре­до­став­ля­ет­ся про­тив опе­ку­на ника­кой судеб­ной защи­ты по делам опе­ки. Но когда опе­ку­ны зани­ма­ют­ся дела­ми несо­вер­шен­но­лет­них обо­е­го пола, то этим, после их совер­шен­но­ле­тия, они дают на суде отчет в сво­ей опе­ке.
192.Конеч­но, закон­ная опе­ка патро­нов и роди­те­лей (агна­ти­че­ских вос­хо­дя­щих) счи­та­ет­ся име­ю­щею неко­то­рое зна­че­ние вслед­ст­вие того, что опе­ку­нов нель­зя при­нуж­дать к тому, чтобы они дава­ли соиз­во­ле­ние на состав­ле­ние заве­ща­ния, на отчуж­де­ние res man­ci­pi, на при­ня­тие обя­за­тельств, за исклю­че­ни­ем раз­ве того слу­чая, когда пред­став­ля­ет­ся важ­ное обсто­я­тель­ство для отчуж­де­ния res man­ci­pi, или при­ня­тия на себя обя­за­тельств. И все это уста­нов­ле­но было в поль­зу самих опе­ку­нов, имен­но чтобы они не исклю­ча­лись от наслед­ства в силу заве­ща­ния, так как они дела­ют­ся наслед­ни­ка­ми жен­щин, умер­ших без заве­ща­ния, и чтобы вслед­ст­вие отчуж­де­ния наи­бо­лее цен­ных вещей или при­ня­тия на себя чужо­го дол­га не доста­лось им слиш­ком умень­шен­ное наслед­ство.
193.У ино­стран­цев жен­щи­ны нахо­дят­ся под опе­кой не так, как у нас, но все-таки в боль­шин­стве слу­ча­ев они состо­ят как бы под опе­кою; так, напри­мер, закон вифин­цев поста­нов­ля­ет, чтобы жен­щи­на, если она совер­ша­ет юриди­че­ское дей­ст­вие, полу­ча­ла соиз­во­ле­ние от мужа, или совер­шен­но­лет­не­го сына.
194.Сво­бод­но­рож­ден­ные жен­щи­ны осво­бож­да­ют­ся от опе­ки тогда, когда у них трое детей, а воль­ноот­пу­щен­ные, нахо­дя­щи­е­ся под закон­ною опе­кой патро­на или его детей, осво­бож­да­ют­ся тогда, если у них чет­ве­ро детей; про­чие жен­щи­ны, име­ю­щие опе­ку­нов дру­го­го рода, как, напри­мер, Ати­ли­ан­ских или дове­рен­ных, осво­бож­да­ют­ся из-под опе­ки, если у них трое детей.
195.Отпу­щен­ная на волю может рав­ным обра­зом иметь опе­ку­на дру­го­го рода, напри­мер, если она отпу­ще­на на волю жен­щи­ною; ибо тогда она долж­на предъ­явить прось­бу о назна­че­нии опе­ку­на на осно­ва­нии Ати­ли­е­ва зако­на, а в про­вин­ци­ях по зако­ну Юлия и Тиция, так как патрон­ки, нахо­дясь сами под опе­кою, не могут быть опе­ку­на­ми.
195a.Точ­но так же, если она отпу­ще­на на волю муж­чи­ною, и с его согла­сия совер­ши­ла коэмп­цию, а затем была обрат­но про­да­на и отпу­ще­на на волю, то она пере­ста­ет иметь опе­ку­ном патро­на и начи­на­ет уже состо­ять под опе­кою того, кем она отпу­ще­на на волю, кото­рый и назы­ва­ет­ся фиду­ци­ар­ным.
195b.Рав­ным обра­зом, если патрон или его сын отдал себя в усы­нов­ле­ние, то воль­ноот­пу­щен­ная долж­на хло­потать о назна­че­нии себе опе­ку­на по зако­ну Ати­лия, или Юлия и Тиция.
195c.На осно­ва­нии тех же зако­нов воль­ноот­пу­щен­ни­ца долж­на так­же предъ­явить прось­бу о назна­че­нии опе­ку­на, если патрон умрет, не оста­вив в семей­стве ни одно­го сына.
196.Дети муж­ско­го пола осво­бож­да­ют­ся от опе­ки, когда дости­га­ют воз­му­жа­ло­сти; при­том Сабин43, Кас­сий и дру­гие при­вер­жен­цы нашей шко­лы счи­та­ют воз­му­жа­лым того, кото­рый выка­зы­ва­ет поло­вую зре­лость, т. е. кото­рый может про­из­во­дить потом­ство; отно­си­тель­но же тех, кото­рые не спо­соб­ны к дето­рож­де­нию, како­вы, напри­мер, евну­хи, spa­do­nes (лишен­ные муж­ской поло­вой силы), сле­ду­ет ожидать того воз­рас­та, в кото­ром они дости­га­ют совер­шен­но­ле­тия; но при­вер­жен­цы дру­гих школ пола­га­ют, что воз­му­жа­лость сле­ду­ет опре­де­лять по годам, т. е. они счи­та­ют того воз­му­жа­лым, кому кон­чи­лось 14 лет от роду.
197.(Пра­во, на осно­ва­нии кото­ро­го мало­лет­ний оста­ет­ся под опе­кою совер­шен­но­лет­не­го, пока не) достигнет того воз­рас­та, когда может зани­мать­ся сво­и­ми дела­ми, соблюда­ет­ся так­же у ино­стран­ных пле­мен, о чем мы выше ска­за­ли.
198.Но и в про­вин­ци­ях, по тем же самым при­чи­нам, намест­ни­ки назна­ча­ют обык­но­вен­но попе­чи­те­лей.
199.Одна­ко чтобы име­ние мало­лет­них и тех, кто состо­ит под попе­чи­тель­ст­вом, не было истра­че­но и не потер­пе­ло ущер­ба от попе­чи­те­лей или опе­ку­нов, пре­тор дол­жен оза­бо­тить­ся, чтобы те и дру­гие пред­ста­ви­ли пору­чи­тель­ство, дали осо­бое обе­ща­ние в том, что отне­сут­ся к испол­не­нию сво­ей обя­зан­но­сти с над­ле­жа­щею рачи­тель­но­стью.
200.Впро­чем, это быва­ет не все­гда, ибо, с одной сто­ро­ны, опе­ку­ны, назна­чен­ные по заве­ща­нию, не при­нуж­да­ют­ся пред­став­лять пору­чи­тель­ства, пото­му что доб­ро­со­вест­ность их и усер­дие при­зна­ны самим заве­ща­те­лем; с дру­гой сто­ро­ны, попе­чи­те­ли, кото­рым попе­чи­тель­ство при­над­ле­жит не по зако­ну, но кото­рые назна­ча­ют­ся или кон­су­лом, или пре­то­ром, или намест­ни­ком про­вин­ции, по боль­шей части не пред­став­ля­ют пору­чи­те­лей, так как, разу­ме­ет­ся, они были выбра­ны как бла­го­на­деж­ные и чест­ные.