Книга 2 "Институций" Гая

книга 1 - книга 2 - книга 3 - книга 4


Книга вторая
право, относящееся к вещам:
2.1 - 39 виды вещей
1. В предыдущей главе мы говорили о личных правах; теперь рассмотрим вещи, которые состо­ят или в нашей соб­ст­вен­но­сти, или вне наше­го част­но­го обла­да­ния.

2. Итак, глав­ное деле­ние вещей обни­ма­ет собою две части, имен­но: одни вещи суть боже­ст­вен­но­го пра­ва, дру­гие — чело­ве­че­ско­го.

3. К кате­го­рии вещей боже­ст­вен­но­го пра­ва при­над­ле­жат вещи, посвя­щен­ные боже­ству, и вещи со свя­щен­ным зна­че­ни­ем.

4. Res sac­rae суть вещи, кото­рые посвя­ще­ны выс­шим Богам; re­li­gio­sae — посвя­ще­ны Богам под­зем­ным.

5. Свя­щен­ною дела­ет­ся вещь толь­ко вслед­ст­вие утвер­жде­ния и при­зна­ния со сто­ро­ны рим­ско­го наро­да, напри­мер, на осно­ва­нии зако­на, на этот слу­чай издан­но­го, или сенат­ским поста­нов­ле­ни­ем.

6. Рели­ги­оз­ною дела­ем мы вещь по наше­му соб­ст­вен­но­му жела­нию, хоро­ня умер­ше­го в месте, нам при­над­ле­жа­щем, если толь­ко погре­бе­ние покой­ни­ка зави­сит от нас.

7. Одна­ко боль­шин­ство юри­стов пола­га­ет, что зем­лю в про­вин­ции нель­зя сде­лать рели­ги­оз­ною, так как do­mi­nium на эту зем­лю при­над­ле­жит или рим­ско­му наро­ду, или импе­ра­то­ру; мы же, как кажет­ся, име­ем толь­ко вла­де­ние или узу­фрукт. Тем не менее место это счи­та­ет­ся рели­ги­оз­ным, хотя бы оно на самом деле не было таким. Рав­ным обра­зом вещи в про­вин­ции, не освя­щен­ные вла­стью рим­ско­го наро­да, соб­ст­вен­но не дела­ют­ся res sac­rae, но все-таки счи­та­ют­ся sac­rae.

8. Вещи со свя­щен­ным зна­че­ни­ем, как, напри­мер, город­ские сте­ны и ворота, тоже при­над­ле­жат в извест­ной сте­пе­ни к кате­го­рии вещей боже­ст­вен­но­го пра­ва.

9. Пред­ме­ты боже­ст­вен­но­го пра­ва не состо­ят ни в чьем вла­де­нии; то же, что обра­зу­ет груп­пу вещей боже­ст­вен­но­го пра­ва, в боль­шин­стве слу­ча­ев состав­ля­ет чью-либо соб­ст­вен­ность; может, впро­чем, и нико­му не при­над­ле­жать: так, напри­мер, наслед­ст­вен­ная мас­са, пока не явит­ся какой-либо наслед­ник, не при­над­ле­жит нико­му.

10. Те же вещи, кото­рые при­над­ле­жат к кате­го­рии вещей чело­ве­че­ско­го пра­ва, состав­ля­ют соб­ст­вен­ность или государ­ства или част­ных лиц.

11. То, что при­над­ле­жит государ­ству или общи­нам, не состав­ля­ет, по-види­мо­му, ничьей соб­ст­вен­но­сти, так как государ­ст­вен­ные иму­ще­ства при­над­ле­жат все­му обще­ству граж­дан. Част­ные же иму­ще­ства — это те, кото­рые при­над­ле­жат отдель­ным лицам.

12. Кро­ме того, неко­то­рые вещи суть телес­ные, физи­че­ские, дру­гие бес­те­лес­ные, иде­аль­ные.

13. Физи­че­ские вещи — это те, кото­рые могут быть ося­за­е­мы, как то: зем­ля, раб, пла­тье, золо­то, сереб­ро и нако­нец бес­чис­лен­ные дру­гие вещи.

14. Бес­те­лес­ные — это те вещи, кото­рые не могут быть ося­за­е­мы; к тако­вым при­над­ле­жат те, кото­рые заклю­ча­ют­ся в пра­ве, напри­мер, наслед­ство, узу­фрукт, обя­за­тель­ства, каким бы то ни было обра­зом заклю­чен­ные, и нисколь­ко не важ­но то, что в наслед­стве заклю­ча­ют­ся физи­че­ские вещи, ибо и пло­ды, кото­рые соби­ра­ют­ся с зем­ли, суть физи­че­ско­го харак­те­ра, а так­же и то, что нам сле­ду­ет по како­му-либо обя­за­тель­ству, боль­шею частью есть физи­че­ский пред­мет, как, напри­мер, зем­ля, раб, день­ги; но самое пра­во насле­до­ва­ния, пра­во узуф­рук­та, обя­за­тель­ст­вен­ное пра­во счи­та­ют­ся res in­cor­po­ra­les, т. е. бес­те­лес­ны­ми веща­ми. В том же чис­ле нахо­дят­ся пра­ва город­ских и сель­ских име­ний, назы­вае­мые так­же слу­жеб­но­стя­ми.

14a. Кро­ме того суще­ст­ву­ет деле­ние вещей на два раз­ряда: на res man­ci­pi и res nec man­ci­pi.

14b. К res man­ci­pi отно­сят­ся рабы, быки, лоша­ди, ослы, мулы и зем­ли, далее стро­е­ния на ита­лий­ской зем­ле; ---------- к res nec man­ci­pi при­чис­ля­ют так­же серви­ту­ты город­ских име­ний; рав­ным обра­зом име­ния, назы­вае­мые sti­pen­dia­ria и tri­bu­ta­ria.

15. К дви­жи­мым вещам и тем, кото­рые при­хо­дят в дви­же­ние соб­ст­вен­ною силою, при­над­ле­жат в каче­стве res man­ci­pi: рабы, рабы­ни, чет­ве­ро­но­гие и укро­щен­ные чело­ве­ком руч­ные живот­ные, как, напри­мер, быки, лоша­ди, мулы и ослы; по мне­нию при­вер­жен­цев нашей шко­лы такие живот­ные тот­час, как толь­ко роди­лись, счи­та­ют­ся res man­ci­pi. Нер­ва и Про­кул1 и про­чие сто­рон­ни­ки про­тив­ной шко­лы счи­та­ют их res man­ci­pi толь­ко в том слу­чае, когда эти живот­ные сде­ла­лись домаш­ни­ми, и если вслед­ст­вие чрез­мер­ной дико­сти они укро­ще­ны быть не могут, то по их воз­зре­нию, живот­ные эти тогда начи­на­ют быть res man­ci­pi, когда достиг­нут того воз­рас­та, в кото­ром обык­но­вен­но укро­ща­ют­ся.

16. С дру­гой сто­ро­ны, дикие зве­ри, напри­мер, мед­веди и львы, при­чис­ля­ют­ся к кате­го­рии res nec man­ci­pi: точ­но так же и те живот­ные, кото­рые счи­та­ют­ся почти зве­ря­ми, напри­мер, сло­ны, вер­блюды, и пото­му без­раз­лич­но то обсто­я­тель­ство, что эти живот­ные тоже обык­но­вен­но дела­ют­ся тоже руч­ны­ми под ярмом или в узде; то же самое (= nec man­ci­pi) отно­сит­ся ко вся­ко­го рода мень­шим живот­ным, так что даже меж­ду руч­ны­ми живот­ны­ми, отдель­ных пред­ста­ви­те­лей кото­рых мы упо­мя­ну­ли выше в чис­ле man­ci­pi, есть такие, кото­рые счи­та­ют­ся nec man­ci­pi.

17. Точ­но так же почти все то, что отно­сит­ся к раз­ряду бес­те­лес­ных вещей, при­чис­ля­ет­ся к res nec man­ci­pi, за исклю­че­ни­ем сель­ских слу­жеб­но­стей, кото­рые, как извест­но, счи­та­ют­ся res man­ci­pi, хотя при­над­ле­жат к чис­лу вещей бес­те­лес­ных.

18. Вели­ка одна­ко ж раз­ни­ца меж­ду веща­ми man­ci­pi и nec man­ci­pi.

19. А имен­но, res nec man­ci­pi пере­хо­дят в соб­ст­вен­ность дру­го­го лица вслед­ст­вие про­стой переда­чи, если толь­ко вещи эти физи­че­ские и вслед­ст­вие это­го допус­ка­ют переда­чу.

20. Сле­до­ва­тель­но, если я передам тебе пла­тье, или золо­то, или сереб­ро на осно­ва­нии ли про­да­жи, даре­ния или каким-нибудь дру­гим обра­зом, то вещь эта дела­ет­ся тот­час же тво­ею без соблюде­ния каких-либо тор­же­ст­вен­ных фор­маль­но­стей.

21. В таких же точ­но усло­ви­ях нахо­дят­ся про­вин­ци­аль­ные поме­стья, из кото­рых одни мы назы­ваем sti­pen­dia­ria, дру­гие — tri­bu­ta­ria; sti­pen­dia­ria — это позе­мель­ные участ­ки, нахо­дя­щи­е­ся в таких про­вин­ци­ях, кото­рые при­над­ле­жат рим­ско­му наро­ду; tri­bu­ta­ria — это име­ния, нахо­дя­щи­е­ся в про­вин­ци­ях, кото­рые счи­та­ют­ся соб­ст­вен­но­стью импе­ра­то­ра.

22. Res man­ci­pi это те, кото­рые пере­хо­дят к дру­го­му лицу посред­ст­вом ман­ци­па­ции; вот поче­му эти вещи и назва­ны man­ci­pi. Какое зна­че­ние и какую силу име­ет ман­ци­па­ция, такую же точ­но силу име­ет фор­ма при­об­ре­те­ния прав, назы­вае­мая in jure ces­sio.

23. Каким обра­зом совер­ша­ет­ся ман­ци­па­ция, это мы изло­жи­ли в пред­ше­ст­ву­ю­щей кни­ге.

24. Сдел­ка in jure ces­sio совер­ша­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: перед (судя­щим) маги­ст­ра­том рим­ско­го наро­да, напри­мер, перед пре­то­ром или намест­ни­ком про­вин­ции, тот, кому вещь пере­усту­па­ет­ся, дер­жа ее, про­из­но­сит: «я утвер­ждаю, что этот чело­век мой по пра­ву кви­ри­тов». Затем, после того как он заявил такую вин­ди­ка­цию, пре­тор спра­ши­ва­ет отчуж­даю­ще­го, не име­ет ли он какой-нибудь пре­тен­зии (по отно­ше­нию к спор­но­му пред­ме­ту)? Когда этот послед­ний ска­жет, что нет, или мол­чит, тогда пре­тор при­суж­да­ет пред­мет вин­ди­ци­ру­ю­ще­му (при­об­ре­таю­ще­му); эта фор­ма, кото­рую мож­но совер­шать так­же в про­вин­ци­ях перед намест­ни­ком, назы­ва­ет­ся — le­gis ac­tio.

25. В боль­шин­стве слу­ча­ев, одна­ко, и почти все­гда мы при­бе­га­ем к ман­ци­па­ци­он­ной фор­ме, для кото­рой все­гда лег­ко най­ти меж­ду дру­зья­ми свиде­те­лей; поэто­му не нуж­но с целью совер­шать in jure цес­сии обра­щать­ся к пре­то­ру или намест­ни­ку про­вин­ции, что соеди­не­но с извест­ны­ми труд­но­стя­ми.

26. Поэто­му, если вещь, при­над­ле­жа­щая к раз­ряду res man­ci­pi, не была ни ман­ци­пи­ро­ва­на, ни переда­на перед судя­щим ---------

26a. Позе­мель­ные участ­ки, нахо­дя­щи­е­ся в про­вин­ци­ях, не толь­ко не счи­та­ют­ся соб­ст­вен­но­стью вла­дель­цев, но там даже нет ника­кой сво­бод­ной общи­ны.

27. Кро­ме того, мы долж­ны здесь заме­тить, что и jus ne­xi или ne­xum2 свой­ст­вен­но ита­лий­ским зем­лям; про­вин­ци­аль­ный позе­мель­ный уча­сток не может быть пред­ме­том это­го пра­ва; ne­xum при­ме­ня­ет­ся к зем­ле толь­ко в том слу­чае, если она man­ci­pi, а про­вин­ци­аль­ная при­чис­ля­ет­ся к res nec man­ci­pi. Про­вин­ци­аль­ный же уча­сток, к кото­ро­му отно­сит­ся кви­рит­ское пра­во, счи­та­ет­ся ита­лий­ским и как тако­вой может быть ман­ци­пи­ро­ван.

28. Оче­вид­но, что переда­ча не при­ме­ня­ет­ся к бес­те­лес­ным вещам.

29. Город­ские серви­ту­ты мож­но пере­усту­пать толь­ко перед судя­щим пре­то­ром; сель­ские же серви­ту­ты могут быть так­же пред­ме­том ман­ци­па­ции.

30. Узу­фрукт допус­ка­ет толь­ко фор­му переда­чи перед маги­ст­ра­том; гос­по­дин над prop­rie­tas3 обре­ме­нен­но­го пред­ме­та может in iure усту­пить дру­го­му узу­фрукт, а сам он удер­жи­ва­ет за собою толь­ко nu­da prop­rie­tas. В слу­чае если узуф­рук­ту­а­рий усту­па­ет перед маги­ст­ра­том пра­во узуф­рук­та гос­по­ди­ну над prop­rie­tas, то узу­фрукт уни­что­жа­ет­ся и воз­вра­ща­ет­ся в prop­rie­tas; но если узуф­рук­ту­а­рий совер­ша­ет такую переда­чу посто­рон­не­му лицу, то тем не менее он сохра­ня­ет за собою это пра­во, так как этот акт счи­та­ет­ся недей­ст­ви­тель­ным.

31. Но все это каса­ет­ся толь­ко ита­лий­ских земель, так как эти зем­ли могут быть пред­ме­том ман­ци­па­ции и in jure цес­сии. А если кто захо­чет в про­вин­ци­аль­ных зем­лях уста­но­вить узу­фрукт, пра­во про­хо­да, про­го­на, водо­про­во­да, серви­тут, пред­став­ля­ю­щий пра­во запре­щать соседу делать вся­кие построй­ки или толь­ко от извест­ной высоты, кото­рые пре­пят­ст­во­ва­ли бы досту­пу солн­ца, или какой-нибудь дру­гой серви­тут, то он может это осу­ще­ст­вить толь­ко путем соот­вет­ст­вен­ных дого­во­ров и сти­пу­ля­ций, так как эти зем­ли не могут быть пред­ме­том даже ман­ци­па­ции или in jure цес­сии.

32. Но так как пред­ме­том узуф­рук­та могут быть рабы и живот­ные, то мы долж­ны заклю­чить, что пол­ное поль­зо­ва­ние ими мож­но так­же уста­но­вить в про­вин­ци­ях посред­ст­вом сдел­ки перед судя­щим маги­ст­ра­том.

33. А если мы утвер­жда­ли, что узу­фрукт может быть толь­ко пред­ме­том цес­сии in jure, то это ска­за­но нами не зря, хотя узу­фрукт мож­но так­же уста­но­вить посред­ст­вом ман­ци­па­ци­он­ной фор­мы, имен­но таким обра­зом, что он отде­ля­ет­ся при ман­ци­пи­ро­ва­нии prop­rie­tas; но так как в этом слу­чае сам узу­фрукт не ман­ци­пи­ру­ет­ся, то, сле­до­ва­тель­но, у одно­го будет узу­фрукт, а у дру­го­го — prop­rie­tas.

34. Наслед­ство мож­но так­же пере­усту­пить посред­ст­вом мни­мой вин­ди­ка­ции.

35. Если тот, к кому пере­хо­дит наслед­ство по зако­ну (в силу зако­на XII таб­лиц), усту­пит его in jure дру­го­му до при­ня­тия наслед­ства, т. е. преж­де чем сде­лал­ся наслед­ни­ком, то тот, кому уступ­ле­но перед судя­щим маги­ст­ра­том наслед­ство, ста­но­вит­ся наслед­ни­ком совер­шен­но так, как если бы он был при­зван к насле­до­ва­нию в силу зако­на; если же пер­вый усту­пит наслед­ство после его при­ня­тия, то тем не менее он насле­ду­ет и пото­му будет ответ­ст­вен­ным перед вери­те­ля­ми, а дол­ги пога­ша­ют­ся: таким обра­зом долж­ни­ки наслед­ни­ка извле­ка­ют выго­ду, а наслед­ст­вен­ная мас­са пере­хо­дит к тому, кому уступ­ле­на, совер­шен­но так, как если бы отдель­ные пред­ме­ты были ему переда­ны через судя­щих пре­то­ром.

36. Если назна­чен­ный в заве­ща­нии наслед­ник усту­па­ет in jure свое наслед­ство дру­го­му до при­ня­тия тако­во­го, то это дей­ст­вие не вле­чет за собою закон­ных послед­ст­вий. Но когда он это дела­ет уже после при­ня­тия наслед­ства, то тогда име­ет место то, что мы ска­за­ли выше отно­си­тель­но того, к кому пере­хо­дит наслед­ство в силу зако­на (XII таб­лиц), если он толь­ко усту­пит in jure после при­ня­тия на себя обя­за­тель­ства умер­ше­го.

37. При­вер­жен­цы дру­гой шко­лы утвер­жда­ют то же самое о необ­хо­ди­мых наслед­ни­ках, пото­му что, по-види­мо­му, без­раз­лич­но, дела­ет­ся ли кто наслед­ни­ком вслед­ст­вие доб­ро­воль­но­го при­ня­тия наслед­ства, или же вопре­ки сво­е­му жела­нию. В сво­ем месте мы пого­во­рим об этом слу­чае. Но наши учи­те­ля дума­ют, что необ­хо­ди­мый наслед­ник не совер­ша­ет ника­ко­го юриди­че­ско­го дей­ст­вия, когда усту­па­ет дру­го­му наслед­ство в фор­ме цес­сии in jure.

38. К обя­за­тель­ствам, каким бы то ни было обра­зом заклю­чен­ным, не при­ме­ня­ет­ся ни один из выше упо­мя­ну­тых спо­со­бов при­об­ре­те­ния соб­ст­вен­но­сти; имен­но, если я захо­чу, чтобы сле­ду­е­мое мне при­над­ле­жа­ло тебе, то я ника­ким из тех спо­со­бов, кото­ры­ми пере­но­сят­ся на дру­го­го физи­че­ские вещи, достиг­нуть это­го не могу, но необ­хо­ди­мо, чтобы по мое­му жела­нию ты сти­пу­ли­ро­вал этот долг от мое­го долж­ни­ка, вслед­ст­вие чего он осво­бож­да­ет­ся от дол­га, сле­ду­е­мо­го мне, и ста­но­вит­ся тво­им долж­ни­ком, что назы­ва­ет­ся обнов­ле­ни­ем (пре­об­ра­зо­ва­ни­ем) обя­за­тель­ства.

39. Без это­го обнов­ле­ния ты не будешь впра­ве предъ­яв­лять исков от тво­е­го име­ни, толь­ко от мое­го име­ни или в каче­стве мое­го пред­ста­ви­те­ля или заме­сти­те­ля.

2.40 - 96 право собственности (dominium) и способы приобретения собственности:
40. Сле­ду­ет нам заме­тить, что у ино­стран­цев есть толь­ко один вид do­mi­nium; а имен­но, каж­дый будет или соб­ст­вен­ни­ком, или он тако­вым не счи­та­ет­ся; таким же пра­вом поль­зо­вал­ся когда-то и рим­ский народ, или каж­дый был гос­по­ди­ном по кви­рит­ско­му пра­ву или тако­вым не счи­тал­ся. Но впо­след­ст­вии при­ня­то такое деле­ние do­mi­nium, что один мог быть гос­по­ди­ном по кви­рит­ско­му пра­ву, а дру­гой про­стым обла­да­те­лем (in bo­nis).

2.41 - 61 приобретение по давности (usucapio, usureceptio)
41. Если вещи, при­над­ле­жа­щей к res man­ci­pi, я не ман­ци­пи­рую, не усту­паю тебе перед судя­щим пре­то­ром, и толь­ко передаю ее тебе, то ты будешь вещью про­сто обла­дать, а я буду ее кви­рит­ским соб­ст­вен­ни­ком до тех пор, пока ты не при­об­ре­тешь соб­ст­вен­но­сти на осно­ва­нии дав­ност­но­го вла­де­ния, ибо раз истек срок дав­но­сти, вещь ста­но­вит­ся тво­ею пол­ною соб­ст­вен­но­стью, не толь­ко in bo­nis, но и по пра­ву кви­ри­тов, как если бы она была переда­на дру­го­му лицу ман­ци­па­ци­ей или цес­си­ей.

42. По зако­нам XII таб­лиц срок дав­но­сти для вещей дви­жи­мых — годо­вой, для недви­жи­мых — двух­го­дич­ный.

43. Впро­чем мы можем при­об­ре­сти дав­но­стью вещи, передан­ные нам не их соб­ст­вен­ни­ком, все рав­но будут ли это вещи, при­над­ле­жа­щие к чис­лу res man­ci­pi или nec man­ci­pi, если толь­ко мы полу­чи­ли тако­вые в доб­рой вере, пола­гая, что тот, кто переда­вал, был гос­по­ди­ном (вещи).

44. Это, по-види­мо­му, введе­но для того, чтобы доми­ний на вещи не оста­вал­ся слиш­ком дол­гое вре­мя неопре­де­лен­ным, так как для соб­ст­вен­ни­ка доста­то­чен годич­ный или двух­го­дич­ный срок для того, чтобы он успел своевре­мен­но защи­тить свое пра­во, срок, кото­рый пре­до­став­лял­ся вла­дель­цу для при­об­ре­те­ния дав­но­сти.

45. Но ино­гда тот, кто вла­де­ет чужою вещью в доб­рой вере, не может сослать­ся на пра­во дав­но­сти, как, напри­мер, если кто вла­де­ет воро­ван­ною или насиль­ст­вен­но захва­чен­ною вещью; имен­но, по зако­ну XII таб­лиц не под­ле­жат дав­но­сти укра­ден­ные вещи, а по зако­ну Юлия и Плав­ция4 — насиль­но отня­тые.

46. Рав­ным обра­зом недви­жи­мые иму­ще­ства в про­вин­ци­ях изъ­яты были из-под дей­ст­вия дав­ност­но­го вла­де­ния.

47. Точ­но так же когда-то вещи man­ci­pi, при­над­ле­жав­шие жен­щине, кото­рая нахо­ди­лась под опе­кою агна­тов, не под­ле­жа­ли дав­но­сти, исклю­чая того слу­чая, когда жен­щи­на переда­ла тако­вые при уча­стии и с согла­сия опе­ку­на, так опре­де­ле­но было зако­ном XII таб­лиц.

48. Рав­ным обра­зом, оче­вид­но, исклю­ча­лись из-под дей­ст­вия дав­но­сти сво­бод­ные люди, вещи свя­щен­ные и рели­ги­оз­ные.

49. Если выше ска­за­но, что вещи воро­ван­ные и захва­чен­ные насиль­ст­вен­но по закон­но­му запре­ще­нию не под­ле­жат дав­но­сти, это озна­ча­ет, что и сам вор или тот, кто при помо­щи наси­лия вла­де­ет, не мог при­об­ре­тать соб­ст­вен­но­сти на осно­ва­нии дав­но­сти (ибо таким лицам не пре­до­став­ля­ет­ся пра­во дав­но­сти по дру­гой при­чине, имен­но пото­му, что они недоб­ро­со­вест­но вла­де­ют), но и никто дру­гой, хотя бы он и при­об­рел вещь у выше­упо­мя­ну­тых лиц в доб­рой вере, не име­ет выгод дав­ност­но­го вла­де­ния.

50. Посе­му в дви­жи­мом иму­ще­стве нелег­ко иметь доб­ро­со­вест­но­му вла­дель­цу пра­во дав­но­сти, ибо кто чужую вещь про­да­ет или переда­ет, тот совер­ша­ет кра­жу. То же самое име­ет место, если отчуж­да­ет­ся вещь на каком-либо дру­гом осно­ва­нии. Ино­гда, одна­ко, быва­ет ина­че; напри­мер, если наслед­ник вещь, дан­ную насле­до­ва­те­лю в ссу­ду, или в наем, или отдан­ную ему на сохра­не­ние, счи­тая ее наслед­ст­вен­ною, про­даст или пода­рит, то он воров­ства не совер­ша­ет; точ­но так же, если тот, кому при­над­ле­жит узу­фрукт рабы­ни, про­даст или пода­рит плод ее чре­ва, счи­тая и его сво­им, то он кра­жи не совер­ша­ет; воров­ства нет, как ско­ро нет умыс­ла украсть. Еще дру­гим обра­зом может слу­чить­ся, что кто-либо, не совер­шая воров­ства, переда­ет дру­го­му чужую вещь, так что вла­де­ю­щий при­об­ре­та­ет ее путем дав­но­сти.

51. Так­же вла­де­ние чужим позе­мель­ным участ­ком может кто-либо при­об­ре­сти без наси­лия, когда име­ние или вслед­ст­вие нера­де­ния хозя­и­на оста­ет­ся без вла­дель­ца, или пото­му, что хозя­ин отсут­ст­во­вал в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни. Доб­ро­со­вест­ный вла­де­лец, полу­чив во вла­де­ние чужое име­ние, может при­об­ре­сти и соб­ст­вен­ность путем дав­но­сти, и хотя лицо, кото­рое при­об­ре­ло бес­хо­зяй­ное вла­де­ние, узна­ет, что име­ние чужое, то все-таки это нисколь­ко не меша­ет доб­ро­со­вест­но­му вла­дель­цу поль­зо­вать­ся дав­но­стью, так как отверг­ну­то мне­ние юри­стов, допус­кав­ших воз­мож­ность воров­ства недви­жи­мо­сти.

52. С дру­гой сто­ро­ны, может слу­чить­ся, что лицо, знаю­щее, что вла­де­ет чужою вещью, при­об­ре­та­ет соб­ст­вен­ность по дав­но­сти, напри­мер, когда кто-либо завла­де­ет пред­ме­том наслед­ст­вен­ной мас­сы, вла­де­ния кото­рой наслед­ник еще не полу­чил. Такое лицо может при­об­ре­тать путем дав­но­сти, если толь­ко вещь эта тако­ва, что не исклю­ча­лась из-под дей­ст­вия дав­но­сти; подоб­ный вид вла­де­ния и дав­но­сти назы­ва­ет­ся usu­ca­pio pro he­re­de.

53. И эта дав­ность настоль­ко широ­ко при­ме­ня­лась, что даже недви­жи­мо­сти при­об­ре­та­лись в соб­ст­вен­ность годич­ным вла­де­ни­ем.

54. При­чи­на, поче­му в этом слу­чае и для недви­жи­мо­стей уста­нов­ле­на была годо­вая дав­ность, лежит в том, что неко­гда дума­ли, что вла­де­ние наслед­ст­вен­ною мас­сою вле­чет за собою и при­об­ре­те­ние само­го пра­ва наслед­ства путем дав­но­сти, конеч­но, годо­вой; закон же XII таб­лиц уста­но­вил для недви­жи­мо­сти двух­го­дич­ную, по край­ней мере, дав­ность, для про­чих пред­ме­тов годо­вую; сле­до­ва­тель­но, наслед­ство при­чис­ля­лось, как кажет­ся, к про­чим вещам, так как оно не физи­че­ский пред­мет и не res so­li. И хотя впо­след­ст­вии при­ня­то, что наслед­ства не под­ле­жат дав­но­сти, тем не менее оста­лась годо­вая дав­ность для всех наслед­ст­вен­ных пред­ме­тов, даже для земель.

55. При­чи­на при­ме­не­ния тако­го неспра­вед­ли­во­го вла­де­ния и такой дав­но­сти состо­ит в том, что древ­ние рим­ляне жела­ли, чтобы вступ­ле­ние в наслед­ство совер­ша­лось как мож­но ско­рее, дабы, во-пер­вых, был нали­цо кто-либо при­но­ся­щий жерт­вы по усоп­шим, о чем в те вре­ме­на весь­ма забо­ти­лись, и во-вто­рых, для того, чтобы вери­те­ли (наслед­ст­вен­ной мас­сы) име­ли с кого взыс­ки­вать по дол­гам.

56. Этот же вид вла­де­ния и дав­но­сти назы­ва­ет­ся так­же при­быль­ным, пото­му что каж­дый, несмот­ря на то что зна­ет, что вещь чужая, извле­ка­ет из нее выго­ды.

57. Но в насто­я­щее вре­мя этот вид вла­де­ния и дав­но­сти уже невы­го­ден: по ука­зу бла­жен­но­го Адри­а­на вышло сенат­ское поста­нов­ле­ние, чтобы такой вид дав­но­сти (посред­ст­вом захва­та) был отме­нен; поэто­му наслед­ник может полу­чить наслед­ство иско­вым поряд­ком от того, кто при­об­рел тако­вое путем дав­но­сти, точ­но так же как если бы это иму­ще­ство не было при­об­ре­те­но дав­но­стью.

58. Если есть бли­жай­ший или необ­хо­ди­мый наслед­ник, то, само собою разу­ме­ет­ся, не может быть речи о при­об­ре­те­нии наслед­ст­вен­ных вещей посред­ст­вом дав­но­сти pro he­re­de.

59. Кро­ме того мож­но, вла­дея заве­до­мо чужою вещью, при­об­ре­тать тако­вую путем дав­но­сти и по дру­гим осно­ва­ни­ям, имен­но, если кто давал дру­го­му в man­ci­pium вещь фиду­ци­ар­ным обра­зом или усту­пал вещь перед судя­щим маги­ст­ра­том, то он может, если сам вла­дел тою же вещью, при­об­ре­тать эту вещь обрат­но путем дав­ност­но­го вла­де­ния, разу­ме­ет­ся, годо­вым, хотя бы это была недви­жи­мость. Этот вид дав­но­сти назы­ва­ет­ся usu­re­cep­tio, так как мы то, что неко­гда име­ли, при­об­ре­та­ем обрат­но посред­ст­вом дав­но­сти.

60. Fi­du­cia заклю­ча­ет­ся или с зало­го­при­ни­ма­те­лем или с дру­гом, чтобы наша зало­жен­ная вещь была тем более обес­пе­че­на; если мы совер­ша­ем фиду­ци­ар­ную сдел­ку с дру­гом, то во вся­ком слу­чае usu­re­cep­tio име­ет место; если же с вери­те­лем, то usu­re­cep­tio допус­ка­ет­ся толь­ко после упла­ты дол­га; до упла­ты дол­га usu­re­cep­tio воз­мож­на толь­ко в том слу­чае, если вери­тель не передал этой вещи долж­ни­ку ни в наем, ни в пре­кар­ное обла­да­ние; в послед­нем слу­чае полу­ча­ет­ся выгод­ная дав­ность.

61. Точ­но так же, если государ­ст­вен­ная каз­на про­да­ет вещь, ей зало­жен­ную, и если соб­ст­вен­ни­ку уда­лось овла­деть ею, то usu­re­cep­tio воз­мож­на. Но в этом слу­чае недви­жи­мая соб­ст­вен­ность вновь при­об­ре­та­ет­ся посред­ст­вом двух­го­дич­но­го, дав­ност­но­го сро­ка, что обык­но­вен­но назы­ва­ет­ся обрат­ным при­об­ре­те­ни­ем вла­де­ния дав­но­стью на осно­ва­нии пред­и­а­ту­ры; лицо, поку­паю­щее от рим­ско­го наро­да (или каз­ны), назы­ва­ет­ся prae­dia­tor.

2.62 - 64 отчуждение вещи несобственником
62. Ино­гда слу­ча­ет­ся, что соб­ст­вен­ник вещи не может отчуж­дать ее и наобо­рот, несоб­ст­вен­ник име­ет власть отчуж­дать вещь.

63. В самом деле, по Юли­е­ву зако­ну5 запре­ща­ет­ся мужу отчуж­дать при­да­ное, недви­жи­мое иму­ще­ство про­тив воли жены, хотя это иму­ще­ство состав­ля­ет его соб­ст­вен­ность, или на осно­ва­нии того, что ман­ци­пи­ро­ва­но ему как при­да­ное, или уступ­ле­но перед судя­щим. маги­ст­ра­том, или же при­об­ре­те­но посред­ст­вом дав­но­сти; неко­то­рые, одна­ко, сомне­ва­ют­ся в том, отно­сит­ся ли этот закон толь­ко к ита­лий­ским недви­жи­мым иму­ще­ствам, или так­же к про­вин­ци­аль­ным пере­движ­ным участ­кам.

64. С дру­гой сто­ро­ны, агнат как попе­чи­тель сума­сшед­ше­го может по зако­ну XII таб­лиц отчуж­дать иму­ще­ство безум­но­го. Точ­но так же может отчуж­дать по цивиль­но­му пра­ву пове­рен­ный, кото­рый управ­лял все­ми дела­ми отсут­ст­ву­ю­ще­го; далее вери­тель может отчуж­дать по дого­во­ру залог, хотя зало­жен­ная вещь не его соб­ст­вен­ность. Но это послед­нее име­ет место, как кажет­ся, пото­му, что отчуж­де­ние зало­жен­ной вещи совер­ша­ет­ся как бы по жела­нию зало­го­да­те­ля, кото­рый при заклю­че­нии дого­во­ра усло­вил­ся, что вери­тель может про­дать зало­жен­ный пред­мет, если он своевре­мен­но не будет удо­вле­тво­рен.

2.65 - 79 приобретение по естественному основанию (naturali ratione): traditio, specificatio, alluvio, occupatio
65. Итак, из того, что нами ска­за­но, явст­ву­ет, что одни пред­ме­ты отчуж­да­ют­ся нам по есте­ствен­но­му пра­ву, напри­мер, пред­ме­ты, отчуж­да­е­мые посред­ст­вом про­стой переда­чи, дру­гие — по цивиль­но­му пра­ву, ведь ман­ци­па­ция, пере­уступ­ка перед маги­ст­ра­том, при­об­ре­та­тель­ная дав­ность — все это (спо­со­бы), свой­ст­вен­ные пра­ву рим­ских граж­дан.

66. Не толь­ко то, что дела­ет­ся нашим посред­ст­вом переда­чи, при­над­ле­жит нам по есте­ствен­но­му пра­ву, но так­же и то, что мы при­об­ре­та­ем путем завла­де­ния, так как вещи эти были бес­хо­зяй­ны­ми, как, напри­мер, те, кото­рые захва­ты­ва­ют­ся на зем­ле (дикие зве­ри), в море (рыбы), или в воздуш­ном про­стран­стве (пти­цы).

67. Итак, если мы пой­ма­ем дико­го зве­ря или пти­цу или рыбу, то пой­ман­ное нами живот­ное до тех пор при­зна­ет­ся нашим, пока мы дер­жим его в нашей вла­сти. Когда же оно уйдет из-под наше­го над­зо­ра и полу­чит опять есте­ствен­ную сво­бо­ду, то сно­ва дела­ет­ся (соб­ст­вен­но­стью) пер­во­го завла­дев­ше­го, так как оно пере­ста­ло нам при­над­ле­жать. Есте­ствен­ной сво­бо­ды живот­ное, по-види­мо­му, дости­га­ет тогда, когда оно или исчезнет у нас из виду, или хотя и оста­ет­ся перед наши­ми гла­за­ми, но пре­сле­до­ва­ние его явля­ет­ся труд­ным.

68. Отно­си­тель­но же тех живот­ных, кото­рые име­ют при­выч­ку уле­тать и опять при­ле­тать, напри­мер, отно­си­тель­но голу­бей и пчел, рав­ным обра­зом отно­си­тель­но оле­ней, кото­рые обык­но­вен­но ухо­дят в леса и воз­вра­ща­ют­ся, при­ня­то сле­ду­ю­щее пра­ви­ло: если живот­ные эти теря­ют склон­ность к воз­вра­ще­нию, то вме­сте с тем пере­ста­ют быть наши­ми и дела­ют­ся (соб­ст­вен­но­стью) завла­дев­ше­го ими; склон­ность же к воз­вра­ще­нию исче­за­ет у них, по-види­мо­му, тогда, когда они оста­вят при­выч­ку воз­вра­щать­ся.

69. По есте­ствен­но­му разу­му нам при­над­ле­жит так­же и то, что мы захва­ты­ва­ем у непри­я­те­ля.

70. Одна­ко и то, что при­бав­ля­ет­ся нам «посред­ст­вом нано­са», ста­но­вит­ся нашею (соб­ст­вен­но­стью) в силу того же само­го пра­ва; при этом посред­ст­вом нано­са при­бав­ля­ет­ся, оче­вид­но, то, что река при­бав­ля­ет к наше­му полю мало-пома­лу, так что мы не в состо­я­нии опре­де­лить, сколь­ко при­бав­ля­ет­ся в каж­дую мину­ту: вот об этом-то и выра­жа­ют­ся обык­но­вен­но, что, по-види­мо­му, оно при­бав­ля­ет­ся «посред­ст­вом нано­са», так как при­бав­ля­ет­ся до того поне­мно­гу, что неза­мет­но для наших глаз.

71. Таким обра­зом, если река ото­рвет какую-либо часть зем­ли от тво­е­го участ­ка и при­не­сет ее к мое­му, то эта ото­рван­ная часть оста­ет­ся тво­ей.

72. Но если посредине реки обра­зу­ет­ся новый ост­ров, то он явля­ет­ся общим для всех тех, кото­рые по обе­им сто­ро­нам реки име­ют при­бреж­ные вла­де­ния; если же ост­ров воз­ни­ка­ет не посреди реки, то он при­зна­ет­ся при­над­ле­жа­щим тем, кото­рые на бли­жай­шей сто­роне вла­де­ют при­бреж­ны­ми участ­ка­ми зем­ли.

73. Кро­ме того, построй­ка, воз­двиг­ну­тая кем-либо на нашей зем­ле, хотя бы кто-либо постро­ил ее для себя, ста­но­вит­ся по есте­ствен­но­му пра­ву нашею, так как постро­ен­ное на поверх­но­сти при­над­ле­жит (соб­ст­вен­ни­ку) зем­ли.

74. В гораздо боль­шей сте­пе­ни при­ме­ня­ет­ся то же самое к рас­те­нию, кото­рое кто-либо поса­дил на моей зем­ле, если толь­ко рас­те­ние пусти­ло в нее кор­ни.

75. То же самое слу­ча­ет­ся и с хле­бом, кото­рый кто-либо посе­ет на моей зем­ле.

76. Но если мы вин­ди­ци­ру­ем от него зем­лю или построй­ку и не хотим его воз­на­гра­дить за истра­чен­ное на построй­ку, рас­сад­ник и посев, то ему пре­до­став­ля­ет­ся про­тив нас воз­ра­же­ние зло­го умыс­ла, если толь­ко он был доб­ро­со­вест­ным вла­дель­цем.

77. По той же при­чине при­ня­то пра­ви­ло, что если кто-либо напи­шет на моей бума­ге или на моем пер­га­мен­те, хотя бы даже золоты­ми бук­ва­ми, то все-таки напи­сан­ное мое, на том осно­ва­нии, что бук­вы усту­па­ют бума­ге или пер­га­мен­ту. Ста­ло быть, если я потре­бую книг и пер­га­мен­тов и не запла­чу издер­жек напи­са­ния, то моя пре­тен­зия может быть устра­не­на посред­ст­вом воз­ра­же­ния об обмане.

78. Но если кто-либо нари­су­ет на моей дос­ке, напри­мер, кар­ти­ну, то при­ме­ня­ет­ся дру­гое пра­ви­ло; имен­но, в этом слу­чае при­ня­то боль­шин­ст­вом, что дос­ка в отно­ше­нии к кар­тине есть побоч­ная вещь; одна­ко это про­ти­во­по­лож­ное мне­ние с трудом может быть оправ­да­но. Конеч­но, если ты в то вре­мя, когда дос­ка в моих руках, будешь тре­бо­вать переда­чи кар­ти­ны в (соб­ст­вен­ность), не запла­тив сто­и­мо­сти дос­ки, то соглас­но это­му пра­ви­лу я могу отстра­нить твое тре­бо­ва­ние воз­ра­же­ни­ем об обмане; но если ты вла­де­ешь кар­ти­ною, то из это­го сле­ду­ет, что мне пре­до­став­ля­ет­ся про­тив тебя ана­ло­гич­ный иск; если я в этом слу­чае не упла­чу издер­жек живо­пи­си, то ты будешь впра­ве отстра­нить меня воз­ра­же­ни­ем зло­го умыс­ла, лишь бы толь­ко ты вла­дел доб­ро­со­вест­но; оче­вид­но и то, что если ты или кто-либо дру­гой похи­тил дос­ку, то я могу поль­зо­вать­ся иском о кра­же.

79. Пра­ви­ла есте­ствен­но­го пра­ва мож­но так­же при­ме­нить к дру­гим отно­ше­ни­ям. Так, если ты из моих вино­град­ных ягод, мас­лин или коло­сьев при­гото­вишь вино, или мас­ло, или вымо­ло­тишь хлеб, то спра­ши­ва­ет­ся, будет ли это вино, или мас­ло, или хлеб — моим или тво­им? Точ­но так же, если ты сде­ла­ешь сосуды из мое­го золота или сереб­ра, или из моих досок постро­ишь корабль, шкаф или ска­мей­ку, рав­ным обра­зом если из мое­го вина или меда при­гото­вишь напи­ток или из моих лекар­ст­вен­ных мате­ри­а­лов соста­вишь (цели­тель­ный) пла­стырь или мазь, то воз­ни­ка­ет вопрос, твое ли будет то, что ты из мое­го мате­ри­а­ла изгото­вил, или оно будет моим. Неко­то­рые юри­сты пола­га­ют, что сле­ду­ет при­знать суще­ст­вен­ным веще­ство и мате­ри­ал, т. е. по их мне­нию, новый вид вещи при­над­ле­жит соб­ст­вен­ни­ку мате­ри­а­ла, из кото­ро­го она сде­ла­на; тако­го мне­ния при­дер­жи­ва­лись глав­ным обра­зом Сабин и Кас­сий. Дру­гие же дума­ют, что (новая) вещь долж­на при­над­ле­жать сде­лав­ше­му; так смот­ре­ли на дело при­вер­жен­цы про­ти­во­по­лож­ной шко­лы. Но (преж­ний) хозя­ин мате­ри­а­ла име­ет иск о кра­же про­тив того, кто похи­тил, а вме­сте с тем про­тив того же само­го лица он может поль­зо­вать­ся лич­ным иском, ибо, хотя истреб­лен­ные пред­ме­ты не могут быть обрат­но потре­бо­ва­ны, одна­ко они могут быть пре­сле­ду­е­мы посред­ст­вом кон­дик­ции про­тив воров и всех дру­гих вла­дель­цев.

2.80 - 85 отчуждение и приобретение лицами под опекой
80. Теперь нам над­ле­жит знать, что ни жен­щи­на, ни мало­лет­ний без согла­сия опе­ку­на отчуж­дать вещь man­ci­pi не может, что вещь, при­над­ле­жа­щую к раз­ряду nec man­ci­pi, жен­щи­на может отчуж­дать, а мало­лет­ний не может.

81. Сле­до­ва­тель­но, если жен­щи­на дает кому-либо день­ги взай­мы без согла­сия опе­ку­на, то она заклю­ча­ет обя­за­тель­ство, так как она дела­ет день­ги, при­над­ле­жа­щие к раз­ряду вещей nec man­ci­pi, соб­ст­вен­но­стью полу­чаю­ще­го.

82. Но если мало­лет­ний дает кому-либо день­ги взай­мы, то он не заклю­ча­ет ника­ко­го обя­за­тель­ства, ибо он не переда­ет денег в соб­ст­вен­ность полу­чаю­ще­му; вот поче­му пито­мец может вин­ди­ци­ро­вать свои день­ги, где бы они ни нахо­ди­лись, т. е. он может заявить и утвер­ждать, что эти день­ги при­над­ле­жат ему по кви­рит­ско­му пра­ву; жен­щи­на же может тре­бо­вать назад денег у ответ­чи­ка посред­ст­вом дол­го­во­го иска, но она не может отыс­ки­вать их как денег, ей при­над­ле­жа­щих. Вслед­ст­вие того и спра­ши­ва­ет­ся, может ли мало­лет­ний каким-нибудь обра­зом вин­ди­ци­ро­вать день­ги, отдан­ные взай­мы, от того, кто тако­вые полу­чил и сно­ва израс­хо­до­вал, так как они могут быть тре­бу­е­мы толь­ко от вла­де­ю­ще­го ими.

83. Но, с дру­гой сто­ро­ны, все вещи как man­ci­pi, так и nec man­ci­pi могут жен­щи­ны и мало­лет­ние полу­чать без соиз­во­ле­ния опе­ку­на, так как им пре­до­став­ля­ет­ся воз­мож­ность без соиз­во­ле­ния опе­ку­на улуч­шить свое состо­я­ние.

84. И поэто­му долж­ник, кото­рый пла­тит мало­лет­не­му долг, дела­ет его соб­ст­вен­ни­ком денег, но сам он не осво­бож­да­ет­ся от дол­га, так как мало­лет­ний без упол­но­мо­чия опе­ку­на не может пога­сить ника­ко­го обя­за­тель­ства, посколь­ку ему не доз­во­ля­ет­ся отчуж­дать ника­кой вещи без соиз­во­ле­ния опе­ку­на. Одна­ко если бы он эти­ми день­га­ми улуч­шил свое состо­я­ние и предъ­явил бы еще пре­тен­зию, то он может быть устра­нен воз­ра­же­ни­ем зло­го умыс­ла.

85. Жен­щине же мы можем пла­тить закон­но, без уча­стия опе­ку­на; долж­ник в этом слу­чае осво­бож­да­ет­ся от обя­за­тель­ства, так как вещи nec man­ci­pi, как мы толь­ко что ска­за­ли, жен­щи­на может отчуж­дать без соиз­во­ле­ния опе­ку­на; это име­ет место толь­ко тогда, если она дей­ст­ви­тель­но полу­чит день­ги, одна­ко если она их не полу­чит, но, ска­зав, что она полу­чи­ла, поже­ла­ет осво­бо­дить долж­ни­ка без уча­стия опе­ку­на, посред­ст­вом акцеп­ти­ля­ции (т. е. заяв­ле­ния, что она счи­та­ет обя­за­тель­ство испол­нен­ным), то она это­го сде­лать не может.

2.86 - 96 приобретение через подвластных
86. Мы при­об­ре­та­ем не толь­ко сами, но так­же и через тех, кото­рых мы име­ем in po­tes­ta­te, ma­nu, man­ci­pioue; мы при­об­ре­та­ем рав­ным обра­зом посред­ст­вом тех рабов, кото­ры­ми мы вла­де­ем на осно­ва­нии узуф­рук­та, и через сво­бод­ных людей и чужих рабов, кото­ры­ми доб­ро­со­вест­но обла­да­ем. Рас­смот­рим вни­ма­тель­но каж­дый из этих (спо­со­бов при­об­ре­те­ния).

87. Итак, все то, что при­об­ре­та­ют наши под­власт­ные дети, рав­ным обра­зом и то, что полу­ча­ют наши рабы посред­ст­вом ман­ци­па­ции, переда­чи или на осно­ва­нии сти­пу­ля­ции или каким-либо дру­гим спо­со­бом, все это доста­ет­ся нам, так как нахо­дя­щий­ся в нашей вла­сти ниче­го сво­е­го иметь не может; и пото­му, если бы он был назна­чен наслед­ни­ком, то не ина­че как по наше­му при­ка­за­нию может при­нять наслед­ство; и если он по наше­му при­ка­за­нию при­мет, то наслед­ство при­об­ре­та­ет­ся нам, совер­шен­но так, как если бы мы сами были наслед­ни­ка­ми; сооб­раз­но это­му, мы через них при­об­ре­та­ем так­же и отка­зы.

88. Мы долж­ны, одна­ко, знать, что если раб нахо­дит­ся в обла­да­нии одно­го in bo­nis, а дру­го­го — по пра­ву кви­ри­тов, то по всем закон­ным осно­ва­ни­ям через это­го раба при­об­ре­та­ет­ся толь­ко для того, кому он при­над­ле­жит in bo­nis.

89. Через тех, кого мы име­ем in po­tes­ta­te, при­об­ре­та­ем мы не толь­ко prop­rie­tas, но и вла­де­ние; ибо какая бы ни была вещь, вла­де­ние кото­рой они при­об­ре­ли, вла­дель­ца­ми вещи при­зна­ем­ся мы, сле­до­ва­тель­но, через них течет и срок дав­но­сти.

90. Через тех лиц, кото­рых мы име­ем у себя in ma­nu man­ci­pioue, мы при­об­ре­та­ем prop­rie­tas по всем закон­ным осно­ва­ни­ям, рав­но как и через тех, кото­рые под­чи­ня­ют­ся нашей оте­че­ской вла­сти; но спра­ши­ва­ет­ся, при­об­ре­та­ем ли мы так­же вла­де­ние, так как мы эти­ми лица­ми соб­ст­вен­но не вла­де­ем.

91. Отно­си­тель­но же тех рабов, кото­ры­ми мы поль­зу­ем­ся на пра­ве узуф­рук­та, поста­нов­ле­но так: все то, что они при­об­ре­тут с помо­щью наших вещей или сво­и­ми соб­ст­вен­ны­ми работа­ми и труда­ми, — все это идет в нашу поль­зу, а то, что они полу­чат вся­ки­ми дру­ги­ми спо­со­ба­ми при­об­ре­те­ния, при­над­ле­жит гос­по­ди­ну prop­rie­tas. Сле­до­ва­тель­но, если такой раб будет назна­чен наслед­ни­ком, или что-либо будет ему отка­за­но, то он при­об­ре­та­ет не для меня, а для хозя­и­на вещи.

92. То же поста­нов­ля­ет­ся и о том, кем мы доб­ро­со­вест­но вла­де­ем, будет ли он сво­бод­ный чело­век или чужой раб, ибо что поста­нов­ле­но об узуф­рук­ту­а­рии, то же самое каса­ет­ся и доб­ро­со­вест­но­го вла­дель­ца. Таким обра­зом, все, что при­об­ре­та­ет­ся поми­мо выше­упо­мя­ну­тых двух слу­ча­ев, то при­над­ле­жит или само­му при­об­ре­та­те­лю, если он лицо сво­бод­ное, или гос­по­ди­ну, еже­ли он (при­об­ре­таю­щий) раб.

93. Но когда доб­ро­со­вест­ный вла­де­лец дав­но­стью при­об­ре­та­ет это­го раба (в соб­ст­вен­ность), то он может вся­ким закон­ным спо­со­бом через него при­об­ре­тать, так как он таким путем дела­ет­ся соб­ст­вен­ни­ком; име­ю­щий же узу­фрукт не может при­об­ре­сти дав­но­стью, во-пер­вых пото­му, что он не вла­де­ет им, а толь­ко име­ет пра­во и поль­зо­ва­ния и извле­че­ния пло­дов, во-вто­рых пото­му, что он зна­ет, что раб — чужой.

94. Спра­ши­ва­ет­ся, можем ли мы через раба, состо­я­ще­го в нашем пол­ном поль­зо­ва­нии, вла­деть какою-нибудь вещью или при­об­ре­сти тако­вую путем дав­но­сти, так как мы не вла­де­ем самим рабом; через того же раба, кото­рым доб­ро­со­вест­но вла­де­ем, мы без сомне­ния можем и вла­деть и при­об­ре­сти посред­ст­вом дав­но­сти. Впро­чем, мы гово­рим — по отно­ше­нию к тем и дру­гим — в смыс­ле при­об­ре­те­ния, кото­рое мы толь­ко что изло­жи­ли, т. е. если рабы при­об­ре­тут что-либо посред­ст­вом нашей вещи или бла­го­да­ря сво­им соб­ст­вен­ным трудам, то это при­об­ре­та­ет­ся для нас.

95. Из это­го вид­но, что мы не можем при­об­ре­тать ника­ким обра­зом посред­ст­вом сво­бод­ных людей, кото­рых мы не име­ем в нашей вла­сти и кото­ры­ми не вла­де­ем доб­ро­со­вест­но, рав­ным обра­зом посред­ст­вом чужих рабов, в кото­рых мы не име­ем ни узуф­рук­та, ни закон­но­го вла­де­ния, ни в каком слу­чае мы ниче­го не при­об­ре­та­ем. В этом-то смыс­ле и гово­рит­ся обык­но­вен­но, что через посто­рон­нее (третье) лицо мы ниче­го не при­об­ре­та­ем; толь­ко отно­си­тель­но вла­де­ния воз­ни­ка­ет вопрос, можем ли мы при­об­ре­сти вла­де­ние через сво­бод­ное лицо.

96. Вооб­ще сле­ду­ет знать, что тем, кото­рые состо­ят in po­tes­ta­te, ma­nu man­ci­pioue, ниче­го перед (судя­щим) маги­ст­ра­том усту­пать нель­зя, а так как у этих лиц соб­ст­вен­но­го иму­ще­ства быть не может, то, конеч­но, они не могут вин­ди­ци­ро­вать что-нибудь для себя.

2.97 - 3.87 универсальное преемство:
97. Пока доволь­но, что досе­ле выска­за­но о том, каким обра­зом при­об­ре­та­ют­ся для нас отдель­ные вещи; ибо пра­во лега­тов, по кото­ро­му тоже при­об­ре­та­ют­ся для нас отдель­ные вещи, удоб­нее будет изло­жить в дру­гом месте. Теперь же рас­смот­рим, каки­ми спо­со­ба­ми при­об­ре­та­ют­ся вещи в сово­куп­но­сти.

2.98 - 3.76 наследственное преемство (successio mortis causa)
98. Если мы сде­ла­лись чьи­ми-либо наслед­ни­ка­ми или будем домо­гать­ся вла­де­ния наслед­ст­вен­ным иму­ще­ст­вом (на осно­ва­нии пре­тор­ско­го эдик­та), или еже­ли мы при­об­ре­ли путем покуп­ки чужое име­ние, или когда мы кого-либо усы­но­ви­ли, или под­чи­ни­ли какую-либо жен­щи­ну нашей супру­же­ской вла­сти, то иму­ще­ство этих лиц пере­хо­дит к нам.

99. Преж­де рас­смот­рим наслед­ства. Свой­ство их дво­я­кое: наслед­ства пере­хо­дят к нам или по заве­ща­нию, или по зако­ну.

2.100 - 190 наследование по завещанию:
100. Сна­ча­ла пого­во­рим о тех, кото­рые пере­хо­дят к нам по заве­ща­нию.

2.101 - 122 виды завещаний (testamenta)
101. Вна­ча­ле были в употреб­ле­нии два рода заве­ща­ний: заве­ща­ние состав­ля­ли или перед лицом все­го наро­да в кури­ат­ных собра­ни­ях6, созы­вав­ших­ся для этой цели два­жды в год, или перед выступ­ле­ни­ем в поход, т. е. тогда, когда для вой­ны бра­лись за ору­жие и наме­ре­ва­лись идти в сра­же­ние. Сло­вом pro­cinctus обо­зна­ча­лось воору­жен­ное вой­ско, гото­вое к бою. Итак, одни заве­ща­ния состав­ля­лись во вре­мя мира и покоя, а дру­гие — перед выступ­ле­ни­ем на поле сра­же­ния.

102. Позд­нее вошел в обы­чай тре­тий род заве­ща­ний — посред­ст­вом весов и меди. Если кто не соста­вил заве­ща­ния ни в кури­ат­ных собра­ни­ях, ни на поле сра­же­ния, то в слу­чае, если ему неожидан­но ста­ла угро­жать смерть, он переда­вал в ман­ци­па­ци­он­ной фор­ме дру­гу (посто­рон­не­му лицу) свое семей­ство, т. е. свое иму­ще­ство, и про­сил его рас­пре­де­лить име­ние соглас­но его послед­ней воле. Этот вид заве­ща­ния назы­ва­ет­ся заве­ща­ни­ем посред­ст­вом весов и меди, конеч­но, пото­му, что совер­ша­ет­ся посред­ст­вом тор­же­ст­вен­ной про­да­жи.

103. Но пер­вые два рода заве­ща­ния с дав­них вре­мен вышли из употреб­ле­ния; послед­ний же вид заве­ща­ния, кото­рый совер­ша­ет­ся посред­ст­вом весов и меди, оста­вал­ся. Разу­ме­ет­ся, что теперь он совер­ша­ет­ся ина­че, чем преж­де, когда тот, кото­рый посред­ст­вом мни­мой про­да­жи при­об­ре­тал от заве­ща­те­ля иму­ще­ство, зани­мал место наслед­ни­ка, и поэто­му заве­ща­тель объ­яв­лял ему, что хотел бы дать каж­до­му после сво­ей смер­ти, теперь же назна­ча­ет­ся в заве­ща­нии один наслед­ник, кото­рый обре­ме­ня­ет­ся отка­за­ми, а дру­гой при­ни­ма­ет­ся в каче­стве мни­мо­го покуп­щи­ка наслед­ст­вен­но­го име­ния по ана­ло­гии с древним пра­вом.

104. Вся про­цеду­ра свер­ша­ет­ся таким обра­зом: в при­сут­ст­вии при­гла­шен­ных по это­му пово­ду пяти свиде­те­лей, совер­шен­но­лет­них граж­дан, и весов­щи­ка, как и в дру­гих ман­ци­па­ци­он­ных сдел­ках, состав­ля­ю­щий заве­ща­ние усту­па­ет посред­ст­вом мни­мой про­да­жи свое иму­ще­ство посто­рон­не­му лицу, при­чем послед­ний, т. е. поку­па­тель иму­ще­ства, про­из­но­сит сле­ду­ю­щие сло­ва: «я утвер­ждаю, что твоя семья и иму­ще­ство твое по кви­рит­ско­му пра­ву нахо­дят­ся под моей опе­кой и моим над­зо­ром, а по это­му пра­ву, по кото­ро­му ты можешь соста­вить заве­ща­ние, все это поку­па­ет­ся мною за цену налич­ной меди», как неко­то­рые при­бав­ля­ют «мед­ных весов»; потом он при­ка­са­ет­ся медью к весам и отда­ет ее заве­ща­те­лю, как бы озна­чая покуп­ную цену. Тогда заве­ща­тель, дер­жа в руке акт заве­ща­ния, про­из­но­сит сле­ду­ю­щее: «все так, как это напи­са­но в этом заве­ща­нии на вос­ко­вых дощеч­ках, я даю, заве­щаю, свиде­тель­ст­вую, да и вы, кви­ри­ты, будь­те свиде­те­ля­ми». Этот акт назы­ва­ет­ся nun­cu­pa­tio, что зна­чит «пуб­лич­но заяв­лять в тор­же­ст­вен­ных сло­вах», и, конеч­но, все отдель­ные пред­смерт­ные рас­по­ря­же­ния, кото­рые поме­ща­ют­ся в заве­ща­нии, насле­до­ва­тель, как вид­но, пуб­лич­но заяв­ля­ет и под­твер­жда­ет тор­же­ст­вен­но их силу в общей фор­му­ле.

105. В чис­ле свиде­те­лей, одна­ко, не дол­жен быть тот, кто состо­ит под вла­стью при­об­ре­та­те­ля наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства или само­го заве­ща­те­ля, так как по ана­ло­гии древ­не­го пра­ва при­ня­то, что весь этот акт совер­ша­ет­ся ради состав­ле­ния заве­ща­ния меж­ду покуп­щи­ком наслед­ст­вен­но­го име­ния и заве­ща­те­лем (т. е. меж­ду живы­ми), так как неко­гда, как выше ска­за­но, тот, кто при­об­ре­тал иму­ще­ство заве­ща­те­ля посред­ст­вом мни­мой про­да­жи, фор­маль­но зани­мал место наслед­ни­ка. Поэто­му не име­ет зна­че­ния свиде­тель­ство лиц, при­над­ле­жа­щих к одной и той же фами­лии.

106. Поэто­му отец лица, состо­я­ще­го под оте­че­скою вла­стью и купив­ше­го наслед­ст­вен­ное иму­ще­ство, не может быть свиде­те­лем и даже дру­гое лицо, кото­рое в этой же вла­сти нахо­дит­ся, напри­мер, брат. Если бы даже сын семьи, вышед­ший в отстав­ку, сде­лал пред­смерт­ные рас­по­ря­же­ния отно­си­тель­но иму­ще­ства, при­об­ре­тен­но­го в воен­ной служ­бе, то и тогда он не может при­гла­сить ни отца в каче­стве свиде­те­ля, ни лицо, пре­бы­ваю­щее под вла­стью это­го отца.

107. Все, что мы выше ска­за­ли о свиде­те­лях, отно­сит­ся так­же к весов­щи­ку, так как и он при­чис­ля­ет­ся к чис­лу свиде­те­лей.

108. Тот, кто состо­ит во вла­сти наслед­ни­ка или отка­зо­при­ни­ма­те­ля, так­же и тот, во вла­сти кото­ро­го оста­ет­ся и самый наслед­ник и лега­та­рий, рав­но и каж­дый, кто нахо­дит­ся под этой вла­стью, может зани­мать место свиде­те­ля и весов­щи­ка. Это пра­во свиде­тель­ст­во­вать слу­жит даже само­му наслед­ни­ку и отка­зо­при­ни­ма­те­лю. Одна­ко ни наслед­ник, ни тот, кто нахо­дит­ся в его вла­сти, ни лицо, в чьей вла­сти оста­ет­ся сам наслед­ник, не долж­ны поль­зо­вать­ся этим пра­вом.

109. От обя­зан­но­сти соблюдать при состав­ле­нии заве­ща­ний выше­на­зван­ные фор­мы осво­бож­де­ны импе­ра­тор­ски­ми ука­за­ми вои­ны, по при­чине чрез­вы­чай­ной их неопыт­но­сти; поэто­му их заве­ща­ние счи­та­ет­ся дей­ст­ви­тель­ным в любом слу­чае, хотя бы они и не при­зва­ли закон­но­го чис­ла свиде­те­лей и не про­да­ли наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства мни­мым обра­зом и не заяви­ли бы тор­же­ст­вен­но о сво­ей послед­ней воле.

110. Кро­ме того, вои­нам поз­во­ле­но назна­чать себе наслед­ни­ка­ми и ино­стран­цев и латин­ских граж­дан или остав­лять им отка­зы, меж­ду тем как преж­де ино­стран­цы по цивиль­но­му пра­ву не мог­ли при­об­ре­тать ни наслед­ства, ни отка­зов, лати­няне же лише­ны были это­го пра­ва по зако­ну Юния7.

111. Так­же холо­стые, кото­рым закон Юлия8 запре­ща­ет при­ни­мать наслед­ство и отка­зы, рав­ным обра­зом без­дет­ные, кото­рые по Пап­пи­е­во­му зако­ну9 не могут при­об­ре­тать более поло­ви­ны наслед­ства или отка­зов, полу­ча­ют по заве­ща­нию сол­дат все иму­ще­ство.

112. Но по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию, издан­но­му на осно­ва­нии рас­по­ря­же­ния Адри­а­на, поз­во­ле­но было жен­щи­нам без совер­ше­ния коэмп­ции состав­лять заве­ща­ние, но при уча­стии опе­ку­на, если толь­ко они были не моло­же 12 лет, это зна­чит, что жен­щи­ны, не осво­бож­ден­ные из под опе­ки, долж­ны были состав­лять заве­ща­ние при содей­ст­вии опе­ку­на.

113. По-види­мо­му, жен­щи­ны нахо­ди­лись в луч­ших усло­ви­ях, чем муж­чи­ны; имен­но муж­чи­на моло­же 14 лет состав­лять заве­ща­ния не может, даже при уча­стии опе­ку­на; жен­щи­на же может, ибо она, достиг­нув две­на­дца­ти­лет­не­го воз­рас­та, при­об­ре­та­ет пра­во состав­лять заве­ща­ние.

114. При состав­ле­нии пра­виль­но­го заве­ща­ния преж­де все­го долж­но обра­тить вни­ма­ние на то, мог ли тот, кто состав­лял заве­ща­ние, совер­шать пред­смерт­ные рас­по­ря­же­ния, и затем сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние, соста­вил ли он заве­ща­ние по цивиль­но­му пра­ву. Исклю­че­ния могут быть толь­ко в поль­зу вои­нов, кото­рым по пово­ду их неопыт­но­сти и незна­ний пра­ва, как мы выше ска­за­ли, поз­во­ле­но было состав­лять заве­ща­ние каким бы то ни было обра­зом.

115. Одна­ко для пол­ной дей­ст­ви­тель­но­сти заве­ща­ния не доволь­но соблюдать то, что мы выше ска­за­ли отно­си­тель­но про­да­жи наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства, о свиде­те­лях и тор­же­ст­вен­ных заяв­ле­ни­ях послед­ней воли.

116. Но преж­де все­го сле­ду­ет узнать, совер­ша­лось ли назна­че­ние наслед­ни­ка тор­же­ст­вен­ным обра­зом, ибо в про­тив­ном слу­чае, если оно сде­ла­но ина­че, бес­по­лез­ным будет факт про­да­жи иму­ще­ства заве­ща­те­ля ман­ци­па­ци­он­ным обра­зом, факт при­гла­ше­ния свиде­те­лей и факт тор­же­ст­вен­но­го заяв­ле­ния послед­ней воли в выше­ука­зан­ной фор­ме.

117. Тор­же­ст­вен­ное назна­че­ние наслед­ни­ка совер­ша­ет­ся так: «пусть будет Тиций наслед­ни­ком»; при­ня­та и сле­ду­ю­щая фор­му­ла назна­че­ния: «я при­ка­зы­ваю Тицию быть наслед­ни­ком»; не при­ме­ня­лось такое назна­че­ние: «я хочу, чтобы Тиций был наслед­ни­ком»; мно­ги­ми не одоб­ре­на такая фор­ма: «назна­чаю наслед­ни­ком»; рав­ным обра­зом сле­ду­ю­щая: «делаю наслед­ни­ком».

118. Кро­ме того, мы долж­ны знать, что жен­щи­на, кото­рая оста­ва­лась в зави­си­мо­сти от опе­ку­на, не может состав­лять заве­ща­ния без его согла­сия; в про­тив­ном слу­чае заве­ща­ние ее, по цивиль­но­му пра­ву, будет недей­ст­ви­тель­но.

119. Пре­тор, одна­ко, может пре­до­ста­вить назна­чен­ным наслед­ни­кам вла­де­ние наслед­ст­вом соглас­но заве­ща­тель­но­му доку­мен­ту, если он будет под­пи­сан семью свиде­те­ля­ми и если нет наслед­ни­ка, к тому бы мог­ло по зако­ну перей­ти наслед­ство, напри­мер, бра­та, рож­ден­но­го от того же отца, или дяди по отцу, или сына от бра­та — то назна­чен­ные наслед­ни­ки могут удер­жать за собою наслед­ство. То же самое име­ет место по зако­ну, если по какой-либо иной при­чине заве­ща­ние ока­зы­ва­ет­ся недей­ст­ви­тель­ным, когда, напри­мер, иму­ще­ство ман­ци­пи­ро­ван­ным обра­зом не было про­да­но, или, когда заве­ща­тель послед­ней воли сво­ей тор­же­ст­вен­ной не заяв­лял.

120. Но посмот­рим, не име­ет ли брат, или дед по отцу пре­иму­ще­ства перед назна­чен­ны­ми наслед­ни­ка­ми, так как рескрип­том импе­ра­то­ра Анто­ни­на Бла­го­че­сти­во­го поста­нов­ле­но, чтобы те, кото­рые потре­бу­ют вла­де­ния наслед­ст­вом по заве­ща­нию, непра­виль­но состав­лен­но­му, мог­ли защи­щать свои пра­ва про­тив лиц, вин­ди­ци­ру­ю­щих наслед­ство на осно­ва­нии зако­на, посред­ст­вом воз­ра­же­ния об обмане.

121. Не под­ле­жит сомне­нию, что это каса­ет­ся как заве­ща­ний муж­чин, так и заве­ща­ний жен­щин, кото­рые соста­ви­ли недей­ст­ви­тель­ное заве­ща­ние пото­му, напри­мер, что не про­да­ли мни­мым обра­зом сво­е­го иму­ще­ства, или не заяви­ли тор­же­ст­вен­но сво­ей послед­ней воли. Но мы увидим, отно­сит­ся ли это поста­нов­ле­ние к тем заве­ща­ни­ям жен­щин, кото­рые они соста­ви­ли без соуча­стия опе­ку­на.

122. Мы гово­рим о тех, конеч­но, жен­щи­нах, кото­рые не оста­ют­ся под закон­ною опе­кой агна­тов или патро­нов, толь­ко име­ют опе­ку­нов дру­го­го рода, кото­рых мож­но при­нуж­дать даже про­тив воли давать свое согла­сие (для заклю­че­ния юриди­че­ских актов); впро­чем ясно, что нель­зя было вос­хо­дя­ще­го (агна­та) и патро­на устра­нить заве­ща­ни­ем, состав­лен­ным поми­мо их согла­сия.

2.123 - 151 назначение наследника (heredis institutio)
123. Рав­ным обра­зом тот, кто име­ет в сво­ей вла­сти сына, дол­жен оза­бо­тить­ся назна­чить его наслед­ни­ком, или, назвав его по име­ни, лишить наслед­ства. Ина­че, если отец прой­дет его мол­ча­ни­ем, то заве­ща­ние не будет иметь силы — так даже, что по мне­нию наших учи­те­лей (саби­ни­ан­цев), никто не может быть наслед­ни­ком по это­му заве­ща­нию, даже если бы (неупо­мя­ну­тый) сын уми­рал рань­ше само­го заве­ща­те­ля, пото­му что с само­го нача­ла этот акт не был заве­ща­ни­ем. Но при­вер­жен­цы дру­гой шко­лы (про­ку­ли­ан­цы) соглас­ны в том, что если сын жив во вре­мя смер­ти отца, то он, конеч­но, меша­ет назна­чен­ным наслед­ни­кам и дела­ет­ся бли­жай­шим наслед­ни­ком по зако­ну; но если сын уми­ра­ет рань­ше смер­ти отца, то, как неко­то­рые дума­ют, мож­но в силу заве­ща­ния при­нять наслед­ство, так как сын уже не пре­пят­ст­ву­ет, пото­му что, по их мне­нию, вслед­ст­вие выхо­да сына заве­ща­ние не ста­но­вит­ся недей­ст­ви­тель­ным с само­го нача­ла.

124. Если же заве­ща­тель обой­дет мол­ча­ни­ем про­чих детей, то заве­ща­ние не теря­ет силы; лица, обой­ден­ные в заве­ща­нии, допус­ка­ют­ся к насле­до­ва­нию сов­мест­но с назна­чен­ны­ми наслед­ни­ка­ми, каж­дый в одной доле, если они пря­мые наслед­ни­ки (свои); если же посто­рон­ние, то полу­ча­ют поло­ви­ну, т. е. если кто, напри­мер, назна­чит трех сыно­вей наслед­ни­ка­ми, а обой­дет мол­ча­ни­ем дочь, то она полу­ча­ет по пра­ву при­ра­ще­ния чет­вер­тую часть наслед­ства, и на этом осно­ва­нии она при­об­ре­та­ет то, что полу­чи­ла бы в слу­чае смер­ти отца без заве­ща­ния, как наслед­ни­ца по зако­ну. Но если заве­ща­тель при­зы­ва­ет к насле­до­ва­нию посто­рон­них и обой­дет дочь, то она пра­вом при­ра­ще­ния при­об­ре­та­ет поло­ви­ну наслед­ства. То, что мы ска­за­ли о доче­ри, счи­та­ем ска­зан­ным и о вну­ке, и о всех детях, все рав­но, будут ли они муж­ско­го или жен­ско­го пола.

125. Итак, что это озна­ча­ет? Хотя выше­упо­мя­ну­тые лица, соглас­но ска­зан­но­му, отни­ма­ют от назна­чен­ных наслед­ни­ков толь­ко поло­ви­ну, то пре­тор обе­ща­ет им, одна­ко, вопре­ки заве­ща­тель­ным рас­по­ря­же­ни­ям, вла­де­ние наслед­ст­вом, вслед­ст­вие чего посто­рон­ние наслед­ни­ки устра­ня­ют­ся от все­го наслед­ства и дела­ют­ся наслед­ни­ка­ми без наслед­ства.

126. И этим пра­вом мы поль­зу­ем­ся, как если бы не было в этом отно­ше­нии ника­кой раз­ни­цы меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Недав­но, одна­ко, импе­ра­тор Анто­нин при­ка­зал сво­им рескрип­том, чтобы жен­щи­ны полу­ча­ли не боль­ше посред­ст­вом вла­де­ния наслед­ст­вом вопре­ки заве­ща­нию, чем полу­ча­ли бы по пра­ву при­ра­ще­ния. Это пра­во сле­ду­ет так­же при­ме­нять по отно­ше­нию к эман­ци­пи­ро­ван­ным жен­щи­нам, дабы и эти, разу­ме­ет­ся, полу­ча­ли в силу пре­тор­ско­го вла­де­ния наслед­ст­вом то же самое, что полу­ча­ли бы по пра­ву при­ра­ще­ния, если бы состо­я­ли под чьею-либо вла­стью.

127. Но если отец лиша­ет сына наслед­ства, то дол­жен это сде­лать поимен­но; в про­тив­ном слу­чае сын не лиша­ет­ся наслед­ства. Поимен­ное лише­ние наслед­ства име­ет место тогда, если кто лиша­ет сына таки­ми сло­ва­ми: «сын мой Тиций, да не будет моим наслед­ни­ком», или таким обра­зом: «сын мой да будет лишен наслед­ства», не при­бав­ляя соб­ст­вен­но­го име­ни (разу­ме­ет­ся, если нет дру­го­го сына).

128. Про­чих же детей обо­е­го пола мож­но лишать наслед­ства посред­ст­вом общей фор­му­лы сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «все про­чие да будут лише­ны наслед­ства», како­вые сло­ва обык­но­вен­но при­бав­ля­ют­ся тот­час после назна­че­ния наслед­ни­ков. Так пред­пи­сы­ва­ет цивиль­ное пра­во.

129. Пре­тор же при­ка­зы­ва­ет всех детей муж­ско­го пола, т. е. вну­ков и пра­вну­ков, лишать наслед­ства поимен­но, детей же жен­ско­го пола, т. е. доче­рей, вну­чек, пра­вну­чек, мож­но лишать наслед­ства или поимен­но, или посред­ст­вом общей фор­му­лы.

130. Родив­ши­е­ся после смер­ти отца долж­ны быть или назна­че­ны наслед­ни­ка­ми, или лише­ны наслед­ства.

131. И поло­же­ние всех оди­на­ко­во в том, что, обой­ден ли сын, рож­ден­ный после смер­ти отца, или кто-либо из про­чих детей жен­ско­го пола или муж­ско­го, заве­ща­ние при­зна­ет­ся дей­ст­ви­тель­ным, но раз­ру­ша­ет­ся впо­след­ст­вии рож­де­ни­ем дитя­ти после смер­ти заве­ща­те­ля, и на этом осно­ва­нии все заве­ща­ние теря­ет силу. Итак, если жен­щи­на, от кото­рой ожида­ет­ся рож­даю­щий­ся, или рож­даю­щая после смер­ти отца, преж­девре­мен­но родит, то ничто не пре­пят­ст­ву­ет назна­чен­ным наслед­ни­кам всту­пить в пра­ва наслед­ства.

132. Но лица жен­ско­го пола обык­но­вен­но лиша­ют­ся наслед­ства или поимен­но, или посред­ст­вом общей фор­му­лы, при­чем, одна­ко, если они лиша­ют­ся наслед­ства соби­ра­тель­но, необ­хо­ди­мо, чтобы им было что-нибудь отка­за­но, дабы они не каза­лись про­пу­щен­ны­ми по забве­нию. Отно­си­тель­но же лиц муж­ско­го пола, постав­ле­но закон­ным поряд­ком лишать наслед­ства не ина­че как поимен­но, т. е. сле­ду­ю­щим обра­зом: «какой бы у меня сын ни родил­ся, да будет лишен наслед­ства».

133. В чис­ле «Посту­мов» нахо­дят­ся и те, кото­рые, насле­дуя вме­сто сво­е­го наслед­ни­ка, дела­ют­ся через qua­si-агнат­ство бли­жай­ши­ми (сво­и­ми) наслед­ни­ка­ми вос­хо­дя­щих: если я, напри­мер, буду иметь в сво­ей вла­сти сына и от него вну­ка или внуч­ку, то один сын име­ет пра­ва бли­жай­ше­го (сво­е­го) наслед­ни­ка, так как он пред­ше­ст­ву­ет сте­пе­нью, хотя бы внук или внуч­ка от него так­же нахо­ди­лись под тою же вла­стью. Но если сын мой умрет при моей жиз­ни, или по какой-либо дру­гой при­чине вый­дет из-под моей вла­сти, то внук или внуч­ка начи­на­ет насле­до­вать вме­сто него, и таким обра­зом они полу­ча­ют как бы через агнат­ство пра­ва сво­их наслед­ни­ков.

134. Сле­до­ва­тель­но, дабы таким обра­зом заве­ща­ние мое не теря­ло силы, я дол­жен само­го сына или назна­чить наслед­ни­ком или поимен­но лишить наслед­ства; рав­ным обра­зом для закон­но­сти заве­ща­ния мне необ­хо­ди­мо и вну­ка или внуч­ку от сына или назна­чить в наслед­ни­ки, или лишить наслед­ства, дабы, в слу­чае смер­ти сына при моей жиз­ни, внук или внуч­ка, насле­дуя вме­сто сына, не уни­что­жи­ли акт заве­ща­ния через qua­si-рож­де­ние. Это пред­у­смот­ре­но зако­ном Юния Вел­лея10, в кото­ром вме­сте с тем опре­де­ля­ет­ся спо­соб лише­ния наслед­ства, а имен­но дети (Посту­мы) муж­ско­го пола лиша­ют­ся наслед­ства поимен­но, а лица жен­ско­го пола лиша­ют­ся наслед­ства или поимен­но, или посред­ст­вом общей фор­му­лы, лишь бы толь­ко отка­за­но было что-нибудь тем, кото­рые лиша­ют­ся наслед­ства сооб­ща.

135. Детей, осво­бож­ден­ных из-под оте­че­ской вла­сти, цивиль­ное пра­во не обя­зы­ва­ет ни назна­чать наслед­ни­ка­ми, ни лишать их наслед­ства, так как они уже не свои наслед­ни­ки. Тем не менее пре­тор повеле­ва­ет всех их лишать наслед­ства, будут ли эти лица муж­ско­го или жен­ско­го пола, если они не назна­ча­ют­ся наслед­ни­ка­ми, — имен­но лиц муж­ско­го пола — поимен­но, жен­ско­го же или поимен­но, или посред­ст­вом общей ого­вор­ки. Поэто­му, если они не будут назна­че­ны наслед­ни­ка­ми и не лише­ны наслед­ства таким поряд­ком, как мы выше ска­за­ли, то пре­тор обе­ща­ет им, вопре­ки заве­ща­нию, вла­де­ние наслед­ст­вом.

135a. Не нахо­дят­ся во вла­сти отца те, кото­рые вме­сте с ним удо­сто­е­ны прав рим­ско­го граж­дан­ства, при­чем, одна­ко, отец, полу­чая рим­ское граж­дан­ство, или не про­сил о том, чтобы иметь их в сво­ей вла­сти, или, хотя и про­сил, но без­успеш­но; ибо те, кото­рые под­чи­ня­ют­ся отцов­ской вла­сти с помо­щью импе­ра­то­ра, ничем не отли­ча­ют­ся от тех, кото­рые роди­лись уже в под­чи­нен­но­сти.

136. Рав­ным обра­зом дети по усы­нов­ле­нию, пока они состо­ят во вла­сти отца-усы­но­ви­те­ля, поль­зу­ют­ся теми же пра­ва­ми, как и дети, про­ис­шед­шие от закон­но­го бра­ка. Осво­бож­ден­ные же из-под оте­че­ской вла­сти отцом-усы­но­ви­те­лем не счи­та­ют­ся в чис­ле детей ни по пра­ву цивиль­но­му, ни по пра­ву, кото­рое осно­вы­ва­ет­ся на пре­тор­ском эдик­те.

137. Вслед­ст­вие это­го слу­ча­ет­ся наобо­рот, что по отно­ше­нию к есте­ствен­но­му отцу дети эти, пока нахо­дят­ся в семье усы­но­ви­те­ля, счи­та­ют­ся в чис­ле чужих. Если же они будут осво­бож­де­ны из-под оте­че­ской вла­сти отцом-усы­но­ви­те­лем, то тогда начи­на­ют быть в таком поло­же­нии, в каком они были бы, если бы их сам род­ной отец эман­ци­пи­ро­вал.

138. Когда кто-либо после состав­ле­ния заве­ща­ния усы­но­вит себе при посред­стве наро­да чело­ве­ка само­власт­но­го, или посред­ст­вом пре­то­ра лицо, нахо­дя­ще­е­ся под оте­че­скою вла­стью, то во всех этих слу­ча­ях заве­ща­ние его рас­тор­га­ет­ся через qua­si-агнат­ство сво­е­го наслед­ни­ка.

139. То же самое име­ет место, если после состав­ле­ния заве­ща­ния жен­щи­на пере­хо­дит под власть супру­га, или когда она вый­дет замуж, нахо­дясь в супру­же­ской вла­сти; в этом слу­чае она зани­ма­ет место доче­ри и ста­но­вит­ся как бы бли­жай­шей наслед­ни­цей.

140. И без­раз­лич­но, будут ли назна­че­ны в том заве­ща­нии наслед­ни­ка­ми эта жен­щи­на, или усы­нов­лен­ный, ибо вопрос о лише­нии их наслед­ства кажет­ся совер­шен­но излиш­ним, коль ско­ро во вре­мя состав­ле­ния заве­ща­ния лица эти не были сво­и­ми наслед­ни­ка­ми.

141. Так­же и сын, кото­рый осво­бож­да­ет­ся после пер­вой или вто­рой ман­ци­па­ции, уни­что­жа­ет заве­ща­ние, рань­ше совер­шен­ное, так как он воз­вра­ща­ет­ся под отцов­скую власть; при этом все рав­но, будет ли он назна­чен в упо­мя­ну­том заве­ща­нии наслед­ни­ком или будет лишен наслед­ства.

142. Подоб­ный закон слу­жил неко­гда тому лицу, кото­ро­му сенат­ское поста­нов­ле­ние раз­ре­ша­ло дока­зы­вать ошиб­ку, так как это лицо роди­лось от бра­ка с ино­стран­кой или лати­нян­кой, кото­рую по неведе­нию сочли рим­скою граж­дан­кою; имен­но, будет ли такое лицо назна­че­но отцом в наслед­ни­ки, или лише­но наслед­ства, при жиз­ни ли отца обна­ру­же­на и дока­за­на ошиб­ка, или после его смер­ти, во вся­ком слу­чае уни­что­жа­ет­ся заве­ща­ние через qua­si-агнат­ство.

143. В наше вре­мя на осно­ва­нии ново­го сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, издан­но­го по ука­зу боже­ст­вен­но­го Адри­а­на, лицо это уни­что­жа­ет заве­ща­ние, как и преж­де, если, конеч­но, при­чи­на обна­ру­жи­ва­ет­ся и дока­зы­ва­ет­ся при жиз­ни отца; если же при­чи­на ошиб­ки будет дока­за­на после его смер­ти, то толь­ко неупо­мя­ну­тый наслед­ник раз­ру­ша­ет заве­ща­ние, а если он в заве­ща­нии назна­чен наслед­ни­ком или лишен прав, то само заве­ща­ние сохра­ня­ет свою силу, дабы, конеч­но, заве­ща­ния, ста­ра­тель­но состав­лен­ные, не уни­что­жа­лись тогда, когда ново­го нель­зя соста­вить.

144. Рав­ным обра­зом позд­ней­шее заве­ща­ние, закон­но и пра­виль­но состав­лен­ное, уни­что­жа­ет преж­нее, все рав­но, явил­ся ли какой-нибудь наслед­ник в силу оно­го или нет, ибо обра­ща­ет­ся вни­ма­ние толь­ко на то, мог ли бы он явить­ся в каком-нибудь слу­чае. Сле­до­ва­тель­но, если кто не захо­чет быть наслед­ни­ком по вто­ро­му заве­ща­нию, пра­виль­но совер­шен­но­му, или если наслед­ник умрет при жиз­ни заве­ща­те­ля или после его смер­ти, но до при­ня­тия наслед­ства, или если будет устра­нен от наслед­ства по исте­че­нии опре­де­лен­но­го сро­ка для вступ­ле­ния в наслед­ство, или усло­вие, под кото­рым он был назна­чен наслед­ни­ком, не испол­нит­ся, или если его по зако­ну Юлия исклю­ча­ют от наслед­ства по пово­ду без­брач­ной жиз­ни, во всех этих слу­ча­ях отец фами­лии уми­ра­ет без заве­ща­ния. Ибо и пер­вое заве­ща­ние недей­ст­ви­тель­но, будучи уни­что­же­но вто­рым, и вто­рое рав­ным обра­зом не име­ет ника­ко­го зна­че­ния, коль ско­ро по это­му заве­ща­нию никто не при­зна­ет­ся наслед­ни­ком.

145. Еще дру­гим обра­зом заве­ща­ния, закон­но состав­лен­ные, теря­ют силу, напри­мер, когда тот, кто соста­вил заве­ща­ние, под­верг­ся ума­ле­нию пра­во­спо­соб­но­сти. В пер­вой кни­ге ука­за­но, когда это слу­ча­ет­ся.

146. В этом слу­чае гово­рят, что заве­ща­ния сде­ла­лись недей­ст­ви­тель­ны­ми; прав­да, что и те заве­ща­ния, кото­рые уни­что­жа­ют­ся, счи­та­ют­ся так­же недей­ст­ви­тель­ны­ми, да и те, кото­рые с само­го нача­ла состав­ля­ют­ся неза­кон­но, дела­ют­ся недей­ст­ви­тель­ны­ми; одна­ко те заве­ща­ния, кото­рые состав­ле­ны пра­виль­но, а впо­след­ст­вии сде­ла­лись недей­ст­ви­тель­ны­ми по при­чине ума­ле­ния пра­во­спо­соб­но­сти, могут тем не менее счи­тать­ся рас­торг­ну­ты­ми. Но как гораздо удоб­нее раз­ли­чать отдель­ные пред­ме­ты осо­бы­ми назва­ни­я­ми, посе­му о неко­то­рых заве­ща­ни­ях гово­рят, что они неза­кон­но состав­ле­ны, о дру­гих же, закон­но состав­лен­ных, — что они рас­тор­га­ют­ся или дела­ют­ся недей­ст­ви­тель­ны­ми.

147. Одна­ко не вовсе бес­по­лез­ны те заве­ща­ния, кото­рые или в самом нача­ле непра­виль­но состав­ле­ны, или, будучи сде­ла­ны закон­но, впо­след­ст­вии сде­ла­лись недей­ст­ви­тель­ны­ми или же были уни­что­же­ны; ибо если они запе­ча­та­ны печа­тя­ми семи свиде­те­лей, то назна­чен­ный наслед­ник может при­об­ре­сти вла­де­ние наслед­ст­вом соглас­но заве­ща­нию, лишь бы толь­ко умер­ший в момент смер­ти был рим­ским граж­да­ни­ном и само­власт­ным лицом. Ибо, если заве­ща­ние недей­ст­ви­тель­но пото­му, что, напри­мер, заве­ща­тель поте­ря­ет пра­во граж­дан­ства или даже сво­бо­ду, или пото­му, что он дал себя усы­но­вить и в момент смер­ти был во вла­сти отца-усы­но­ви­те­ля, то назна­чен­ный наслед­ник не может тре­бо­вать вла­де­ния наслед­ст­вом соглас­но заве­ща­тель­но­му акту.

148. Лица, полу­чаю­щие вла­де­ние наслед­ст­вом по заве­ща­ни­ям, кото­рые или с само­го нача­ла неза­кон­но состав­ле­ны, или, будучи пра­виль­но состав­ле­ны, впо­след­ст­вии или уни­что­же­ны, или сде­ла­лись недей­ст­ви­тель­ны­ми, будут дей­ст­ви­тель­ны­ми обла­да­те­ля­ми все­го наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства, если толь­ко лица эти могут при­об­ре­тать наслед­ство; но если (истин­ный наслед­ник) потре­бу­ет (посред­ст­вом иска) от них наслед­ство обрат­но, то они будут вла­дель­ца­ми толь­ко по име­ни.

149. Если кто-либо будет назна­чен наслед­ни­ком по цивиль­но­му пра­ву в силу пер­во­го, или позд­ней­ше­го заве­ща­ния, или если кто без заве­ща­ния ста­но­вит­ся наслед­ни­ком по зако­ну, то он может потре­бо­вать обрат­но наслед­ство от лиц, кото­рых пре­тор ввел во вла­де­ние наслед­ст­вом; если же не ока­жет­ся нико­го, кто бы по граж­дан­ско­му пра­ву был наслед­ни­ком, то лица, вла­де­ю­щие наслед­ст­вом могут его дер­жать, и ника­ких реши­тель­но прав про­тив послед­них не име­ют когна­ты, кото­рые устра­ня­ют­ся самим зако­ном.

149a. Одна­ко слу­ча­ет­ся, соглас­но тому, что мы выше ска­за­ли, что наслед­ни­ки, кото­рых пре­тор ввел во вла­де­ние наслед­ст­вом, име­ют даже пре­иму­ще­ство перед закон­ны­ми наслед­ни­ка­ми, напри­мер, если заве­ща­ние пото­му не состав­ле­но пра­виль­но, что иму­ще­ство не про­да­но мни­мым обра­зом, или заве­ща­тель не заявит тор­же­ст­вен­но сво­ей послед­ней воли; в этом слу­чае, если агна­ты тре­бу­ют наслед­ства ----------

150. по назван­но­му зако­ну (lex Julia) наслед­ство дела­ет­ся вымо­роч­ным и соб­ст­вен­но­стью наро­да, если никто не ста­но­вит­ся истин­ным наслед­ни­ком покой­но­го, или если никто не будет пре­тор­ским вла­дель­цем наслед­ства.

151. Может слу­чить­ся, что заве­ща­тель­ный акт, состав­лен­ный закон­ным обра­зом, вслед­ст­вие про­ти­во­по­лож­ной воли теря­ет силу. Одна­ко ясно, что нель­зя заве­ща­ние обес­си­лить толь­ко тем, что впо­след­ст­вии заве­ща­тель не поже­лал, чтобы заве­ща­ние это было дей­ст­ви­тель­но, до того нель­зя, что если пере­ре­зать скре­пу, то все-таки заве­ща­ние по цивиль­но­му пра­ву име­ет силу. Если даже заве­ща­тель уни­что­жит или сожжет акт заве­ща­ния, то тем не менее не пере­ста­ет иметь зна­че­ние все то, что в заве­ща­нии напи­са­но, хотя бы было труд­но дока­зать его содер­жа­ние.

151a. Итак, что это зна­чит? Если потре­бу­ет вла­де­ния наслед­ст­вом наслед­ник без заве­ща­ния и если предъ­явит пре­тен­зию по пово­ду наслед­ства тот, кто по это­му заве­ща­нию ста­но­вит­ся наслед­ни­ком, то пер­вый может отстра­нить послед­не­го воз­ра­же­ни­ем зло­го умыс­ла, если толь­ко будет дока­за­но, что заве­ща­тель желал, чтобы наслед­ство доста­лось наслед­ни­кам без заве­ща­ния. Так и поста­нов­ле­но рескрип­том импе­ра­то­ра Анто­ни­на.

2.152 - 173 принятие наследства (aditio hereditatis)
152. Наслед­ни­ки назы­ва­ют­ся или необ­хо­ди­мы­ми, или сво­и­ми и необ­хо­ди­мы­ми, или посто­рон­ни­ми.

153. Необ­хо­ди­мым наслед­ни­ком быва­ет раб, кото­ро­го назна­чи­ли наслед­ни­ком и отпу­сти­ли на волю; его назы­ва­ют так пото­му, что, хочет ли он это­го, или нет, во вся­ком слу­чае, после смер­ти заве­ща­те­ля он тот­час дела­ет­ся сво­бод­ным и наслед­ни­ком.

154. Вот поче­му тот, кото­ро­го состо­я­тель­ность подо­зри­тель­на, обык­но­вен­но дела­ет раба сво­бод­ным в пер­вой или вто­рой или даже даль­ней­шей сте­пе­ни, назна­чая его наслед­ни­ком, чтобы в слу­чае неудо­вле­тво­ре­ния вери­те­лей ско­рее про­да­ва­лось иму­ще­ство наслед­ни­ка, неже­ли его, заве­ща­те­ля, т. е. чтобы бес­че­стие, кото­рое влек­ла за собою про­да­жа наслед­ства, постиг­ло ско­рее наслед­ни­ка, чем заве­ща­те­ля. Прав­да, у Фуфидия11 юрист Сабин12 пола­га­ет, что раб-наслед­ник в этом слу­чае не под­вер­га­ет­ся бес­че­стию, так как не по сво­ей вине, а в силу зако­на он дол­жен про­да­вать наслед­ство. Но мы поль­зу­ем­ся дру­гим пра­вом.

155. Одна­ко в замене это­го неудоб­ства пре­до­став­ля­ет­ся тако­му наслед­ни­ку та выго­да, что то, что он при­об­рел после смер­ти патро­на, рань­ше ли про­да­жи наслед­ства или после, оста­ет­ся в его рас­по­ря­же­нии, и хотя иму­ще­ство про­да­но сораз­мер­но с дол­га­ми, все-таки его иму­ще­ство, вслед­ст­вие при­об­ре­те­ния наслед­ства толь­ко тогда под­ле­жит про­да­же, если он что-нибудь при­об­рел бла­го­да­ря наслед­ству, напри­мер, если обо­га­тил­ся вслед­ст­вие полу­че­ния наслед­ства после латин­ско­го граж­да­ни­на; меж­ду тем, если дру­гие люди после про­да­жи соот­вет­ст­вен­ной доли их иму­ще­ства сно­ва что-нибудь при­об­ре­тут, то часто про­да­ет­ся и все их иму­ще­ство.

156. Свои и необ­хо­ди­мые наслед­ни­ки — суть, напри­мер, сын, дочь, внук и внуч­ка от сына, а затем и про­чие дети, если толь­ко оста­ва­лись под вла­стью уми­раю­ще­го. Но чтобы внук или внуч­ка были сво­и­ми наслед­ни­ка­ми, недо­ста­точ­но того, чтобы они были под вла­стью деда во вре­мя его смер­ти, но необ­хо­ди­мо, чтобы отец их при жиз­ни сво­е­го отца пере­стал быть сво­им наслед­ни­ком, или застиг­ну­тый смер­тью, или осво­бо­див­ший­ся из-под вла­сти по какой-либо дру­гой при­чине; ибо тогда внук или внуч­ка насле­ду­ют вме­сто сво­е­го отца.

157. Эти наслед­ни­ки назы­ва­ют­ся сво­и­ми пото­му, что они домаш­ние наслед­ни­ки и еще при жиз­ни отца счи­та­ют­ся до неко­то­рой сте­пе­ни соб­ст­вен­ни­ка­ми; отсюда сле­ду­ет, что если отец умрет, не оста­вив заве­ща­ния, то преж­де все­го при­зы­ва­ют­ся к насле­до­ва­нию дети. Необ­хо­ди­мы­ми назы­ва­ют­ся пото­му, что дела­ют­ся они наслед­ни­ка­ми во всех слу­ча­ях, жела­ют ли, или не жела­ют, как без заве­ща­ния, так и по заве­ща­нию.

158. Но пре­тор им поз­во­ля­ет отка­зать­ся от (уже при­ня­то­го) наслед­ства, дабы ско­рее иму­ще­ство отца, а не их самих было про­да­но.

159. Это име­ет место так­же отно­си­тель­но жены, кото­рая состо­ит под супру­же­скою вла­стью, так как она зани­ма­ет место доче­ри, и отно­си­тель­но невест­ки, кото­рая во вла­сти сына, так как она зани­ма­ет место внуч­ки.

160. Пра­во отка­зать­ся от наслед­ства пре­тор рав­ным обра­зом пре­до­став­ля­ет даже ман­ци­пи­ро­ван­но­му, т. е. тому, кто нахо­дит­ся в поло­же­нии кабаль­но­го, т. е. если он был назна­чен наслед­ни­ком вме­сте с полу­че­ни­ем сво­бо­ды, так как он, подоб­но рабу, есть необ­хо­ди­мый наслед­ник, а не свой.

161. Про­чие наслед­ни­ки, кото­рые не состо­ят под вла­стью заве­ща­те­ля, назы­ва­ют­ся наслед­ни­ка­ми посто­рон­ни­ми. Таким обра­зом наши соб­ст­вен­ные дети, не состо­я­щие в нашей вла­сти, будучи назна­че­ны наслед­ни­ка­ми, счи­та­ют­ся как бы посто­рон­ни­ми наслед­ни­ка­ми. По этой при­чине и те, кото­рые назна­ча­ют­ся мате­рью в наслед­ни­ки, нахо­дят­ся в том же чис­ле, пото­му что жен­щи­ны не име­ют оте­че­ской вла­сти над сво­и­ми детьми. В том же чис­ле пола­га­ют­ся так­же рабы, назна­чен­ные наслед­ни­ка­ми с полу­че­ни­ем сво­бо­ды и затем отпу­щен­ные гос­по­да­ми на волю.

162. Посто­рон­ние наслед­ни­ки могут испра­ши­вать срок для осмот­ра наслед­ства и реше­ния вопро­са, всту­пить ли во вла­де­ние наслед­ст­вом, или не всту­пать.

163. Но если тот, кто может отка­зать­ся от наслед­ства, совер­ша­ет такие дей­ст­вия, из кото­рых несо­мнен­но сле­ду­ет воля его быть наслед­ни­ком, или если посто­рон­ний, кото­ро­му поз­во­ля­ет­ся обду­мать при­ня­тие наслед­ства, при­мет тако­вое, то впо­след­ст­вии ни тот ни дру­гой не вла­стен оста­вить наслед­ство, если толь­ко ему не менее 25 лет. Ибо лицам это­го воз­рас­та, как во всех про­чих слу­ча­ях, когда они обма­ну­ты, так и в этом слу­чае, когда они необ­ду­ман­но при­мут убы­точ­ное наслед­ство, при­хо­дит на помощь пре­тор. Я, по край­ней мере, знаю, что импе­ра­тор Адри­ан пре­до­ста­вил пра­во рести­ту­ции (in in­teg­rum) тому, кому было боль­ше 25 лет, когда по при­ня­тии наслед­ства ока­за­лись зна­чи­тель­ные дол­ги, кото­рые неиз­вест­ны были во вре­мя при­ня­тия наслед­ства.

164. Посто­рон­ним наслед­ни­кам обык­но­вен­но пре­до­став­ля­ет­ся срок, назы­вае­мый cre­tio, т. е. вре­мя для обсуж­де­ния (раз­мыш­ле­ния), чтобы они в тече­ние извест­но­го вре­ме­ни или тор­же­ст­вен­но всту­пи­ли во вла­де­ние наслед­ст­вом, или были бы устра­не­ны в слу­чае непри­ня­тия тако­во­го; срок этот назван cre­tio пото­му, что cer­ne­re обо­зна­ча­ет бук­валь­но как бы de­cer­ne­re и con­sti­tue­re.

165. Когда, сле­до­ва­тель­но, напи­са­но так: «Тиций, будь наслед­ни­ком», то мы долж­ны при­ба­вить: «и решись при­нять наслед­ство в тече­ние ста бли­жай­ших дней, в кото­рые все узна­ешь и суме­ешь всту­пить в пра­ва насле­до­ва­ния, а если не всту­пишь во вла­де­ние наслед­ст­вом, то будешь лишен это­го пра­ва».

166. А если тот, кто таким обра­зом назна­чен, поже­ла­ет быть наслед­ни­ком, то он дол­жен будет в тече­ние опре­де­лен­но­го сро­ка тор­же­ст­вен­но при­нять наслед­ство, т. е. заявить сле­ду­ю­щее: «так как Пуб­лий Мевий назна­чил меня в сво­ем заве­ща­нии наслед­ни­ком, то я при­ни­маю наслед­ство тор­же­ст­вен­ным обра­зом». Поэто­му, если он не всту­пит во вла­де­ние наслед­ст­вом, то по исте­че­нии опре­де­лен­но­го сро­ка исклю­ча­ет­ся из чис­ла наслед­ни­ков; нисколь­ко не помо­жет то обсто­я­тель­ство, что он будет дей­ст­во­вать в каче­стве фак­ти­че­ско­го наслед­ни­ка, т. е. если он будет поль­зо­вать­ся наслед­ст­вен­ны­ми веща­ми как наслед­ник.

167. Но тот, кто назна­чен наслед­ни­ком без при­бав­ле­ния сро­ка при­ня­тия наслед­ства, или тот, кто по зако­ну при­зы­ва­ет­ся к насле­до­ва­нию, может сде­лать­ся наслед­ни­ком, при­няв — тор­же­ст­вен­но наслед­ство, или дей­ст­вуя в каче­стве наслед­ни­ка, или по одно­му про­сто­му выра­же­нию сво­ей воли при­нять наслед­ст­вен­ное иму­ще­ство, и от него само­го зави­сит всту­пить во вла­де­ние наслед­ст­вом, когда толь­ко поже­ла­ет. Но обык­но­вен­но пре­тор, по тре­бо­ва­нию наслед­ст­вен­ных вери­те­лей, назна­ча­ет срок, в тече­ние кото­ро­го наслед­ник может, если поже­ла­ет, при­нять наслед­ство, в про­тив­ном слу­чае вери­те­ли могут тре­бо­вать откры­тия кон­кур­са над наслед­ст­вом и про­дать иму­ще­ство покой­ни­ка.

168. А так как тот, кто назна­чен в наслед­ни­ки, полу­чив срок для при­ня­тия наслед­ства, не дела­ет­ся наслед­ни­ком, если не при­ни­ма­ет тако­во­го тор­же­ст­вен­ным обра­зом, то он толь­ко в том слу­чае исклю­ча­ет­ся из чис­ла наслед­ни­ков, когда не всту­пит во вла­де­ние наслед­ст­вом в тече­ние опре­де­лен­но­го сро­ка. Таким обра­зом, хотя бы он до кон­ца сро­ка решил­ся не при­ни­мать наслед­ства, одна­ко, пере­ме­нив свое наме­ре­ние, он в послед­ний момент сро­ка может сде­лать­ся наслед­ни­ком вслед­ст­вие тор­же­ст­вен­но­го при­ня­тия наслед­ства.

169. Но тот, кто назна­чен наслед­ни­ком без сро­ка для при­ня­тия наслед­ства, или тот, кто по зако­ну при­зы­ва­ет­ся к насле­до­ва­нию, — при­об­ре­та­ет, с одной сто­ро­ны, наслед­ст­вен­ные пра­ва про­стым изъ­яв­ле­ни­ем воли, а с дру­гой — тот­час же отстра­ня­ет­ся от наслед­ства, как толь­ко объ­явит про­ти­во­по­лож­ное реше­ние.

170. Вся­кий акт фор­маль­но­го при­ня­тия наслед­ства свя­зан с опре­де­лен­ным сро­ком, для чего, как пола­га­ли, доста­то­чен про­ме­жу­ток 100 дней; одна­ко по цивиль­но­му пра­ву этот срок может быть или про­длен или сокра­щен; впро­чем, срок, пре­вы­шаю­щий 100 дней, ино­гда сокра­ща­ет­ся пре­то­ром.

171. И хотя вся­кое при­ня­тие наслед­ства огра­ни­чи­ва­ет­ся опре­де­лен­ным чис­лом дней, то, одна­ко, один срок назы­ва­ет­ся обык­но­вен­ным, дру­гой с опре­де­лен­ным чис­лом дней. Обык­но­вен­ным назы­ва­ет­ся тот срок, кото­рый мы рас­смат­ри­ва­ли выше, т. е. тот, в кото­ром при­бав­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие сло­ва: «в тече­ние кото­рых он узна­ет и будет в состо­я­нии при­нять (наслед­ство)»; сро­ком извест­но­го чис­ла дней назы­ва­ет­ся тот, в кото­ром пишут­ся все сло­ва, за исклю­че­ни­ем толь­ко что при­веден­ных.

172. Есть боль­шая раз­ни­ца меж­ду эти­ми спо­со­ба­ми при­ня­тия наслед­ства; имен­но, когда дан срок обык­но­вен­ный (cen­tum dies uti­les), то в его состав вхо­дят толь­ко те дни, в тече­ние кото­рых наслед­ник узна­ет, что он назна­чен пре­ем­ни­ком и может при­нять наслед­ство; при кре­ции с опре­де­лен­ным вре­ме­нем счи­та­ют­ся все дни бес­пре­рыв­но даже не знаю­ще­му, что его назна­чи­ли наслед­ни­ком; точ­но так же и тому, кто по какой-либо при­чине не мог пред­при­нять кре­ции, а тем более тому, кто под извест­ным усло­ви­ем назна­чен в наслед­ни­ки. Вот поче­му луч­ше и удоб­нее поль­зо­вать­ся обык­но­вен­ным сро­ком.

173. Этот срок с опре­де­лен­ным вре­ме­нем назы­ва­ет­ся бес­пре­рыв­ным, пото­му что дни счи­та­ют­ся бес­пре­рыв­но, но так как этот срок пред­став­ля­ет извест­ные неудоб­ства, то к пер­во­му мы чаще при­бе­га­ем, отче­го он и назван обык­но­вен­ным.

2.174 - 190 подназначения (substitutiones)
174. Ино­гда мы можем учредить две и более сте­пе­ней наслед­ни­ков — сле­ду­ю­щим обра­зом: «Луций Тиций, будь наслед­ни­ком и при­ми наслед­ство в бли­жай­шие 100 дней, в тече­ние кото­рых узна­ешь и суме­ешь при­нять. Поэто­му, если ты не при­мешь наслед­ства, то не быть тебе наслед­ни­ком, а наслед­ни­ком пусть будет Мевий и при­мет в тече­ние 100 дней» и проч., а затем мы можем под­на­зна­чить столь­ко, сколь­ко нам угод­но.

175. Мож­но под­на­зна­чить мно­гих одно­му или одно­го мно­гим и, наобо­рот, мно­гим одно­го или боль­ше лиц.

176. Таким обра­зом, наслед­ник, назна­чен­ный пер­вым, дела­ет­ся наслед­ни­ком после тор­же­ст­вен­но­го заяв­ле­ния о при­ня­тии наслед­ства, а под­на­зна­чен­ный исклю­ча­ет­ся из чис­ла наслед­ни­ков. Не заявив сво­е­го наме­ре­ния при­нять наслед­ство, наслед­ник устра­ня­ет­ся от наслед­ства, хотя бы и дей­ст­во­вал в каче­стве наслед­ни­ка, и его место зани­ма­ет под­на­зна­чен­ное лицо. А затем, если есть несколь­ко сте­пе­ней (наслед­ни­ков), то с каж­дым про­ис­хо­дит то же на подоб­ном же осно­ва­нии.

177. Но если опре­де­ля­ет­ся срок при­ня­тия наслед­ства без лише­ния наслед­ства, т. е. в сле­ду­ю­щих сло­вах: «Если ты не при­мешь наслед­ства, то наслед­ни­ком да будет Мевий», то дело реша­ет­ся дру­гим обра­зом; имен­но, так как пер­вый наслед­ник, не при­няв наслед­ства, дей­ст­ву­ет в каче­стве пре­ем­ни­ка, то под­на­зна­чен­ный наслед­ник при­зы­ва­ет­ся толь­ко к извест­ной части, и оба ста­но­вят­ся наслед­ни­ка­ми с рав­ны­ми пра­ва­ми; если пер­вый не при­мет наслед­ства и не дей­ст­ву­ет как наслед­ник, то он тогда совсем устра­ня­ет­ся, и под­на­зна­чен­ное лицо при­об­ре­та­ет все наслед­ство.

178. Одна­ко Сабин пола­гал, что до тех пор, пока пер­вый может заявить свое наме­ре­ние при­нять наслед­ство и таким обра­зом сде­лать­ся наслед­ни­ком, не при­зы­ва­ет­ся к насле­до­ва­нию под­на­зна­чен­ный наслед­ник, хотя бы пер­вый дей­ст­во­вал в каче­стве пре­ем­ни­ка. Когда же срок, опре­де­лен­ный для тор­же­ст­вен­но­го при­ня­тия наслед­ства, мино­вал, тогда тот, кто дей­ст­во­вал в каче­стве наслед­ни­ка, может при­звать к насле­до­ва­нию под­на­зна­чен­но­го наслед­ни­ка. Дру­гие же пола­га­ли, что тот, кто дей­ст­ву­ет в каче­стве наслед­ни­ка, может отча­сти допу­стить под­на­зна­чен­ное лицо к насле­до­ва­нию, хотя бы срок для вступ­ле­ния во вла­де­ние наслед­ст­вом еще не истек, и что акт тор­же­ст­вен­но­го при­ня­тия наслед­ства уже не может иметь места.

179. Нашим мало­лет­ним детям, кото­рые нахо­дят­ся под нашею вла­стью, мы можем под­на­зна­чить наслед­ни­ков не толь­ко так, как выше ска­за­но (§ 174), т. е. чтобы тогда, когда они (дети) не сде­ла­ют­ся наслед­ни­ка­ми, дру­гой был нашим наслед­ни­ком, но более того: если бы они даже ста­ли наши­ми наслед­ни­ка­ми и умер­ли, не достиг­ши совер­шен­но­ле­тия, то все-таки кто-нибудь дру­гой явля­ет­ся их наслед­ни­ком, напри­мер, таки­ми сло­ва­ми: «Тиций, сын мой, да будет моим наслед­ни­ком, или, хотя и будет, но умрет ранее того вре­ме­ни, когда достигнет совер­шен­но­ле­тия, то пусть тогда Сей будет наслед­ни­ком».

180. В этом слу­чае, если сын не сде­ла­ет­ся наслед­ни­ком, тогда наслед­ни­ком отца будет под­на­зна­чен­ный; но если наслед­ни­ком будет сын, да умрет до дости­же­ния совер­шен­но­ле­тия, то наслед­ни­ком само­го сына будет под­на­зна­чен­ный; таким обра­зом (в суб­сти­ту­ции) заклю­ча­ют­ся до неко­то­рой сте­пе­ни два заве­ща­ния: одно — отца, дру­гое — сына, как буд­то бы сам сын назна­чил себе наслед­ни­ка, или по край­ней мере одно заве­ща­ние о двух наслед­ствах.

181. Впро­чем, чтобы мало­лет­ний после смер­ти отца не под­верг­ся опас­но­сти ковар­ства, суще­ст­ву­ет обы­чай делать под­на­зна­че­ние откры­то обык­но­вен­ным путем, т. е. в том месте заве­ща­ния, где мы назна­чи­ли мало­лет­не­го наслед­ни­ком; ибо обык­но­вен­ное под­на­зна­че­ние в том слу­чае при­зы­ва­ет к насле­до­ва­нию под­на­зна­чен­но­го, когда мало­лет­ний вооб­ще не сде­лал­ся наслед­ни­ком, что быва­ет тогда, кода он уми­ра­ет при жиз­ни отца, при­чем мы не можем подо­зре­вать ника­ко­го пре­ступ­ле­ния со сто­ро­ны под­на­зна­чен­но­го, так как, разу­ме­ет­ся, все усло­вия заве­ща­ния при жиз­ни заве­ща­те­ля оста­ют­ся в тайне. Что каса­ет­ся того под­на­зна­че­ния, через кото­рое при­зы­ва­ет­ся под­на­зна­чен­ный, в слу­чае если мало­лет­ний сде­ла­ет­ся наслед­ни­ком и умрет до совер­шен­но­ле­тия, то его мы состав­ля­ем отдель­но вни­зу заве­ща­ния, и листы сши­ва­ем осо­бен­ною нитью, запе­ча­ты­ва­ем соб­ст­вен­ным вос­ком, при­чем запре­ща­ем в пер­вой части заве­ща­ния откры­вать после­ду­ю­щие таб­ли­цы, пока сын жив и еще несо­вер­шен­но­ле­тен. Оче­вид­но, гораздо без­опас­нее было бы, если бы оба рода под­на­зна­че­ния отме­ча­лись отдель­но в послед­ней части заве­ща­ния, пото­му что если под­на­зна­че­ния будут так запе­ча­та­ны и отде­ле­ны, как мы ска­за­ли, то из пер­во­го мож­но заклю­чить, что и в дру­гом тот же самый наслед­ник может быть под­на­зна­чен.

182. Не толь­ко несо­вер­шен­но­лет­ним детям, назна­чен­ным наслед­ни­ка­ми, мы можем под­на­зна­чать наслед­ни­ком, кого поже­ла­ем — на тот слу­чай, когда дети, сде­лав­шись наслед­ни­ка­ми, умрут до совер­шен­но­ле­тия, но и детям, лишен­ным наслед­ства, и таким обра­зом все то, что мало­лет­ний при­об­рел от род­ст­вен­ни­ков путем наслед­ства, отка­зов и даре­ний, пере­хо­дит к под­на­зна­чен­но­му наслед­ни­ку.

183. Все, что мы ска­за­ли о под­на­зна­че­нии невзрос­лым детям, назна­чен­ным наслед­ни­ка­ми, или лишен­ным наслед­ства, будем отно­сить тоже и к родив­шим­ся после смер­ти отца.

184. Что же каса­ет­ся посто­рон­не­го лица, назна­чен­но­го в наслед­ни­ки, то мы не можем под­на­зна­чить ему таким обра­зом, чтобы, если тот сде­ла­ет­ся наслед­ни­ком и спу­стя неко­то­рое вре­мя умрет, был его наслед­ни­ком дру­гой; но нам поз­во­ле­но един­ст­вен­но то, что мы можем обя­зать его посред­ст­вом фиде­и­ком­мис­са воз­вра­тить нам наслед­ство или в пол­ном его соста­ве, или соот­вет­ст­вен­ную его часть. Мы изло­жим в сво­ем месте, в чем состо­ит это пра­во.

185. Назна­чать наслед­ни­ка­ми поз­во­ле­но как сво­бод­ных людей, так и рабов, при­том как соб­ст­вен­ных, так и чужих.

186. Одна­ко наше­го раба сле­ду­ет сде­лать одновре­мен­но и сво­бод­ным и наслед­ни­ком в сле­ду­ю­щих выра­же­ни­ях: «Раб мой, Стих, да будет сво­бо­ден и да будет наслед­ни­ком», или: «Да будет наслед­ни­ком и да будет сво­бо­ден».

187. Если он будет назна­чен наслед­ни­ком без сво­бо­ды, то он не может быть наслед­ни­ком, даже если после будет отпу­щен на волю сво­им гос­по­ди­ном, так как самое назна­че­ние его наслед­ни­ком было недей­ст­ви­тель­но, а поэто­му раб, даже если бы он был отчуж­ден, не может по при­ка­за­нию ново­го гос­по­ди­на при­нять наслед­ство тор­же­ст­вен­ным обра­зом.

188. Раб, назна­чен­ный со сво­бо­дою в наслед­ни­ки, если оста­нет­ся в этом же поло­же­нии, дела­ет­ся по заве­ща­нию спо­соб­ным и необ­хо­ди­мым наслед­ни­ком; а если он будет отпу­щен на волю самим гос­по­ди­ном, то может по сво­е­му усмот­ре­нию при­нять наслед­ство. Поэто­му, если бы раб был отчуж­ден, то он дол­жен при­нять наслед­ство по при­ка­за­нию ново­го гос­по­ди­на; и таким обра­зом гос­по­дин через него дела­ет­ся наслед­ни­ком, ибо сам раб, будучи отчуж­ден, не может быть ни сво­бод­ным, ни наслед­ни­ком.

189. Чужой раб, назна­чен­ный наслед­ни­ком, если он оста­нет­ся в том же поло­же­нии, дол­жен так­же при­нять наслед­ство по при­ка­за­нию сво­е­го гос­по­ди­на; если же раб будет им отчуж­ден при жиз­ни ли заве­ща­те­ля или после его смер­ти, но преж­де чем при­нял наслед­ство, то он дол­жен при­нять наслед­ство по при­ка­за­нию ново­го гос­по­ди­на. Но если он будет отпу­щен на волю, то он может при­нять наслед­ство по сво­е­му усмот­ре­нию.

190. Если же назна­чен наслед­ни­ком чужой раб с обык­но­вен­ным сро­ком для при­ня­тия наслед­ства, то нача­ло его счи­та­ет­ся с того вре­ме­ни, когда сам раб узнал, что он назна­чен наслед­ни­ком, и если не было ника­ко­го пре­пят­ст­вия изве­стить о том гос­по­ди­на, по при­ка­за­нию кото­ро­го он мог бы при­нять наслед­ство.

2.191 - 245 отказы по завещанию (legata)
191. Теперь мы рас­смот­рим отка­зы. Эта часть пра­ва, каза­лось бы, не вхо­дит в состав пред­ло­жен­ной мате­рии; ибо мы гово­рим о тех фор­мах пра­ва, кото­ры­ми при­об­ре­та­ем вещи в сово­куп­но­сти. Но, когда мы уже ска­за­ли о заве­ща­те­лях и о наслед­ни­ках, назна­ча­е­мых по заве­ща­нию, то не без осно­ва­ния вслед за сим может быть обсуж­да­ем и этот пред­мет.

192. Есть четы­ре фор­мы отка­зов, имен­но: отказ посред­ст­вом вин­ди­ка­ции, отказ посред­ст­вом при­суж­де­ния к выда­че вещи, спо­со­бом доз­во­ле­ния (лега­та­рию взять вещь) и посред­ст­вом полу­че­ния вещи напе­ред.

193. Посред­ст­вом вин­ди­ка­ции мы отка­зы­ваем сле­ду­ю­щим обра­зом: «Л. Тицию даю, отка­зы­ваю, напри­мер, раба Сти­ха»; но если мы даже толь­ко одно из этих слов употреб­ля­ли, напри­мер: «даю раба Сти­ха», то и тогда отказ совер­шен посред­ст­вом вин­ди­ка­ции. Точ­но так же отка­за­но посред­ст­вом фор­мы вин­ди­ка­ции, если напи­са­но дру­ги­ми сло­ва­ми, как, напри­мер, «пусть возь­мет» или «пусть себе име­ет», или так: «пусть захва­тит».

194. Отказ этот назы­ва­ет­ся вин­ди­ка­ци­он­ным пото­му, что отка­зан­ная вещь тот­час после при­ня­тия наслед­ства счи­та­ет­ся вещью отка­зо­при­ни­ма­те­ля по кви­рит­ско­му пра­ву, и если эту вещь лега­та­рий потре­бу­ет или от наслед­ни­ка, или от кого-либо дру­го­го, кто вещью вла­де­ет, то он дол­жен отыс­ки­вать ее посред­ст­вом вин­ди­ка­ции, т. е. дока­зать, что вещь по кви­рит­ско­му пра­ву — его.

195. Мне­ния юри­стов несо­глас­ны толь­ко в сле­ду­ю­щем: Сабин и Кас­сий и про­чие наши учи­те­ля утвер­жда­ют, что то, что таким обра­зом отка­за­но, дела­ет­ся соб­ст­вен­но­стью отка­зо­при­ни­ма­те­ля тот­час после вступ­ле­ния в наслед­ство, хотя бы он и не знал, что ему отка­за­но; но после того, как лега­та­рий узна­ет об отка­зе и тако­во­го не при­ни­ма­ет, то будет так, как если бы не было отка­за. Нер­ва же и Про­кул и про­чие осно­ва­те­ли той шко­лы дума­ют, что вещь дела­ет­ся соб­ст­вен­но­стью отка­зо­при­ни­ма­те­ля лишь в том слу­чае, когда он сам про­явил свое согла­сие на при­ня­тие отка­за. Но в наше вре­мя, по ука­зу импе­ра­то­ра Пия Анто­ни­на, мы по боль­шей части при­дер­жи­ва­ем­ся того мне­ния, кото­рое при­ня­то было Про­ку­лом; имен­но, когда одна­жды был отка­зан коло­нии Латин (La­ti­nus Junia­nus) посред­ст­вом вин­ди­ка­ции, то Анто­нин ска­зал: пусть обду­ма­ют деку­ри­о­ны, жела­ют ли они его при­нять, как если бы пред­мет был отка­зан одно­му.

196. Посред­ст­вом вин­ди­ка­ции мож­но отка­зы­вать закон­но толь­ко те вещи, кото­рые состо­ят в кви­рит­ской соб­ст­вен­но­сти само­го заве­ща­те­ля, отно­си­тель­но вещей, кото­рые опре­де­ля­ют­ся мерою, чис­лом или весом, напри­мер, вино, мас­ло, хлеб в зерне, день­ги, при­ня­то, что вполне доста­точ­но, если они счи­та­ют­ся кви­рит­скою соб­ст­вен­но­стью заве­ща­те­ля в момент его смер­ти. Что каса­ет­ся про­чих вещей, то поста­нов­ле­но, чтобы они во вся­кое вре­мя состо­я­ли в кви­рит­ской соб­ст­вен­но­сти заве­ща­те­ля, т. е. и тогда, когда он состав­лял заве­ща­ние, и когда уми­рал; в про­тив­ном слу­чае отказ недей­ст­ви­те­лен.

197. Так было глав­ным обра­зом по цивиль­но­му пра­ву; впо­след­ст­вии же по почи­ну импе­ра­то­ра Неро­на было изда­но сенат­ское поста­нов­ле­ние, кото­рым реше­на, что если кто отка­жет ту вещь, кото­рая нико­гда не была его (соб­ст­вен­но­стью), то отказ столь же дей­ст­ви­те­лен, как если бы он был назна­чен при соблюде­нии всех закон­ных фор­маль­но­стей. Луч­шее пра­во заклю­ча­ет­ся в отка­зе посред­ст­вом при­суж­де­ния. С помо­щью этой фор­мы мож­но отка­зать даже чужую вещь, как это станет ясным ниже.

198. Но если кто отка­зы­ва­ет свою вещь сло­ва­ми «даю, отка­зы­ваю», затем, после состав­ле­ния заве­ща­ния, отчуж­да­ет ее, то, по мне­нию боль­шин­ства, отказ недей­ст­ви­те­лен — не толь­ко по цивиль­но­му пра­ву, но даже не утвер­жда­ет­ся сенат­ским поста­нов­ле­ни­ем. Это при­ня­то так пото­му, что по мне­нию боль­шин­ства, если кто отка­зал свою вещь посред­ст­вом фор­мы при­суж­де­ния и затем ее отчуждил, то отка­зо­при­ни­ма­тель, тре­бу­ю­щий вещь, хотя она ему ip­so jure при­над­ле­жит, устра­ня­ет­ся воз­ра­же­ни­ем зло­го умыс­ла, как если бы он тре­бо­вал вопре­ки воле покой­ни­ка.

199. Не под­ле­жит сомне­нию, что когда одна и та же вещь отка­за­на посред­ст­вом вин­ди­ка­ции двум или более лицам сово­куп­но или отдель­но, и если все при­ни­ма­ют отказ, то каж­до­му при­над­ле­жит часть, и доля отпав­ше­го при­бав­ля­ет­ся коле­га­та­рию. Сово­куп­но отка­зы­ва­ет­ся, когда, напри­мер, кто ска­жет: «Луцию Тицию и Сею даю и отка­зы­ваю раба Сти­ха»; раздель­но так: «Луцию Тицию и Сею даю и отка­зы­ваю раба Сти­ха; Сею даю и отка­зы­ваю того же само­го раба».

200. Спор­ным пред­став­ля­ет­ся вопрос, кому при­над­ле­жит отка­зан­ное под усло­ви­ем посред­ст­вом вин­ди­ка­ции в про­ме­жу­ток вре­ме­ни меж­ду вступ­ле­ни­ем наслед­ни­ка в наслед­ство и осу­щест­вле­ни­ем усло­вия. Наши учи­те­ля (саби­ни­ан­цы) дума­ют, что вплоть до осу­щест­вле­ния усло­вия отка­зан­ное про­дол­жа­ет при­над­ле­жать наслед­ни­ку, по ана­ло­гии с т. н. sta­tu­li­ber, т. е. услов­но-отпу­щен­ным рабом, кото­рый в заве­ща­нии под каким-либо усло­ви­ем полу­чал сво­бо­ду, а про кото­ро­го извест­но, что до испол­не­ния усло­вия он при­над­ле­жал наслед­ни­ку; но осно­ва­те­ли про­тив­ной шко­лы (про­ку­ли­ан­цы) пола­га­ют, что вещь в ска­зан­ное вре­мя нико­му не при­над­ле­жит. Тем более они это утвер­жда­ют о без­услов­ном отка­зе, т. е. тогда, когда лега­та­рий еще не при­нял отка­за.

201. Посред­ст­вом фор­мы при­суж­де­ния мы отка­зы­ваем сле­ду­ю­щим обра­зом: «мой наслед­ник при­го­ва­ри­ва­ет­ся дать мое­го раба Сти­ха Луцию Тицию». Но если отме­че­но будет: «пусть даст», то в этом слу­чае отка­за­но посред­ст­вом при­суж­де­ния.

202. Посред­ст­вом этой фор­мы мож­но отка­зать даже чужую вещь, так что наслед­ник при­нуж­ден при­об­ре­сти эту вещь для лега­та­рия, или выдать ее сто­и­мость.

203. Мож­но отка­зы­вать посред­ст­вом при­суж­де­ния вещь, кото­рая еще не суще­ст­ву­ет, но будет суще­ст­во­вать, напри­мер, пло­ды, кото­рые родят­ся на такой-то зем­ле, или дитя, кото­рое родит­ся от такой-то рабы­ни.

204. То, что таким обра­зом отка­за­но, хотя бы и без­услов­но, после при­ня­тия наслед­ства не при­об­ре­та­ет­ся отка­зо­при­ни­ма­те­лем непо­сред­ст­вен­но, как при отка­зе посред­ст­вом вин­ди­ка­ции, а оста­ет­ся соб­ст­вен­но­стью наслед­ни­ка. Поэто­му лега­та­рий дол­жен предъ­явить лич­ный иск, т. е. фор­му­ли­ро­вать тре­бо­ва­ние, что наслед­ник обя­зан отдать ему вещь, и тогда наслед­ник дол­жен будет отдать вещь ман­ци­пи­ро­ван­ным спо­со­бом, если она при­над­ле­жит к раз­ряду res man­ci­pi, или пере­усту­пить ее перед маги­ст­ра­том и передать вла­де­ние. Если вещь при­над­ле­жит к res man­ci­pi, то доста­точ­но передать, пото­му что если наслед­ник вещь man­ci­pi толь­ко переда­ет, а не ман­ци­пи­ру­ет, то вещь дела­ет­ся пол­ною закон­ною соб­ст­вен­но­стью отка­зо­при­ни­ма­те­ля толь­ко посред­ст­вом дав­но­сти; срок же дав­но­сти, как мы уже в дру­гом месте ска­за­ли, для вещей дви­жи­мых — годо­вой, для недви­жи­мых — двух­го­дич­ный.

205. И в дру­гом отно­ше­нии есть раз­ни­ца меж­ду отка­зом посред­ст­вом при­суж­де­ния и отка­зом через вин­ди­ка­цию, имен­но в том, что если одна и та же вещь будет отка­за­на посред­ст­вом при­суж­де­ния двум или более лицам сово­куп­но, то оче­вид­но, что каж­до­му коле­га­та­рию сле­ду­ет часть, как это име­ет место при отка­зе посред­ст­вом вин­ди­ка­ции; если вещь при­суж­де­на отдель­но, то каж­дый име­ет пра­во на весь пред­мет, так что наслед­ник дол­жен одно­му отдать вещь, дру­го­му выдать цену ее. При отка­зе, сде­лан­ном сово­куп­но, доля отпав­ше­го не при­над­ле­жит коле­га­та­рию, а оста­ет­ся в наслед­ст­вен­ной мас­се.

206. Мы ска­за­ли, что отпав­шая доля при отка­зе посред­ст­вом при­суж­де­ния оста­ет­ся в наслед­ст­вен­ной мас­се, а в отка­зе через вин­ди­ка­цию при­над­ле­жит дру­го­му лега­та­рию; при этом сле­ду­ет заме­тить, что так оно было по древ­не­му пра­ву до изда­ния зако­на Папия, со вре­ме­ни же изда­ния это­го зако­на отпав­шая доля счи­та­ет­ся вымо­роч­ной и пере­хо­дит к тем наслед­ни­кам по заве­ща­нию, у кото­рых есть дети.

207. И хотя пре­иму­ще­ство при взыс­ка­нии вымо­роч­ной доли отда­ет­ся наслед­ни­кам, име­ю­щим детей, а затем, если наслед­ни­ки без­дет­ные, отка­зо­при­ни­ма­те­лям, у кото­рых есть дети, одна­ко сам закон Папия поста­нов­ля­ет, чтобы лега­та­рий, сов­мест­но назна­чен­ный, если толь­ко он не без­де­тен, имел пре­иму­ще­ство перед наслед­ни­ка­ми, хотя у них так­же будут дети.

208. Что каса­ет­ся того пре­иму­ще­ства, кото­рое опре­де­ле­но зако­ном Папия для лега­та­ри­ев, назна­чен­ных сово­куп­но, то по мне­нию боль­шин­ства совер­шен­но без­раз­лич­но, был ли отказ остав­лен посред­ст­вом вин­ди­ка­ции, или посред­ст­вом при­суж­де­ния.

209. Посред­ст­вом доз­во­ле­ния мы совер­ша­ем отказ сле­ду­ю­щим обра­зом: «да будет обя­зан наслед­ник мой доз­во­лить Луцию Тицию взять раба Сти­ха и иметь его у себя».

210. Эта фор­ма отка­зов содер­жит в себе боль­ше, чем отказ посред­ст­вом вин­ди­ка­ции, и мень­ше, чем отказ через при­суж­де­ние, ибо таким спо­со­бом заве­ща­тель может пра­виль­но отка­зать не толь­ко свою вещь, но так­же и вещь сво­е­го наслед­ни­ка, меж­ду тем как через отказ посред­ст­вом вин­ди­ка­ции насле­до­ва­тель может вооб­ще отка­зать толь­ко свою соб­ст­вен­ную вещь, а через отказ посред­ст­вом при­суж­де­ния может отка­зать вещь како­го угод­но посто­рон­не­го лица.

211. Если толь­ко в мину­ту смер­ти насле­до­ва­те­ля вещь была или его соб­ст­вен­но­стью, или наслед­ни­ка, то отказ вполне дей­ст­ви­те­лен, хотя бы в момент состав­ле­ния заве­ща­ния вещь не при­над­ле­жа­ла ни тому, ни дру­го­му.

212. Воз­ни­ка­ет, одна­ко, вопрос: дей­ст­ви­те­лен ли отказ, если после смер­ти заве­ща­те­ля вещь эта перей­дет в соб­ст­вен­ность наслед­ни­ка. По мне­нию боль­шин­ства отказ недей­ст­ви­те­лен. Итак, что же это зна­чит? Хотя кто отка­зал эту вещь, кото­рая ему нико­гда не при­над­ле­жа­ла и нико­гда не будет при­над­ле­жать его наслед­ни­ку, одна­ко по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию, издан­но­му по почи­ну Неро­на, вещь эта счи­та­ет­ся как бы остав­лен­ною через отказ посред­ст­вом при­суж­де­ния.

213. Подоб­но тому как вещь, отка­зан­ная посред­ст­вом при­суж­де­ния, не дела­ет­ся соб­ст­вен­но­стью отка­зо­при­ни­ма­те­ля тот­час после при­ня­тия наслед­ства, а оста­ет­ся в соб­ст­вен­но­сти наслед­ни­ка до тех пор, пока он не передаст ее в соб­ст­вен­ность лега­та­рию или посред­ст­вом тра­ди­ции, или ман­ци­па­ции, или посред­ст­вом пере­уступ­ки перед маги­ст­ра­том — точ­но такое же самое пра­во име­ет место по отно­ше­нию к отка­зу, состав­лен­но­му доз­во­ли­тель­ным обра­зом, и пото­му здесь уста­нов­лен так­же лич­ный иск сло­ва­ми: «все, что наслед­ник дол­жен соглас­но заве­ща­нию дать и сде­лать».

214. Одна­ко неко­то­рые пола­га­ют, что на осно­ва­нии это­го отка­за наслед­ник не обя­зан ни к ман­ци­па­ции, ни к цес­сии перед маги­ст­ра­том, ни к переда­че, но доста­точ­но, чтобы он поз­во­лил отка­зо­при­ни­ма­те­лю взять вещь, так как насле­до­ва­тель ниче­го дру­го­го не при­ка­зал наслед­ни­ку, как толь­ко поз­во­лить, т. е. тер­петь, что лега­та­рий име­ет вещь для себя.

215. Еще боль­шее ока­зы­ва­ет­ся раз­но­гла­сие отно­си­тель­но того отка­за, когда одна и та же вещь отка­за­на раздель­но двум или более лицам; одни юри­сты пола­га­ют, что тому и дру­го­му при­над­ле­жит вся вещь, как и по отка­зу посред­ст­вом вин­ди­ка­ции; дру­гие же дума­ют, что тот, кто вла­де­ет вещью, име­ет пре­иму­ще­ство, так как при этой фор­ме отка­за наслед­ник дол­жен тер­петь, что отка­зо­при­ни­ма­тель вла­де­ет вещью, и этот возь­мет ее, то он будет обес­пе­чен по отно­ше­нию к тому, кто впо­след­ст­вии потре­бу­ет отка­за, пото­му что, с одной сто­ро­ны, он не име­ет вещи, чтобы поз­во­лить взять от себя, с дру­гой сто­ро­ны, он не дей­ст­во­вал зло­на­ме­рен­но, чтобы ее не иметь.

216. Через полу­че­ние напе­ред мы назна­ча­ем отказ сле­ду­ю­щим обра­зом: «Луций Тиций да возь­мет себе напе­ред раба Сти­ха».

217. По мне­нию наших учи­те­лей, таким обра­зом отка­зы­вать мож­но толь­ко в поль­зу того лица, кото­рое назна­че­но наслед­ни­ком неко­то­рой доли иму­ще­ства, ибо полу­чать что-нибудь напе­ред зна­чит — взять нечто осо­бен­ное; это быва­ет толь­ко с тем, кто назна­чен наслед­ни­ком опре­де­лен­ной части, пото­му что он сверх наслед­ст­вен­ной доли будет иметь пре­иму­ще­ст­вен­ное пра­во на дан­ную вещь.

218. Поэто­му отказ, назна­чен­ный в поль­зу посто­рон­не­го лица (не сона­след­ни­ка), недей­ст­ви­те­лен, так что, по мне­нию Саби­на, он не может при­об­ре­сти силы даже по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию Неро­на, ибо послед­ним утвер­жда­ют­ся, по сло­вам юри­ста, толь­ко те отка­зы, кото­рые по цивиль­но­му пра­ву недей­ст­ви­тель­ны вслед­ст­вие недо­стат­ка свя­зан­ных с этой фор­мой усло­вий, а не те, кото­рые по при­чине самой лич­но­сти лега­та­рия счи­та­ют­ся необя­за­тель­ны­ми. Но Юли­ан и Секст13 реши­ли, что сенат­ское поста­нов­ле­ние в этом слу­чае утвер­жда­ет отказ, ибо и здесь несо­блюде­ние сло­вес­ных фор­мул вле­чет за собою недей­ст­ви­тель­ность отка­за по цивиль­но­му пра­ву. Сле­до­ва­тель­но, тому же само­му лицу мож­но бы оста­вить пра­виль­но отказ дру­ги­ми сло­ва­ми, напри­мер, через отказ посред­ст­вом вин­ди­ка­ции, при­суж­де­ния или доз­во­ли­тель­ным обра­зом. По при­чине ошиб­ки в самой лич­но­сти лега­та­рия отказ недей­ст­ви­те­лен в том слу­чае, когда отказ заве­щан тому, в поль­зу кого ни в каком слу­чае нель­зя остав­лять отказ, напри­мер, если отказ остав­лен ино­стран­цу, кото­рый не име­ет пра­ва полу­чать иму­ще­ство по заве­ща­нию. Разу­ме­ет­ся, что в этом слу­чае сенат­ское поста­нов­ле­ние не при­ме­ня­ет­ся.

219. Точ­но так же наши учи­те­ля дума­ют, что отказ, остав­лен­ный в такой фор­ме, лега­та­рий может полу­чить толь­ко в том слу­чае, когда предъ­явит иск о разде­ле наслед­ства, кото­рый обык­но­вен­но при­ме­ня­ет­ся меж­ду наслед­ни­ка­ми по пово­ду деле­жа наслед­ст­вен­ной мас­сы, ибо на суде лежит обя­зан­ность при­судить лицу отказ, остав­лен­ный через полу­че­ние напе­ред.

220. Отсюда явст­ву­ет, что, по мне­нию наших учи­те­лей, мож­но отка­зать посред­ст­вом пре­цеп­ции толь­ко то, что состав­ля­ет соб­ст­вен­ность заве­ща­те­ля, ибо пред­ме­том судеб­но­го разде­ла наслед­ства могут быть толь­ко те вещи, кото­рые обра­зу­ют наслед­ст­вен­ную мас­су. Ста­ло быть, если заве­ща­тель таким обра­зом отка­зы­ва­ет чужую вещь, то по (древ­не­му) цивиль­но­му пра­ву отказ недей­ст­ви­те­лен, но будет утвер­жден сенат­ским поста­нов­ле­ни­ем. Одна­ко пола­га­ют, что в неко­то­рых слу­ча­ях посред­ст­вом пре­цеп­ции мож­но так­же отка­зать и чужую вещь, если, напри­мер, кто отка­зы­ва­ет ту вещь, кото­рую он дал вери­те­лю фиду­ци­ар­ным обра­зом в man­ci­pium. Ибо, по мне­нию наших учи­те­лей, судья может при­нудить сона­след­ни­ков удо­вле­тво­рить креди­то­ра и выку­пить вещь, чтобы ее мог полу­чить напе­ред тот, кому она была этим спо­со­бом отка­за­на.

221. Но осно­ва­те­ли про­ти­во­по­лож­ной шко­лы дума­ют, что посред­ст­вом пре­цеп­ции мож­но отка­зать так­же в поль­зу посто­рон­не­го лица, как если бы напи­са­но было таким обра­зом: «пусть Тиций возь­мет раба Сти­ха» без при­бав­ле­ния лиш­не­го сло­га prae; поэто­му, дума­ют они, эта вещь кажет­ся отка­зан­ною посред­ст­вом вин­ди­ка­ции; и это мне­ние, как гово­рят, утвер­жде­но ука­зом импе­ра­то­ра Адри­а­на.

222. Соглас­но это­му мне­нию, отка­зо­при­ни­ма­тель может тре­бо­вать эту вещь иско­вым поряд­ком, если толь­ко она состо­я­ла в кви­рит­ской соб­ст­вен­но­сти заве­ща­те­ля, все рав­но, будет ли он одним из сона­след­ни­ков, или посто­рон­ним лицом. Но если вещь эта была толь­ко in bo­nis заве­ща­те­ля, то отказ для посто­рон­не­го лица будет дей­ст­ви­те­лен в силу сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, а наслед­ни­ку пре­до­став­ля­ет­ся отка­зан­ная вещь вслед­ст­вие иска о разде­ле наслед­ства. Если вещь не была соб­ст­вен­но­стью заве­ща­те­ля ни по кви­рит­ско­му, ни по пре­тор­ско­му пра­ву, то отказ будет оди­на­ко­во дей­ст­ви­те­лен как для наслед­ни­ка, так и для посто­рон­не­го лица на осно­ва­нии сенат­ско­го поста­нов­ле­ния.

223. Одна­ко будет ли одна и та же вещь отка­за­на или наслед­ни­кам, соглас­но мне­нию наших учи­те­лей, или посто­рон­ним лицам, соглас­но мне­нию про­тив­ной шко­лы, при­том двум или более лицам, сово­куп­но или отдель­но, то все-таки каж­дый дол­жен полу­чить свою часть.

О ФАЛЬЦИДИЕВОМ ЗАКОНЕ
224. Преж­де доз­во­ля­лось исто­щать все отцов­ское иму­ще­ство в виде отка­зов и отпу­ще­ний рабов на волю, остав­ляя наслед­ни­ку толь­ко пустое имя «наслед­ник». То же самое, по-види­мо­му, доз­во­ля­лось зако­ном XII таб­лиц, поста­нов­ля­ю­щим, чтобы вся­кое рас­по­ря­же­ние, кото­рое кто сде­ла­ет отно­си­тель­но сво­е­го име­ния, счи­та­лось закон­ным, имен­но сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «рас­по­ря­же­ние вся­ко­го о сво­ем иму­ще­стве да будет зако­ном». Вот поче­му назна­чен­ные наслед­ни­ки отка­зы­ва­лись от при­ня­тия наслед­ства, и вслед­ст­вие это­го боль­шин­ство уми­ра­ло без заве­ща­ния.

225. Вслед­ст­вие это­го был издан Фури­ев закон, кото­рый запре­тил отка­зы и даре­ния на слу­чай смер­ти на сум­му свы­ше 1000 ассов одно­му лицу, сде­лав исклю­че­ние в поль­зу бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков заве­ща­те­ля. Но и этот закон не достиг того, чего хотел (не огра­дил инте­ре­сов наслед­ни­ков). Ибо тот, у кого было, напри­мер, 5000 ассов, мог рас­пре­де­лить все свое иму­ще­ство на мно­гие отка­зы, заве­щая каж­до­му из 5 чело­век по 1000 ассов.

226. Поэто­му впо­след­ст­вии был пред­ло­жен закон Воко­ния16, кото­рым пред­пи­сы­ва­лось, что никто не может полу­чать под видом отка­зов или даре­ний на слу­чай смер­ти более того, что остав­ля­ет­ся само­му наслед­ни­ку. Каза­лось, что по это­му зако­ну наслед­ни­ки навер­но что-нибудь полу­чат, одна­ко этим созда­ва­лось почти то же самое неудоб­ство. Имен­но, рас­пре­де­ляя наслед­ство меж­ду боль­шим чис­лом лега­та­ри­ев, заве­ща­тель мог до того мало оста­вить наслед­ни­ку, что послед­не­му не сто­и­ло при­ни­мать на себя всей тяже­сти наслед­ства «ради столь незна­чи­тель­ной выго­ды».

227. Таким обра­зом в позд­ней­шее вре­мя был издан закон Фаль­ци­дия, по кото­ро­му поз­во­ля­ет­ся отка­зы­вать не более как три чет­вер­ти цело­го иму­ще­ства, т. е. чтобы у наслед­ни­ка оста­лась чет­вер­тая часть наслед­ства; этим пра­вом мы теперь поль­зу­ем­ся.

228. Излиш­нюю сво­бо­ду при отпу­ще­нии рабов на волю огра­ни­чил так­же закон Фуфия17, как мы о том ска­за­ли в пер­вой кни­ге.

О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ ОТКАЗАХ
229. Отказ, сде­лан­ный преж­де назна­че­ния наслед­ни­ка, был недей­ст­ви­те­лен, конеч­но, пото­му, что заве­ща­ния полу­ча­ют силу от назна­че­ния наслед­ни­ков, и посе­му назна­че­ние наслед­ни­ка счи­та­ет­ся как бы суще­ст­вен­ней­шим усло­ви­ем и осно­ва­ни­ем цело­го заве­ща­ния.

230. По тако­вой же при­чине и сво­бо­да не мог­ла быть дана до назна­че­ния наслед­ни­ка.

231. По мне­нию наших учи­те­лей, в этом месте и опе­ку­на нель­зя назна­чать. Но Лабе­он и Про­кул дер­жат­ся того мне­ния, что опе­ку­на назна­чать мож­но, пото­му что с назна­че­ни­ем опе­ку­на из наслед­ства ниче­го не убы­ва­ет.

232. Рав­ным обра­зом недей­ст­ви­тель­ным был отказ после смер­ти наслед­ни­ка, напри­мер, когда кто ска­жет: «когда наслед­ник мой умрет, даю, отка­зы­ваю»; рав­но: «пусть даст». Отка­зы­ва­ют же пра­виль­но сле­ду­ю­щим обра­зом: «когда наслед­ник мой будет уми­рать», пото­му что отказ состав­ля­ет­ся не после смер­ти наслед­ни­ка, а в послед­ний момент его жиз­ни. Недей­ст­ви­тель­ным опять при­зна­ет­ся отказ, состав­лен­ный сле­ду­ю­щим обра­зом: «за день перед тем как наслед­ник мой умрет». Послед­нее, по-види­мо­му, при­ня­то без доста­точ­но­го осно­ва­ния.

233. То же самое мы счи­та­ем ска­зан­ным по вопро­су о даро­ва­нии сво­бо­ды.

234. Вопрос, может ли быть назна­чен опе­кун после смер­ти наслед­ни­ка, рав­ня­ет­ся, по-види­мо­му, вопро­су, может ли быть дан опе­кун до назна­че­ния наслед­ни­ков.

ОБ ОТКАЗАХ, ОСТАВЛЕННЫХ ПОД ПРЕДЛОГОМ НАКАЗАНИЯ
235. Отка­зы под пред­ло­гом нака­за­ния были так­же недей­ст­ви­тель­ны, отка­зан­ным в каче­стве нака­за­ния при­зна­ет­ся то, что остав­ля­ет­ся для при­нуж­де­ния наслед­ни­ка сде­лать что-либо или не сде­лать, напри­мер, когда кто напи­шет так: «если наслед­ник мой выдаст замуж свою дочь за Тиция, то пусть даст десять тысяч Сею»; или в такой фор­ме: «если ты не отдашь за Тиция дочь, то ты дол­жен дать ему десять тысяч». Если заве­ща­тель при­ка­жет, напри­мер, в тече­ние двух лет не поста­вить ему памят­ни­ка, то и тогда отказ состав­лен ради нака­за­ния. Нако­нец, из само­го опре­де­ле­ния мы можем соста­вить себе мно­го подоб­ных слу­ча­ев.

236. Даже сво­бо­да не может быть дана под пред­ло­гом нака­за­ния, хотя этот вопрос был пред­ме­том спо­ра.

237. Отно­си­тель­но же опе­ку­на подоб­ный вопрос не может воз­ни­кать, пото­му что нель­зя назна­че­ни­ем опе­ку­на при­нудить наслед­ни­ка сде­лать что-либо или не сде­лать — пото­му толь­ко, что дает­ся опе­кун; сле­до­ва­тель­но, если назна­ча­ет­ся опе­кун ради нака­за­ния, то, по-види­мо­му, он дан будет ско­рее под усло­ви­ем, чем ради само­го нака­за­ния.

238. Недей­ст­ви­тель­ным будет отказ, состав­лен­ный в поль­зу неиз­вест­но­го лица; неиз­вест­ным же счи­та­ет­ся то лицо, кото­рое заве­ща­тель пред­став­лял себе в уме каким-то неопре­де­лен­ным обра­зом, напри­мер, еже­ли кто так ска­жет: «пусть наслед­ник мой даст десять тысяч тому, кто пер­вым при­дет на мои похо­ро­ны»; недей­ст­ви­те­лен отказ и в такой общей фор­ме: «кто бы ни при­шел на мои похо­ро­ны»; в таком же поло­же­нии будет дело, если отказ назна­ча­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: «тем, кото­рые после напи­са­ния заве­ща­ния пер­вые будут наре­че­ны кон­су­ла­ми», пото­му что отказ почи­та­ет­ся заве­щан­ным неиз­вест­но­му лицу; нако­нец, есть мно­го дру­гих подоб­ных при­ме­ров. Но дей­ст­ви­те­лен был отказ, сде­лан­ный посред­ст­вом опре­де­лен­но­го назна­че­ния неиз­вест­но­му лицу, напри­мер: «тому из моих тепе­реш­них когна­тов, кто пер­вый при­дет на мою моги­лу, наслед­ник мой дол­жен дать десять тысяч».

239. Кажет­ся, что и сво­бо­да так­же не может быть дана неиз­вест­но­му лицу, пото­му что рабы на осно­ва­нии Фуфи­е­ва зако­на осво­бож­да­ют­ся поимен­но.

240. В опе­ку­ны долж­но так­же назна­чать опре­де­лен­ное лицо.

241. Недей­ст­ви­тель­ным был отказ в поль­зу посто­рон­не­го Посту­ма; посто­рон­ним же Посту­мом счи­та­ет­ся тот, кто, родив­шись, не будет в поло­же­нии «сво­их» наслед­ни­ков заве­ща­те­ля; поэто­му внук, зача­тый от осво­бож­ден­но­го из-под оте­че­ской вла­сти сына, будет для деда посто­рон­ним, рож­ден­ным по отцов­ской смер­ти. Точ­но так же тот, кто нахо­дит­ся в чре­ве той жен­щи­ны, кото­рая по цивиль­но­му пра­ву не счи­та­ет­ся женою, будет для отца посто­рон­ним Посту­мом.

242. Рож­ден­ный по смер­ти отца посто­рон­ний не может быть назна­чен даже наслед­ни­ком, ибо он лицо неопре­де­лен­ное.

243. Все про­чее, что мы выше ска­за­ли, отно­сит­ся соб­ст­вен­но к отка­зам, хотя неко­то­рые не без осно­ва­ния утвер­жда­ют, что нель­зя назна­чить наслед­ни­ка под пред­ло­гом нака­за­ния; в самом деле, все рав­но, при­нуж­да­ют ли наслед­ни­ка оста­вить отказ, если сде­ла­ет что-либо или не сде­ла­ет, или ему при­да­ет­ся сона­след­ник, так как и при­бав­ле­ни­ем сона­след­ни­ка, и назна­че­ни­ем отка­за мы застав­ля­ем наслед­ни­ка сде­лать что-либо или не сде­лать вопре­ки соб­ст­вен­но­му наме­ре­нию.

244. Воз­ни­ка­ет вопрос, можем ли мы закон­но назна­чить отказ в поль­зу того, кто нахо­дит­ся во вла­сти лица, назна­чен­но­го наслед­ни­ком. По мне­нию Сер­вия18, отказ дей­ст­ви­те­лен, но он теря­ет силу, если отка­зо­при­ни­ма­тель будет оста­вать­ся во вла­сти наслед­ни­ка до того вре­ме­ни, когда полу­ча­ет­ся пра­во на отказ; и поэто­му отказ под­ле­жит востре­бо­ва­нию, хотя будет совер­шен без каких-либо усло­вий, и лега­та­рий при жиз­ни насле­до­ва­те­ля пере­станет быть во вла­сти наслед­ни­ка, или хотя бы отказ состав­лен был под усло­ви­ем, а выше упо­мя­ну­тое обсто­я­тель­ство (выход из под вла­сти) слу­чи­лось до наступ­ле­ния усло­вия. Сабин19 и Кас­сий дума­ют, что отказ под усло­ви­ем дей­ст­ви­те­лен, без усло­вия же непра­виль­но назна­чен. Хотя при жиз­ни заве­ща­те­ля лега­та­рий может вый­ти из-под вла­сти наслед­ни­ка, одна­ко отказ не дол­жен делать­ся дей­ст­ви­тель­ным, так как было бы неле­по, если бы отказ, кото­рый недей­ст­ви­те­лен в слу­чае смер­ти заве­ща­те­ля тот­час после состав­ле­ния заве­ща­ния, при­об­рел зна­че­ние пото­му толь­ко, что заве­ща­тель доль­ше про­жил. Пред­ста­ви­те­ли про­тив­ной шко­лы не при­зна­ют дей­ст­ви­тель­ны­ми даже отка­зы под усло­ви­ем, так как тем лицам, кото­рые оста­ют­ся под нашей вла­стью, мы не можем быть долж­ны ни по отка­зу с усло­ви­ем, ни по отка­зу без усло­вия.

245. Наобо­рот, не под­ле­жит сомне­нию, что тот, кто нахо­дит­ся в тво­ей вла­сти, может пра­виль­но отка­зы­вать в твою поль­зу, если толь­ко назна­чен наслед­ни­ком. Но если это лицо назна­ча­ет тебя наслед­ни­ком, то отказ теря­ет силу, так как ты само­му себе не можешь быть дол­жен; с дру­гой сто­ро­ны, отказ име­ет силу, если сын будет эман­ци­пи­ро­ван, а раб отпу­щен на волю или передан во власть дру­го­го, и если он при­том сам сде­ла­ет­ся наслед­ни­ком или дру­го­го назна­чит тако­вым.

2.246 - 289 фидеикоммиссы (fideicommissa)
246. Теперь перей­дем к фиде­и­ком­мис­сам.

247. Спер­ва пого­во­рим о наслед­ствах.

248. Итак, преж­де все­го сле­ду­ет знать, что необ­хо­ди­мо назна­чить в заве­ща­нии пря­мо­го наслед­ни­ка по над­ле­жа­ще­му пра­ву, и пре­до­ста­вить его доб­ро­со­вест­но­сти переда­чу это­го наслед­ства дру­го­му: ина­че недей­ст­ви­тель­но заве­ща­ние, в кото­ром никто не назна­чен наслед­ни­ком по пра­ви­лам над­ле­жа­ще­го пра­ва.

249. В боль­шин­стве слу­ча­ев употреб­ля­ют­ся по граж­дан­ско­му пра­ву сле­ду­ю­щие фор­му­лы фиде­и­ком­мис­сов: «тре­бую, про­шу, хочу, дове­ряю»; каж­дое из этих слов в отдель­но­сти име­ет такую же силу, как если бы все были употреб­ле­ны сооб­ща.

250. Итак, когда мы напи­шем: «Луций Тиций да будет наслед­ни­ком», то можем при­ба­вить: «про­шу тебя, Луций Тиций, и тре­бую от тебя, чтобы ты, как толь­ко будешь в состо­я­нии при­нять наслед­ство, вос­ста­но­вил и воз­вра­тил бы его Гаю Сею». Мы можем так­же про­сить наслед­ни­ка о переда­че части, и от нас зави­сит оста­вить фиде­и­ком­мис­сы под усло­ви­ем или без­услов­но, или с при­бав­ле­ни­ем извест­но­го сро­ка.

251. По переда­че наслед­ства, передав­ший тем не менее оста­ет­ся наслед­ни­ком, а при­няв­ший наслед­ство счи­та­ет­ся то наслед­ни­ком, то отка­зо­при­ни­ма­те­лем.

252. Неко­гда он не счи­тал­ся ни наслед­ни­ком, ни лега­та­ри­ем, а ско­рее поку­па­те­лем. Ибо тогда было в обы­чае за одну моне­ту про­да­вать это наслед­ство мни­мым обра­зом тому, кому оно воз­вра­ща­лось. Те дого­вор­ные согла­ше­ния, кото­рые обык­но­вен­но совер­ша­лись меж­ду про­дав­цом наслед­ства и его поку­па­те­лем, про­ис­хо­ди­ли и меж­ду наслед­ни­ком и тем, кому воз­вра­ща­лось наслед­ство, а имен­но таким обра­зом, что наслед­ник (мни­мый про­да­вец наслед­ства), с одной сто­ро­ны, сти­пу­ля­ци­он­ным обра­зом выго­ва­ри­вал себе от того, кому воз­вра­ща­лось наслед­ство (поку­па­те­ля), чтобы он, наслед­ник, не потер­пел убыт­ка во всем том, к упла­те чего он был при­го­во­рен в каче­стве наслед­ни­ка, и что он дал по чистой сове­сти в каком-либо дру­гом слу­чае, и чтобы вооб­ще был защи­ща­ем на осно­ва­нии зако­на, если кто-нибудь предъ­явит про­тив него иск по пово­ду наслед­ства; полу­чаю­щий наслед­ство, в свою оче­редь, сти­пу­ли­ро­вал, чтобы ему воз­вра­ще­но было все то, что при­об­рел наслед­ник путем наслед­ства и чтобы мог так­же поль­зо­вать­ся иска­ми по наслед­ству в каче­стве пове­рен­но­го или пред­ста­ви­те­ля в про­цес­се.

253. Но в позд­ней­шее вре­мя, при кон­су­лах Тре­бел­лии Мак­си­ме и Аннее Сене­ке, изда­но поста­нов­ле­ние сена­та20, кото­рым опре­де­ле­но, чтобы, если наслед­ство будет переда­но по дове­рен­но­му пору­че­нию, иски, кото­рые по граж­дан­ско­му пра­ву при­над­ле­жат наслед­ни­ку и про­тив него, пере­хо­ди­ли бы к тому и про­тив того, кому наслед­ство переда­но на осно­ва­нии фиде­и­ком­мис­са. После это­го сенат­ско­го поста­нов­ле­ния вышли из употреб­ле­ния выше­упо­мя­ну­тые сти­пу­ли­ции (кау­ции); ибо пре­тор стал давать ана­ло­гич­ные иски тому и про­тив того, кто полу­чил наслед­ство, как буд­то наслед­ни­ку, и про­тив него; эти иски поме­ща­ют­ся в эдик­те.

254. Но так как впо­след­ст­вии лица, назна­чен­ные наслед­ни­ка­ми, когда их про­си­ли передать или все наслед­ство, или толь­ко часть его, отка­зы­ва­лись при­нять наслед­ство, кото­рое не пред­став­ля­ло ника­кой выго­ды, и так как по этой при­чине пре­кра­ща­лись дове­рен­ные пору­че­ния, то при кон­су­лах Пега­се и Пузи­оне21 сенат опре­де­лил, чтобы лицо, кото­рое обя­за­но передать наслед­ство как фиде­и­ком­мисс, име­ло пра­во удер­жи­вать чет­вер­тую часть, подоб­но тому как поз­во­ля­ет­ся Фаль­ци­ди­е­вым зако­ном удер­жи­вать часть отка­зов; такое же удер­жа­ние доз­во­ле­но так­же по отно­ше­нию к отдель­ным вещам, остав­ля­е­мым посред­ст­вом фиде­и­ком­мис­са. По это­му сенат­ско­му поста­нов­ле­нию сам наслед­ник несет все наслед­ст­вен­ные тяго­сти, а тот, кто по фиде­и­ком­мис­су полу­чал осталь­ную часть наслед­ства, рас­смат­ри­вал­ся как част­ный лега­та­рий, т. е. такой (лега­та­рий), кое­му отка­зы­ва­лась опре­де­лен­ная доля наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства. Этот вид отка­за назы­ва­ет­ся «деле­ни­ем», пото­му что лега­та­рий делит наслед­ство с наслед­ни­ком. Отсюда про­изо­шло то, что те же сти­пу­ля­ции, кото­рые обык­но­вен­но заклю­ча­ют­ся меж­ду наслед­ни­ком и частич­ным лега­та­ри­ем, име­ли место меж­ду тем, кто полу­чал наслед­ство в силу фиде­и­ком­мис­са, и наслед­ни­ком, т. е. чтобы выго­да и убы­ток от наслед­ства были общие — соот­вет­ст­вен­но доле каж­до­го.

255. Сле­до­ва­тель­но, если назна­чен­но­го наслед­ни­ка про­чи­ли передать не более как три чет­вер­ти наслед­ства, то, по Тре­бел­ли­а­но­ву сенат­ско­му поста­нов­ле­нию, наслед­ство воз­вра­ща­ет­ся, и обе­им сто­ро­нам пре­до­став­ля­ют­ся наслед­ст­вен­ные иски, сооб­раз­но с при­хо­дя­ще­ю­ся на каж­до­го частью, имен­но про­тив наслед­ни­ка по цивиль­но­му пра­ву, а про­тив того, кто полу­ча­ет наслед­ство, — по Тре­бел­ли­а­но­ву сенат­ско­му поста­нов­ле­нию; впро­чем, наслед­ник оста­ет­ся наслед­ни­ком и той части, кото­рую воз­вра­тил, и хотя ему и про­тив него слу­жат иски, направ­лен­ные на все иму­ще­ство, одна­ко слиш­ком боль­шой ответ­ст­вен­но­сти он не под­вер­га­ет­ся, и пра­во на иск пре­до­став­ля­ет­ся ему в таких раз­ме­рах, кото­рые не пре­вы­ша­ют выго­ды, полу­ча­е­мой им от наслед­ства.

256. Но если кого про­си­ли передать более трех чет­вер­тей, или даже все наслед­ство, то тогда име­ло место Пега­зи­а­но­во сенат­ское поста­нов­ле­ние.

257. Наслед­ник, раз при­няв­ший наслед­ство, если он толь­ко при­нял его по сво­ей воле, под­вер­га­ет­ся всем наслед­ст­вен­ным тяго­стям, все рав­но, удер­жит ли он чет­вер­тую часть, или не поже­ла­ет ее удер­жать. Но когда удер­жа­на чет­вер­тая часть, тогда сле­ду­ет заклю­чить т. н. сти­пу­ля­цию par­tis et pro par­te, как это быва­ет меж­ду частич­ным отка­зо­при­ни­ма­те­лем и наслед­ни­ком; при выда­че все­го наслед­ства при­ме­ня­ют­ся сти­пу­ля­ции по образ­цу тех, кото­рые употреб­ля­лись при мни­мой покуп­ке и про­да­же наслед­ства.

258. Но если назна­чен­ный наслед­ник отка­зы­ва­ет­ся при­нять наслед­ство, ссы­ла­ясь на то, что оно для него убы­точ­но и вред­но, то Пега­зи­а­но­вым сенат­ским поста­нов­ле­ни­ем пред­пи­сы­ва­ет­ся, чтобы наслед­ник по жела­нию фиде­и­ком­мис­са­рия и по при­ка­за­нию пре­то­ра при­нял и передал наслед­ство, и чтобы вслед­ст­вие сего тому и про­тив того, кто при­нял наслед­ство, пре­до­став­ле­ны были иски соглас­но Тре­бел­ли­а­но­ву сенат­ско­му поста­нов­ле­нию. В этом слу­чае нет надоб­но­сти при­бе­гать к каким-нибудь сти­пу­ля­ци­ям, так как одновре­мен­но дает­ся обес­пе­че­ние и тому, кто воз­вра­ща­ет наслед­ство, и пере­но­сят­ся наслед­ст­вен­ные иски на того и про­тив того, кто полу­чил наслед­ство.

259. Нет ника­кой раз­ни­цы меж­ду тем, кого назна­ча­ют наслед­ни­ком для все­го иму­ще­ства, воз­ла­гая на него обя­зан­ность передать все наслед­ство или часть его, и доле­вым наслед­ни­ком, кото­ро­го при­гла­ша­ют воз­вра­тить всю часть, или часть доли, пото­му что и в этом слу­чае сле­ду­ет наблюдать пред­пи­са­ние Пега­си­а­но­ва сенат­ско­го поста­нов­ле­ния отно­си­тель­но чет­вер­той части.

260. Через дове­рен­ное пору­че­ние мож­но так­же остав­лять отдель­ные вещи, напри­мер, зем­лю, раба, одеж­ду, сереб­ро, день­ги, и про­сить или само­го наслед­ни­ка, чтобы он воз­вра­тил вещь тому или дру­го­му, или лега­та­рия, хотя послед­не­го нель­зя обре­ме­нять отка­зом.

261. Рав­ным обра­зом, через фиде­и­ком­мисс может быть остав­ле­на не толь­ко соб­ст­вен­ная вещь заве­ща­те­ля, но так­же вещь наслед­ни­ка или лега­та­рия, или кого-нибудь дру­го­го. Итак, мож­но про­сить лега­та­рия не толь­ко передать кому-либо ту вещь, кото­рая ему отка­за­на, но и иную, состав­ля­ет ли она его соб­ст­вен­ность, или чужую. Сле­ду­ет толь­ко иметь в виду, чтобы нико­го не при­гла­ша­ли передать кому-либо более, чем сам он полу­чил по заве­ща­нию. Ибо тре­бо­ва­ние, пре­вы­шаю­щее раз­ме­ры заве­щан­но­го, не при­ни­ма­ет­ся в рас­чет.

262. Когда чужая вещь остав­ля­ет­ся через дове­рен­ное пору­че­ние, то фиду­ци­ар­ный наслед­ник обя­зан или ее самое купить и выдать, или запла­тить цену ее, как это име­ет место в том слу­чае, когда чужая вещь была отка­за­на посред­ст­вом при­суж­де­ния. Неко­то­рые юри­сты, одна­ко, пола­га­ют, что фиде­и­ком­мисс недей­ст­ви­те­лен, если соб­ст­вен­ник не про­даст вещи, остав­лен­ной по дове­рен­но­му пору­че­нию; но дру­гое име­ет место при отка­зе, остав­лен­ном посред­ст­вом при­суж­де­ния.

263. Посред­ст­вом дове­рен­но­го пору­че­ния мож­но так­же даро­вать сво­бо­ду рабу, про­ся наслед­ни­ка или лега­та­рия отпу­стить его на волю.

264. При этом все рав­но, про­сит ли заве­ща­тель о сво­ем соб­ст­вен­ном рабе, или о при­над­ле­жа­щем само­му наслед­ни­ку, или лега­та­рию, или даже посто­рон­не­му лицу.

265. Таким обра­зом и чужо­го раба сле­ду­ет выку­пить и отпу­стить на волю, а если гос­по­дин не про­даст его, то ясно, что сво­бо­да, даро­ван­ная посред­ст­вом фиде­и­ком­мис­са, уни­что­жа­ет­ся, так как в этом слу­чае цена как раз не может быть опре­де­ле­на.

266. Кто отпус­ка­ет­ся на волю на осно­ва­нии фиде­и­ком­мис­са, тот дела­ет­ся воль­ноот­пу­щен­ни­ком не заве­ща­те­ля, хотя бы раб был его соб­ст­вен­но­стью, но того, кто отпус­ка­ет его на волю.

267. Напро­тив того, кто полу­ча­ет сво­бо­ду пря­мо по заве­ща­нию, напри­мер, сле­ду­ю­щим обра­зом: «мой раб Стих пусть будет сво­бо­ден», или так: «при­ка­зы­ваю мое­му рабу Сти­ху быть сво­бод­ным», тот дела­ет­ся воль­ноот­пу­щен­ни­ком само­го заве­ща­те­ля; полу­чить сво­бо­ду пря­мо по заве­ща­нию не может никто дру­гой кро­ме того, кто при­над­ле­жит заве­ща­те­лю по кви­рит­ско­му пра­ву и во вре­мя состав­ле­ния заве­ща­ния, и в момент смер­ти насле­до­ва­те­ля.

268. Во мно­гих отно­ше­ни­ях отли­ча­ет­ся отказ в силу фиде­и­ком­мис­са от отка­за, пря­мо остав­лен­но­го.

269. Посред­ст­вом фиде­и­ком­мис­са, напри­мер, мож­но остав­лять даже до назна­че­ния наслед­ни­ка, меж­ду тем отказ, остав­лен­ный в нача­ле заве­ща­ния, недей­ст­ви­те­лен.

270. Точ­но так же, име­ю­щий уме­реть без заве­ща­ния может оста­вить в поль­зу кого-либо фиде­и­ком­мисс тому, кому будет при­над­ле­жать иму­ще­ство уми­раю­ще­го, меж­ду тем как отка­зы­вать он не может.

270a. Точ­но так же отказ, остав­лен­ный в коди­цил­лах, толь­ко в том слу­чае име­ет зна­че­ние, когда эти допол­ни­тель­ные акты будут утвер­жде­ны заве­ща­те­лем, т. е. если он в заве­ща­нии сде­ла­ет ого­вор­ку, что долж­но иметь закон­ную силу все то, что он поста­нов­ля­ет в коди­цил­лах; меж­ду тем фиде­и­ком­мисс может быть назна­чен в допол­ни­тель­ных актах, не утвер­жден­ных даже заве­ща­ни­ем.

271. Рав­ным обра­зом лега­та­рия нель­зя обре­ме­нять отка­зом, но мож­но на него воз­ло­жить обя­зан­ность испол­нить фиде­и­ком­мисс. Мало того, испол­не­ние фиде­и­ком­мис­са в отно­ше­нии дру­го­го мы можем пору­чить даже тому, кому мы остав­ля­ем посред­ст­вом дове­рен­но­го пору­че­ния.

272. Точ­но так же нель­зя чужо­му рабу даро­вать сво­бо­ду непо­сред­ст­вен­но (на осно­ва­нии отка­за), но мож­но ее дать через фиде­и­ком­мисс.

273. Рав­ным обра­зом нель­зя в допол­ни­тель­ных актах заве­ща­ния нико­го ни назна­чить наслед­ни­ком, ни лишить наслед­ства, хотя бы эти коди­цил­лы были утвер­жде­ны заве­ща­ни­ем. Но наслед­ни­ка, назна­чен­но­го в заве­ща­нии, мож­но в коди­цил­лах про­сить, чтобы он передал наслед­ство дру­го­му — все или часть его, хотя бы эти коди­цил­лы не были под­твер­жде­ны заве­ща­те­лем.

274. Точ­но так же жен­щи­на не может по зако­ну Воко­ния22 насле­до­вать после того, кото­ро­го иму­ще­ство оце­не­но в 100000 ассов, но может при­об­ре­тать наслед­ство в силу фиде­и­ком­мис­са.

275. Так­же и лати­ны, кото­рым закон Юния23 запре­ща­ет пря­мо при­об­ре­тать наслед­ство и отказ, могут тако­вые при­об­ре­тать посред­ст­вом фиде­и­ком­мис­са.

276. Так как сенат­ское поста­нов­ле­ние запре­ща­ет даро­вать сво­бо­ду рабу, не достиг­ше­му 30 лет, и назна­чать его наслед­ни­ком, то мно­гие юри­сты пола­га­ют, что мы можем сде­лать раба сво­бод­ным, когда дости­га­ет 30-лет­не­го воз­рас­та, и про­сить, чтобы ему переда­ли наслед­ство.

277. Хотя мы не можем наше­му наслед­ни­ку, в слу­чае его смер­ти, под­на­зна­чить дру­го­го пре­ем­ни­ка, одна­ко мы впра­ве про­сить наслед­ни­ка, чтобы он передал наслед­ство дру­го­му — все или часть его, когда будет уми­рать; а так как и после смер­ти наслед­ни­ка мож­но назна­чить дове­рен­ное пору­че­ние, то мы можем достиг­нуть того же, если напи­шем: «когда наслед­ник мой Тиций умрет, то я хочу, чтобы наслед­ство мое при­над­ле­жа­ло Пуб­лию Мевию». В обо­их слу­ча­ях, т. е. как в пер­вом, так и во вто­ром, на наслед­ни­ка Тиция воз­ла­га­ет­ся обя­зан­ность выпол­нить фиде­и­ком­мисс.

278. Кро­ме того, для осу­щест­вле­ния отка­за тре­бу­ет­ся опре­де­лен­ная иско­вая фор­му­ла; фиде­и­ком­мис­сов же мы можем потре­бо­вать в Риме перед кон­су­лом, или у того пре­то­ра, кото­рый зани­ма­ет­ся дове­рен­ны­ми пору­че­ни­я­ми; в про­вин­ци­ях же — у намест­ни­ка.

279. Рав­ным обра­зом заве­ща­тель­ные рас­по­ря­же­ния в виде фиде­и­ком­мис­са обсуж­да­ют­ся в Риме во вся­кое вре­мя; отка­зы же — в дни судеб­ных заседа­ний.

280. Лица, кото­рые в опре­де­лен­ное вре­мя не воз­вра­ща­ли фиде­и­ком­мис­сар­но­го наслед­ства, обя­за­ны были пла­тить про­цен­ты за вре­мя про­сроч­ки и выдать пло­ды; от отка­зов не тре­бу­ет­ся про­цен­тов; так опре­де­ля­ет рескрипт импе­ра­то­ра Адри­а­на. Одна­ко мне извест­но, что по мне­нию Юли­а­на, при отка­зах, остав­лен­ных поз­во­ли­тель­ным обра­зом, соблюдал­ся такой же закон­ный порядок, какой и при фиде­и­ком­мис­сах; мне­ние это разде­ля­ет теперь боль­шин­ство юри­стов.

281. Рав­ным обра­зом отка­зы, напи­сан­ные по-гре­че­ски, не име­ют зна­че­ния, фиде­и­ком­мис­сы же дей­ст­ви­тель­ны.

282. Кро­ме того, если наслед­ник отри­ца­ет отказ, назна­чен­ный посред­ст­вом при­суж­де­ния, то взыс­ки­ва­ет­ся с него двой­ной штраф. Взыс­ка­ние же по фиде­и­ком­мис­су все­гда быва­ет про­стое.

283. Рав­ным обра­зом каж­дый может тре­бо­вать воз­вра­та того, что на осно­ва­нии фиде­и­ком­мис­са упла­че­но им по ошиб­ке в раз­ме­рах, пре­вы­ша­е­мых сле­ду­е­мое. Но не может быть тре­бу­е­мо обрат­но то, что по ошиб­ке упла­че­но в раз­ме­рах, пре­вы­шаю­щих сле­ду­е­мое по отка­зу посред­ст­вом при­суж­де­ния. То же самое каса­ет­ся и отка­зан­ной сум­мы, кото­рая была упла­че­на оши­боч­но на том или дру­гом осно­ва­нии, хотя ее и не сле­до­ва­ло пла­тить.

284. Были так­же дру­гие раз­ли­чия, — кото­рых теперь нет.

285. Так, напри­мер, ино­стран­цы мог­ли при­об­ре­тать фиде­и­ком­мис­сы, и это обсто­я­тель­ство содей­ст­во­ва­ло вооб­ще юриди­че­ско­му при­зна­нию фиде­и­ком­мис­сов. Но затем они вышли из употреб­ле­ния, и теперь по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию импе­ра­то­ра Адри­а­на эти фиде­и­ком­мис­сы идут в поль­зу каз­ны.

286. Так­же холо­стые, кото­рым запре­ще­но по зако­ну Папия при­об­ре­тать по заве­ща­нию наслед­ства и отка­зы, неко­гда, как кажет­ся, мог­ли полу­чать фиде­и­ком­мис­сы.

286a. Рав­ным обра­зом без­дет­ные, кото­рые по зако­ну Папия24 теря­ют поло­ви­ну наслед­ства и отка­зов за то, что не име­ют детей, неко­гда, как кажет­ся, мог­ли полу­чать все иму­ще­ство в фор­ме фиде­и­ком­мис­са. Но затем Пега­зи­е­вым сенат­ским поста­нов­ле­ни­ем им запре­ще­но было при­об­ре­тать как фиде­и­ком­мис­сы, так и отка­зы и наслед­ства; фиде­и­ком­мис­сы пере­хо­ди­ли к тем в заве­ща­нии упо­мя­ну­тым лицам, кото­рые име­ют детей, а если никто из наслед­ни­ков их не будет иметь, то фиде­и­ком­мисс дела­ет­ся соб­ст­вен­но­стью рим­ско­го наро­да, как это име­ло место при отка­зах и наслед­ствах, кото­рые дела­лись вымо­роч­ны­ми на таком же, или подоб­ном осно­ва­нии.

287. Рав­ным обра­зом неко­гда мож­но было остав­лять фиде­и­ком­мисс неиз­вест­но­му лицу или чужо­му, рож­даю­ще­му­ся после смер­ти отца, хотя нель­зя было его назна­чить ни наслед­ни­ком, ни лега­та­ри­ем; по сенат­ско­му поста­нов­ле­нию, издан­но­му по ука­зу импе­ра­то­ра Адри­а­на, отно­си­тель­но фиде­и­ком­мис­сов реше­но то же самое, что и отно­си­тель­но отка­зов и наследств.

288. Точ­но так же не под­ле­жит сомне­нию, что нель­зя остав­лять что-либо по фиде­и­ком­мис­су под пред­ло­гом нака­за­ния.

289. И хотя во мно­гих пра­воот­но­ше­ни­ях круг при­ме­не­ния фиде­и­ком­мис­сов гораздо обшир­нее, чем пря­мых заве­ща­тель­ных рас­по­ря­же­ний, и хотя в неко­то­рых слу­ча­ях фиде­и­ком­мис­сы име­ют то же самое зна­че­ние, одна­ко опе­кун может быть назна­чен в заве­ща­нии толь­ко пря­мо, напри­мер сле­ду­ю­щим обра­зом: «да будет Тиций опе­ку­ном моих детей», или так: «назна­чаю опе­ку­ном моих детей Тиция», но нель­зя его назна­чить на осно­ва­нии фиде­и­ком­мис­са.