Книга 4 "Институций" Гая

книга 1 - книга 2 - книга 3 - книга 4


Книга 4
иски:
4.1 - 9 типология исков (actiones)
4.10 - 31 legis actiones
4.32 - 38 фикции (fictiones)
4.39 - 47 части формулы (partes formulae)
4.48 - 61 превышение требования (pluris petitio)
4.62 - 65 иски по доброй совести (iudicia bonae fidei)
4.66 - 68 зачет (compensatio)
4.69 - 74 иски к домовладыке по сделкам подвластных (actiones adiectitiae qualitatis)
4.75 - 79 ноксальные иски (actiones noxales)
4.80 - 87 процессуальное представительство
4.88 - 102 ручательство в процессе (satisdatio)64
4.103 - 109 судебные разбирательства, основанные на власти магистрата (iudicia imperio continentia)
4.110 - 113 вечные иски (actiones perpetuae)
4.114 исполнение долга после установления процесса (satisfactio post acceptum iudicium)
4.115 - 137 исковые возражения (exceptiones)
4.138 -166 интердикты (interdicta)
4.166а - 173 вторичная тяжба об исполнении ручательства (iudicium secutorium)
4.174 - 181 тяжбы о ложном обвинении (iudicia calumnia)
4.182 инфамирующие иски
4.183 - 187 вызов в суд (in ius vocatio)
1. Нам оста­ет­ся пого­во­рить об исках. Если зада­дим­ся вопро­сом, сколь­ких родов быва­ют иски, то пра­виль­нее все­го при­нять два рода исков: вещ­ные и лич­ные. Те, кото­рые пола­га­ли, что исков, соглас­но родам спон­сий, есть четы­ре рода, не обра­ти­ли вни­ма­ния на то обсто­я­тель­ство, что неко­то­рые виды исков вошли в состав родов.

2. Лич­ным будет тот иск, кото­рый мы воз­буж­да­ем про­тив того, кто ответ­ст­ву­ет или по дого­во­ру, или из пре­ступ­ле­ния, т. е. лич­ный иск быва­ет тогда, когда мы фор­му­ли­ру­ем иско­вое про­ше­ние таким обра­зом, что про­тив­ник (ответ­чик) дол­жен или передать, или сде­лать, или пре­до­ста­вить что-нибудь.

3. Вещ­ный иск име­ет место тогда, когда мы заяв­ля­ем и утвер­жда­ем, что физи­че­ская вещь — наша, или под­ни­ма­ем спор о том, что мы име­ем какое-либо пра­во, напри­мер, пра­во поль­зо­ва­ния, пра­во узуф­рук­та, про­хо­да, про­го­на скота, водо­про­во­да или пра­во про­из­во­дить построй­ки выше извест­ной меры, пра­во про­све­та, т. е. пра­во тре­бо­вать от соседа, чтобы он нико­им обра­зом не засло­нял вида; вещ­ным будет иск и тогда, когда он вслед­ст­вие пере­ме­ны дей­ст­ву­ю­щих сто­рон (ист­ца и ответ­чи­ка) явля­ет­ся отри­ца­тель­ным.

4. При таком деле­нии исков мы, оче­вид­но, не можем тре­бо­вать нашу вещь от дру­го­го таким обра­зом: «если ока­жет­ся, что он дол­жен дать», так как нам не может быть дано то, что наше: конеч­но, нам дает­ся то, что дает­ся с той целью, чтобы оно сде­ла­лось нашим; меж­ду тем вещь, кото­рая уже наша, не может во вто­рой раз сде­лать­ся нашей. Оче­вид­но, что из нена­ви­сти к ворам, дабы они под­верг­лись боль­шей ответ­ст­вен­но­сти, при­ня­то, что воры, сверх двой­но­го и чет­вер­но­го штра­фа с целью воз­вра­та вещи ответ­ст­ву­ют еще по иску, «если ока­жет­ся, что они долж­ны дать», хотя про­тив них может быть предъ­яв­ля­ем иск, в кото­ром мы утвер­жда­ем, что вещь наша.

5. Вещ­ные иски назы­ва­ют еще вин­ди­ка­ци­я­ми, а лич­ные иски, в кото­рых мы выра­жа­ем тре­бо­ва­ние дать что-либо в соб­ст­вен­ность или сде­лать что-нибудь, назы­ва­ют кон­дик­ци­я­ми.

6. Ино­гда мы предъ­яв­ля­ем иск с целью полу­чить вещь, ино­гда толь­ко для пре­сле­до­ва­ния нака­за­ния, в дру­гих слу­ча­ях с тою или дру­гою целью.

7. Для пре­сле­до­ва­ния вещи мы воз­буж­да­ем, напри­мер, иски из дого­во­ра.

8. Одно нака­за­ние пре­сле­ду­ет­ся иском воров­ства и иском об iniu­ria, а по мне­нию неко­то­рых так­же посред­ст­вом иска об иму­ще­ствах, наси­ли­ем отня­тых, так как вин­ди­ка­ция вещи, рав­но и кон­дик­ция ее пре­до­став­ля­ет­ся нам.

9. Мы предъ­яв­ля­ем иск для пре­сле­до­ва­ния как вещи, так и нака­за­ния в тех, напри­мер, слу­ча­ях, когда предъ­яв­ля­ем иск двой­но­го воз­на­граж­де­ния про­тив отри­цаю­ще­го свою вину. Это име­ет место по иску об испол­не­нии судеб­но­го реше­ния, о взыс­ка­нии с неис­прав­но­го долж­ни­ка упла­чен­ных за пору­чи­те­ля денег, об умыш­лен­ном вреде по Акви­ли­е­ву зако­ну1, или на осно­ва­нии опре­де­лен­ных вещей, отка­зан­ных посред­ст­вом фор­мы при­суж­де­ния.

10. Кро­ме того, одни иски тако­вы, что предъ­яв­ля­ют­ся по точ­ной иско­вой фор­му­ле, а дру­гие име­ют силу и зна­че­ние сами по себе. Для того, чтобы это ста­ло ясно, необ­хо­ди­мо преж­де пого­во­рить о закон­ных иско­вых фор­му­лах.

11. Иски, кото­рые были в употреб­ле­нии у древ­них, назы­ва­лись le­gis ac­tio­nes, пото­му ли, что были уста­нов­ле­ны зако­на­ми, так как в то вре­мя не были еще в употреб­ле­нии пре­тор­ские эдик­ты, кото­рые вве­ли новые иски, или пото­му что в иско­вых фор­му­лах вос­про­из­во­ди­лись сло­ва и выра­же­ния зако­на и поэто­му счи­та­лись неиз­мен­ны­ми, подоб­но тому как и самые зако­ны. Вот поче­му, если кто-либо отыс­ки­вал воз­на­граж­де­ние за повреж­ден­ные вино­град­ные лозы, назы­вая их лоза­ми, то отве­ча­ли, что он про­иг­рал иск, так как дол­жен был назвать лозы дере­вья­ми на том осно­ва­нии, что закон XII таб­лиц, соглас­но кото­ро­му давал­ся иск по пово­ду сре­зан­ных лоз, гово­рит вооб­ще о под­ре­зан­ных дере­вьях2.

12. По зако­ну иск предъ­яв­лял­ся пятью фор­ма­ми: в сакра­мен­таль­ной фор­ме, посред­ст­вом тре­бо­ва­ния назна­чить осо­бо­го судью для раз­бо­ра дела, посред­ст­вом кон­дик­ции, нало­же­ния руки, и посред­ст­вом захва­та (задер­жа­ния) какой-либо вещи долж­ни­ка.

13. Сакра­мен­таль­ная3 фор­ма была общею фор­мою (для раз­ре­ше­ния раз­но­об­раз­ней­ших спо­ров); те дела, отно­си­тель­но кото­рых закон не опре­де­лял спе­ци­аль­ной иско­вой фор­му­лы, про­из­во­ди­лись в сакра­мен­таль­ной фор­ме. Преж­де этот иск вслед­ст­вие клят­вен­но­го обе­ща­ния пред­став­лял опас­ность выска­зы­ваю­ще­му неправ­ду; теперь же опас­ным пред­став­ля­ет­ся иск по тре­бо­ва­ни­ям опре­де­лен­ной сум­мы денег по пово­ду спон­сии, кото­рой под­вер­га­ет­ся ответ­чик, отри­цаю­щий без осно­ва­ния свою вину и вслед­ст­вие рести­пу­ля­ции, кото­рой под­вер­га­ет­ся истец, если он тре­бу­ет недолж­ное. Про­иг­рав­ший про­цесс упла­чи­вал сакра­мен­таль­ную сум­му как нака­за­ние. Эта сум­ма переда­ва­лась в государ­ст­вен­ную кас­су и в обес­пе­че­ние исправ­ной упла­ты пред­став­ля­лись пре­то­ру пору­чи­те­ли; не так, как теперь, когда штраф спон­сии и рести­пу­ля­ции посту­па­ет в поль­зу сто­ро­ны, выиг­рав­шей про­цесс.

14. Сакра­мен­таль­ный штраф состо­ял или из пяти­сот ассов, или из пяти­де­ся­ти. По искам в тыся­чу и более ассов взыс­ки­ва­лось 500 ассов, по искам до тыся­чи ассов — 50 ассов; такой раз­мер сакра­мен­таль­ной сум­мы был опре­де­лен в зако­нах XII таб­лиц. Но если воз­ни­кал спор по делам сво­бо­ды раба, то тот же закон опре­де­лял в поль­зу, конеч­но, сво­бо­ды и в инте­ре­сах тех, кото­рые защи­ща­ли пра­ва дан­но­го лица (ad­ser­to­res), чтобы заклад­ная сум­ма не пре­вы­ша­ла пяти­де­ся­ти ассов, хотя бы цена раба была самая боль­шая.

15. Впро­чем, хотя все эти иски --------------------- «Так как ты отри­ца­ешь, что я тебя вызы­ваю в суд для пред­став­ле­ния сакра­мен­таль­ной сум­мы в пять­де­сят ассов». Ответ­чик так­же про­из­но­сил: «Так как ты предъ­яв­ля­ешь свое тре­бо­ва­ние и я этим лишен выго­ды, то и я рав­ным обра­зом вызы­ваю тебя в суд для пред­став­ле­ния зало­га в пять­де­сят ассов» -------------- при­хо­дят для назна­че­ния судьи, но затем, когда сто­ро­ны опять яви­лись, им назна­ча­ет­ся судья. Зако­ном Пина­рия4 уста­нов­ле­но, чтобы судья назна­чал­ся сей­час. Из преды­ду­ще­го мож­но заклю­чить, что если предъ­яв­лял­ся иск мень­ше, чем в тыся­чу ассов, то обык­но­вен­но вели спор с помо­щью сакра­мен­таль­ной сум­мы в пять­де­сят, а не пять­сот ассов. Одна­ко после назна­че­ния судьи тяжу­щи­е­ся назна­ча­ли для явки к судье тре­тий день. Затем, когда сто­ро­ны явля­лись к судье, то преж­де чем защи­щать свое дело, они обык­но­вен­но вкрат­це в глав­ных чер­тах изла­га­ли ему дело. Это назы­ва­лось обо­зре­ни­ем спор­но­го пред­ме­та, как крат­кое его изло­же­ние.

16. При вещ­ных исках вин­ди­ци­ро­ва­лись дви­жи­мо­сти и оду­шев­лен­ные пред­ме­ты, кото­рые толь­ко мож­но было доста­вить в суд, перед пре­то­ром сле­ду­ю­щим обра­зом. Тот, кто вин­ди­ци­ро­вал, дер­жал прут; затем схва­ты­вал вещь, напри­мер, раба, и про­из­но­сил сле­ду­ю­щее: «я утвер­ждаю, что этот раб, соглас­но при­веден­но­му осно­ва­нию, мой по кви­рит­ско­му пра­ву, и вот я нала­гаю на тебя мой прут», при­чем он клал на раба прут. Ответ­чик про­из­но­сил так­же сло­ва и делал то же самое. После того как оба вин­ди­ци­ро­ва­ли, пре­тор про­воз­гла­шал: «отпу­сти­те это­го раба». Сто­ро­ны пови­но­ва­лись. Вин­ди­ци­ро­вав­ший истец спра­ши­вал про­тив­ни­ка, а этот в свою, оче­редь спра­ши­вал пер­во­го сле­ду­ю­щим обра­зом: «про­шу тебя ска­зать, на каком осно­ва­нии ты вин­ди­ци­ро­вал?», тот отве­чал: «я дока­зал мое пра­во, как нало­жил прут», тогда тот, кто пер­вый вин­ди­ци­ро­вал, про­из­но­сил: «на слу­чай, если ты неза­кон­но вин­ди­ци­ро­вал, я вызы­ваю тебя на пред­став­ле­ние сакра­мен­таль­ной сум­мы в пять­сот ассов». Про­тив­ник так­же гово­рил: «рав­ным обра­зом и я тебя». Конеч­но, если спор был о вещи, сто­и­мость кото­рой была мень­ше тыся­чи ассов, то назна­ча­ли залог в пять­де­сят ассов. Затем сле­до­ва­ло то же самое, что про­ис­хо­ди­ло при лич­ном иске. После это­го пре­тор раз­ре­шал в поль­зу одно­го или дру­го­го вопрос вин­ди­ций, т. е. он при­суж­дал вла­де­ние вещью на вре­мя спо­ра из-за соб­ст­вен­но­сти кому-либо из тяжу­щих­ся, кото­ро­му и при­ка­зы­вал гаран­ти­ро­вать про­тив­ни­ку вла­де­ние вещью, т. е. целость вещи и дохо­ды с нее. Обес­пе­че­ние исправ­ной упла­ты сакра­мен­таль­ной сум­мы полу­чал от обе­их сто­рон (ист­ца и ответ­чи­ка) сам пре­тор, так как она посту­па­ла в государ­ст­вен­ную кас­су. Палоч­ку или прут употреб­ля­ли вме­сто копья, как сим­вол закон­но­го доми­ния, так как пола­га­ли, что самая бес­спор­ная соб­ст­вен­ность та, кото­рую захва­ти­ли у вра­га. Вот поче­му (при раз­би­ра­тель­стве дел) в цен­тум­ви­раль­ной кол­ле­гии выстав­ля­лось копье.

17. Если вещь была тако­ва, что без неудобств нель­зя было доста­вить ее в суд, напри­мер, если это была колон­на зда­ния, ста­до како­го-либо скота, то бра­ли часть спор­но­го пред­ме­та и затем над при­не­сен­ным пред­ме­том про­ис­хо­ди­ла мни­мая борь­ба, как если бы нали­цо был весь пред­мет. Таким обра­зом, из ста­да в суд при­во­ди­ли или одну овцу, или козу, или даже бра­ли шерсть живот­но­го, кото­рую и при­но­си­ли в суд. От кораб­ля и колон­ны отла­мы­ва­ли какую-либо часть. Рав­ным обра­зом, если спор шел отно­си­тель­но зем­ли, зда­ния или наслед­ства, то бра­ли часть сего и при­но­си­ли в суд и над этой частью про­ис­хо­ди­ла вин­ди­ка­ция, как если бы нали­цо был весь спор­ный пред­мет; из зем­ли, напри­мер, бра­ли глы­бу ее, из дома — чере­пи­цу, а если спор шел о наслед­стве, то рав­ным обра­зом бра­ли из него вещь или какую-либо часть его — (не хва­та­ет двух листов).

17a. — наблюда­ли оди­на­ко­вый спо­соб при­ня­тия судьи и назна­че­ния сро­ка, когда им долж­но было являть­ся для выбо­ра судьи. В самом деле con­di­ce­re зна­чит на древ­нем язы­ке «тор­же­ст­вен­но объ­яв­лять» (= de­nun­tia­re).

18. Таким обра­зом, соб­ст­вен­но этот иск назы­вал­ся кон­дик­ци­ей, так как истец при этом обра­щал­ся к про­тив­ни­ку с тор­же­ст­вен­ным объ­яв­ле­ни­ем, чтобы он через 30 дней сно­ва явил­ся (перед судом), с целью уста­нов­ле­ния judi­cium; ныне же не в соб­ст­вен­ном смыс­ле мы назы­ваем кон­дик­ци­ей лич­ный иск, в кото­ром утвер­жда­ем, что ответ­чик дол­жен нам дать что-либо в соб­ст­вен­ность, ибо в насто­я­щее вре­мя по это­му пово­ду не дела­ет­ся ника­ко­го тор­же­ст­вен­но­го изве­ще­ния.

19. Эта фор­ма иска уста­нов­ле­на зако­ном Силия и Каль­пур­ния: имен­но, зако­ном Силия5 для взыс­ка­ния по тре­бо­ва­ни­ям опре­де­лен­ной сум­мы денег, зако­ном Каль­пур­ния — отно­си­тель­но вся­ко­го опре­де­лен­но­го пред­ме­та.

20. Воз­ни­ка­ет, одна­ко, важ­ный вопрос: что вызы­ва­ло введе­ние это­го закон­но­го иска, если мы можем тре­бо­вать переда­чи соб­ст­вен­но­сти чего-либо посред­ст­вом сакра­мен­таль­ной фор­мы, или посред­ст­вом тре­бо­ва­ния осо­бо­го судьи.

21. Глав­ным обра­зом посред­ст­вом нало­же­ния руки вели спор о тех вещах, при кото­рых такое про­из­вод­ство поста­но­вил какой-нибудь закон, как, напри­мер, по зако­ну XII таб­лиц это име­ло место отно­си­тель­но осуж­ден­но­го судеб­ным реше­ни­ем. Про­из­вод­ство было сле­ду­ю­щее: Истец гово­рил: «так как тебя при­суди­ли, или обя­за­ли дать мне десять тысяч сестер­ций, и так как ты их, как сле­до­ва­ло, не упла­тил, то я вслед­ст­вие это­го по пово­ду деся­ти тысяч сестер­ций нала­гаю на тебя, осуж­ден­но­го, руку» и при этом он брал его за какую-либо часть тела. Осуж­ден­ный, по зако­ну, не впра­ве был сбро­сить с себя руку и воз­ра­жать с помо­щью иско­вой фор­му­лы, но мог пред­ста­вить заступ­ни­ка, кото­рый заме­щал долж­ни­ка и откры­вал про­цесс. Тот, кто не пред­став­лял заступ­ни­ка, отво­дил­ся домой ист­цом, кото­рый свя­зы­вал и ско­вы­вал долж­ни­ка.

22. Впо­след­ст­вии неко­то­рые зако­ны в извест­ных слу­ча­ях пре­до­став­ля­ли для взыс­ка­ния дол­гов по судеб­ным реше­ни­ям нало­же­ние руки на неко­то­рых лиц. По зако­ну Пуб­ли­лия6 нало­же­ние руки при­над­ле­жа­ло спон­со­ру-пору­чи­те­лю про­тив долж­ни­ка, за кото­ро­го он запла­тил долг, если сде­лан­ная упла­та не была воз­ме­ще­на в про­дол­же­ние шести меся­цев. Рав­ным обра­зом закон Фурия de spon­su7 допус­кал нало­же­ние руки на креди­то­ра, кото­рый взыс­ки­вал с пору­чи­те­ля более, чем сле­до­ва­ло с него по зако­ну, и нако­нец, мно­же­ство дру­гих зако­нов во мно­гих слу­ча­ях вве­ли судо­про­из­вод­ство посред­ст­вом само­воль­ной рас­пра­вы.

23. Дру­гие зако­ны для мно­гих слу­ча­ев уста­но­ви­ли иско­вые фор­му­лы через нало­же­ние руки, но без­услов­но (без посред­ства vin­dex’а), при­чем ответ­чик не при­рав­ни­вал­ся лицу, осуж­ден­но­му судеб­ным реше­ни­ем; закон Фурия, напри­мер, о наслед­стве давал ma­nus injec­tio­nem про­тив тех лиц, кото­рые полу­чи­ли в каче­стве отка­за или по слу­чаю смер­ти свы­ше 1000 ассов, хотя этим зако­ном они и не лише­ны пра­ва полу­чить боль­ше; рав­ным обра­зом, по зако­ну Мар­ция8 ma­nus injec­tio дана была долж­ни­ку про­тив ростов­щи­ков для взыс­ка­ния полу­чен­ных про­цен­тов.

24. На осно­ва­нии этих и им подоб­ных зако­нов ответ­чик мог сбра­сы­вать с себя руку и лич­но защи­щать­ся вся­кий раз, когда насту­па­ло судеб­ное раз­би­ра­тель­ство; истец в тор­же­ст­вен­ной фор­му­ле иска не при­бав­лял слов: pro judi­ca­to, но, назвав осно­ва­ние, по кото­ро­му предъ­яв­лял иск, гово­рил: «по пово­ду это­го пред­ме­та я на тебя нала­гаю руку». От меня не ускольз­ну­ло, что в тор­же­ст­вен­ной фор­му­ле зако­на Фурия о наслед­стве сто­я­ли сло­ва «pro judi­ca­to», хотя в самом законе их нет. Это, по-види­мо­му, сде­ла­но без вся­ко­го осно­ва­ния.

25. Но впо­след­ст­вии зако­ном Вал­лия9 пре­до­став­ле­но, за исклю­че­ни­ем при­суж­ден­но­го судеб­ным реше­ни­ем и неис­прав­но­го долж­ни­ка, за кото­ро­го пору­чи­тель упла­тил день­ги, всем про­чим лицам, про­тив кото­рых предъ­яв­ля­ют иск посред­ст­вом фор­мы нало­же­ния руки, сбра­сы­вать ее с себя и защи­щать­ся лич­но. Таким обра­зом, и после изда­ния это­го зако­на при­суж­ден­ный судеб­ным реше­ни­ем и долж­ник, за кото­ро­го пору­чи­тель упла­тил день­ги, долж­ны были пред­став­лять заступ­ни­ка и, если не дава­ли тако­го обес­пе­че­ния, отво­ди­лись в дом ист­ца. Это соблюда­лось имен­но так в тече­ние все­го вре­ме­ни, пока были в употреб­ле­нии тор­же­ст­вен­ные иско­вые фор­му­лы. Вот поче­му в насто­я­щее вре­мя тот, про­тив кого предъ­яв­ля­ют иск для взыс­ка­ния того, что было при­суж­де­но или для взыс­ка­ния упла­чен­ных за пору­чи­те­ля денег, дол­жен пред­ста­вить обес­пе­че­ние в раз­ме­ре всей сум­мы воз­мож­но­го удо­вле­тво­ре­ния.

26. Посред­ст­вом задер­жа­ния иму­ще­ства долж­ни­ка предъ­яв­ля­ет­ся иск о неко­то­рых делах по обыч­но­му пра­ву, о дру­гих по зако­ну.

27. Обы­ча­я­ми введе­на была фор­му­ла иска для пре­тен­зий сол­дат. В обес­пе­че­ние жало­ва­нья сол­да­там поз­во­ля­лось взыс­ки­вать залог с того лица, кото­рое обя­за­но упла­тить в слу­чае, если три­бун, заве­до­вав­ший кас­сой, не выда­вал тако­во­го (все день­ги, кото­рые дава­лись сол­да­там в каче­стве жало­ва­нья назы­ва­лись тех­ни­че­ски aes mi­li­ta­re). Доз­во­ля­лось так­же брать залог в обес­пе­че­ние тех денег, на кото­рые долж­но купить лошадь. Эти день­ги назы­ва­лись aes equestre (= день­ги на покуп­ку и сна­ря­же­ние). Точ­но так же поз­во­ля­лось задер­жи­вать вещи в обес­пе­че­ние тех денег, на кото­рые долж­но было купить ячмень лоша­дям. Эти день­ги назы­ва­лись aes hir­dia­rium (= день­ги на содер­жа­ние коня или лоша­ди­ный корм).

28. Закон XII таб­лиц назна­чил тот же порядок для взыс­ка­ния покуп­ной сум­мы в залог про­тив того, кто не пред­ста­вит наем­ной пла­ты за то вьюч­ное живот­ное, кото­рое кто-либо отдал внай­мы, с целью полу­чен­ные затем день­ги обра­тить на жерт­вен­ный пир[1]; затем цен­зор­ским зако­ном пре­до­став­ле­на эта фор­ма иска откуп­щи­кам государ­ст­вен­ных пода­тей рим­ско­го наро­да про­тив лиц, обя­зан­ных по како­му-нибудь зако­ну пла­тить пода­ти.

29. Во всех этих слу­ча­ях предъ­яв­лял­ся упо­мя­ну­тый закон­ный иск при соблюде­нии извест­ных фор­маль­но­стей и пото­му боль­шин­ст­вом при­ня­то, что и этот иск есть тор­же­ст­вен­ная фор­ма судо­про­из­вод­ства. Одна­ко по мне­нию неко­то­рых юри­стов, это не le­gis ac­tio — во-пер­вых пото­му, что захват вещи совер­шал­ся не в при­сут­ст­вии пре­то­ра и в боль­шин­стве слу­ча­ев даже в отсут­ст­вие про­тив­ни­ка, меж­ду тем как при про­чих исках мож­но было совер­шать задер­жа­ние толь­ко в при­сут­ст­вии пре­то­ра и при налич­но­сти про­тив­ни­ка; во-вто­рых пото­му, что захват мог быть совер­шен и в непри­сут­ст­вен­ные дни, т. е. тогда, когда по рели­ги­оз­ным при­чи­нам нель­зя было про­из­во­дить судеб­ных раз­би­ра­тельств.

30. Но все эти судо­про­из­вод­ст­вен­ные фор­мы мало-пома­лу вышли из употреб­ле­ния, так как вслед­ст­вие излиш­ней мелоч­но­сти тогдаш­них юри­стов, кото­рые счи­та­лись твор­ца­ми пра­ва, дело было доведе­но до того, что малей­шее укло­не­ние от пред­пи­сан­ных форм и обрядов влек­ло за собою про­иг­рыш тяж­бы; поэто­му зако­ном Эбу­ция10 и дву­мя зако­на­ми Юлия11 отме­не­ны эти тор­же­ст­вен­ные иски и введе­но судо­про­из­вод­ство посред­ст­вом фор­мул.

31. Толь­ко в двух слу­ча­ях доз­во­ле­но было при­ме­нять закон­ные иски, имен­но в слу­чае вреда, кото­рый гро­зит сосед­не­му стро­е­нию, т. е. угро­жаю­щей опас­но­сти и в том слу­чае, когда цен­тум­ви­раль­ная кол­ле­гия12 реша­ет дело. В самом деле, когда сто­ро­ны обра­ща­ют­ся к суду цен­тум­ви­ров, то пред­ва­ри­тель­но совер­ша­ет­ся сакра­мен­таль­ная фор­му­ла перед город­ским или ино­стран­ным пре­то­ром. Но по пово­ду угро­жаю­щей опас­но­сти никто не жела­ет предъ­яв­лять иска посред­ст­вом тор­же­ст­вен­ной фор­му­лы, а ско­рее обя­зы­ва­ет сво­е­го про­тив­ни­ка в силу сти­пу­ля­ции, предъ­яв­лен­ной в эдик­те. Это пра­во гораздо удоб­нее и совер­шен­нее. Посред­ст­вом задер­жа­ния вещи ------------------ явст­ву­ет.

32. Кро­ме того, в фор­му­ле, уста­нов­лен­ной для откуп­щи­ка, содер­жит­ся тако­го рода фик­ция, чтобы при­судить ответ­чи­ка к упла­те такой же сум­мы денег, какую дол­жен был бы преж­де в слу­чае взя­тия зало­га упла­тить тот, от кого взят залог.

33. Ника­кая, одна­ко, фор­му­ла не состав­ля­ет­ся по вооб­ра­жа­е­мой кон­дик­ции; будем ли мы тре­бо­вать сум­му денег или какую-либо опре­де­лен­ную сле­ду­е­мую нам вещь, мы утвер­жда­ем, что эта самая вещь долж­на быть нам дана, и не осно­вы­ва­ем нашей лич­ной пре­тен­зии на фик­ции. Ясно, что те фор­му­лы, в кото­рых мы утвер­жда­ем, что нам долж­ны дать день­ги или какую-либо вещь, име­ют сами по себе зна­че­ние. Таким же свой­ст­вом отли­ча­ют­ся иски о без­воз­мезд­но ссу­жен­ной вещи, иск фиду­ци­ар­ный, иск по пово­ду веде­ния чужих дел без пол­но­мо­чия и дру­гие бес­чис­лен­ные иски.

34. Кро­ме того, в неко­то­рых фор­му­лах нахо­дят­ся фик­ции дру­го­го рода, напри­мер, когда тот, кто на осно­ва­нии эдик­та потре­бо­вал вла­де­ния наслед­ст­вом, дей­ст­во­вал как наслед­ник, а так как этот послед­ний всту­па­ет в наслед­ство вме­сто покой­ни­ка по пре­тор­ско­му, а не по цивиль­но­му пра­ву, то он не име­ет пря­мых исков и не в пра­ве утвер­ждать, что ему при­над­ле­жит то, что при­над­ле­жа­ло покой­но­му; рав­ным обра­зом он не может утвер­ждать, что ему долж­ны дать то, что сле­до­ва­ло дать покой­ни­ку. Таким обра­зом, как фик­тив­ный наслед­ник, он предъ­яв­ля­ет свои пре­тен­зии сле­ду­ю­щим обра­зом: «Такой-то назна­ча­ет­ся судьею. Если бы в том слу­чае, что Авл Аге­рий, т. е. сам истец, был бы наслед­ни­ком Луция Тиция, такая-то зем­ля, о кото­рой теперь ведет­ся дело, долж­на была бы при­над­ле­жать ему по пра­ву кви­ри­тов (то ты судья, при­суди эту зем­лю А. А.)». Если же спор идет о дол­ге, то с помо­щью подоб­ной фик­ции лич­ное тре­бо­ва­ние предъ­яв­ля­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: Когда ока­жет­ся, что Нуме­рий Негидий дол­жен дать Авлу Аге­рию десять тысяч сестер­ций (то ты судья при­суди Н. Н. упла­тить эту сум­му А. А.; если же нет, то оправ­дай Н. Н.).

35. Рав­ным обра­зом поку­па­тель иму­ще­ства с пуб­лич­но­го тор­га дей­ст­ву­ет как фик­тив­ный наслед­ник; но ино­гда он предъ­яв­ля­ет иск и ина­че, имен­но соста­вив интен­цию от име­ни того, чье иму­ще­ство он купил, он обра­ща­ет кон­дем­на­цию на себя, т. е. чтобы про­тив­ни­ка его при­суди­ли дать ему от име­ни про­дав­ца все, что это­му про­дав­цу при­над­ле­жа­ло, или что ему долж­ны были дать. Этот вид иска назы­ва­ет­ся Рути­ли­ан­ским, так как он уста­нов­лен пре­то­ром Рути­ли­ем13, кото­рый, как гово­рят, ввел про­да­жу иму­ще­ства с пуб­лич­но­го тор­га. Упо­мя­ну­тый же род иска, кото­рый предъ­яв­лял поку­па­тель, ста­но­вясь по фик­ции наслед­ни­ком, назы­ва­ет­ся Ser­via­na.

36. Точ­но так же дав­ность пред­по­ла­га­ет­ся истек­шею в том иске, кото­рый назы­ва­ет­ся Пуб­ли­ци­е­вым. Он имен­но пре­до­став­ля­ет­ся тому, кто, не успев еще при­об­ре­сти на осно­ва­нии дав­но­сти вещи, передан­ной ему на закон­ном осно­ва­нии, отыс­ки­ва­ет ее судеб­ным поряд­ком, лишив­шись вла­де­ния ею, ибо, так как он не может тре­бо­вать ее как при­над­ле­жа­щую ему по кви­рит­ско­му пра­ву, то пред­по­ла­га­ет­ся, что он при­об­рел ее в соб­ст­вен­ность на осно­ва­нии дав­но­сти и таким обра­зом, как буд­то бы сде­лав­шись соб­ст­вен­ни­ком по кви­рит­ско­му пра­ву, он, напри­мер, фор­му­ли­ру­ет свое иско­вое про­ше­ние сле­ду­ю­щим обра­зом: «Да назна­чат мне судью (демон­стра­ция): если раб, кото­ро­го Авл Аге­рий купил и кото­рый ему передан (фик­ция), дол­жен был бы при­над­ле­жать А. А. по пра­ву кви­ри­тов, как ско­ро он про­вла­дел бы им в тече­ние года (кон­дем­на­ция), то ты, судья, осуди N. N. (ответ­чи­ка); если же ска­зан­но­го не ока­жет­ся, то оправ­дай его».

37. Рав­ным обра­зом пред­по­ла­га­ет­ся рим­ское граж­дан­ство у ино­стран­ца, если от име­ни его предъ­яв­лял­ся иск или когда про­тив него вчи­ня­ют тяж­бу; для них (ино­стран­цев) по нашим зако­нам уста­нов­лен иск, если толь­ко вооб­ще спра­вед­ли­во рас­про­стра­нять дей­ст­вие этих исков на ино­стран­цев, когда, напри­мер, ино­стра­нец предъ­яв­ля­ет иск, или про­тив него вчи­ня­ет­ся иск о кра­же или о содей­ст­вии и сове­тах при совер­ше­нии воров­ства. Про­тив ино­стран­ца фор­му­ла состав­ля­ет­ся таким обра­зом: «Такой-то назна­ча­ет­ся судьею. Если ока­жет­ся, что Дио­ном, сыном Гер­мея, или бла­го­да­ря его помо­щи и сове­там совер­ше­на кра­жа золо­той чаши у Луция Тиция, за что сле­до­ва­ло бы его, если он рим­ский граж­да­нин, при­судить за убы­ток в каче­стве вора» и про­чее. Рав­ным обра­зом, если ино­стра­нец воз­буж­да­ет иск о воров­стве, то он счи­та­ет­ся по фик­ции рим­ским граж­да­ни­ном. Точ­но так же, если ино­стра­нец предъ­яв­ля­ет иск о воров­стве, то он счи­та­ет­ся по фик­ции рим­ским граж­да­ни­ном. Точ­но так же, если ино­стра­нец предъ­яв­ля­ет иск по Акви­ли­е­ву зако­ну о вреде, нане­сен­ном чужо­му иму­ще­ству, или, если про­тив него воз­буж­да­ют иск, то судеб­ное реше­ние долж­но быть про­из­не­се­но в пред­по­ло­же­нии, что он рим­ский граж­да­нин.

38. Кро­ме это­го, мы ино­гда пред­по­ла­га­ем, что наш про­тив­ник не под­верг­ся умень­ше­нию пра­во­спо­соб­но­сти. Ибо, если лицо, всту­пив­шее с нами на осно­ва­нии дого­во­ра в обя­за­тель­ст­вен­ное отно­ше­ние, под­вер­га­ет­ся ума­ле­нию пра­во­спо­соб­но­сти, напри­мер, жен­щи­на вслед­ст­вие коэмп­ции, муж­чи­на вслед­ст­вие усы­нов­ле­ния, то наш долг пога­ша­ет­ся соглас­но с поста­нов­ле­ни­я­ми цивиль­но­го пра­ва и нель­зя пря­мо утвер­ждать, что он или она долж­ны нам дать что-нибудь. Но для того, чтобы от их воли не зави­се­ло уни­что­жить наше пра­во, введен про­тив них ана­ло­гич­ный иск после вос­ста­нов­ле­ния пра­во­спо­соб­но­сти, т. е. в этом иске пред­по­ла­га­ет­ся, что эти лица не под­верг­лись ума­ле­нию пра­во­спо­соб­но­сти.

39. Глав­ные части иско­вых фор­мул суть сле­ду­ю­щие: крат­кое изло­же­ние фак­тов, вызвав­ших про­цесс (de­monstra­tio); изло­же­ние тре­бо­ва­ний ист­ца (in­ten­tio); упол­но­мо­че­ние судьи на при­суж­де­ние сто­ро­нам какой-либо вещи в соб­ст­вен­ность (adju­di­ca­tio); упол­но­мо­че­ние судьи на осуж­де­ние или оправ­да­ние ответ­чи­ка (con­dem­na­tio).

40. De­monstra­tio есть та часть иско­вой фор­му­лы, кото­рая встав­ля­ет­ся с тем, чтобы ука­зать вещь, о кото­рой идет спор, напри­мер, сле­ду­ю­щая часть фор­му­лы: «так как Авл Аге­рий про­дал Нуме­рию Негидию раба», или «по пово­ду того, что Авл Аге­рий оста­вил на сохра­не­ние у Нуме­рия Негидия раба».

41. Интен­ция есть та часть фор­му­лы, кото­рая выра­жа­ет при­тя­за­ние ист­ца, напри­мер, сле­ду­ю­щая часть фор­му­лы: «Если ока­жет­ся, что Нуме­рий Негидий дол­жен дать Авлу Аге­рию десять тысяч сестер­ций»; рав­ным обра­зом сле­ду­ю­щая: «Все, что Нуме­рий Негидий, как ока­жет­ся, дол­жен дать, сде­лать Авлу Аге­рию»; затем сле­ду­ю­щая: «Если ока­жет­ся, что раб Стих при­над­ле­жит Авлу Аге­рию по пра­ву кви­ри­тов».

42. Adju­di­ca­tio есть та часть судеб­ной фор­му­лы, в кото­рой судье пред­став­ля­ет­ся при­судить вещь какой-либо из сто­рон, если, напри­мер, меж­ду сона­след­ни­ка­ми идет спор о деле­же наслед­ства, или меж­ду соучаст­ни­ка­ми о деле­же обще­го иму­ще­ства, или меж­ду соседя­ми об уста­нов­ле­нии гра­ниц. Эта часть гла­сит: «сколь­ко сле­ду­ет при­судить, столь­ко ты, судья, при­суди тому, кому долж­но».

43. Con­dem­na­tio есть та часть фор­му­лы, на осно­ва­нии кото­рой судья упол­но­мо­чи­ва­ет­ся осудить или оправ­дать ответ­чи­ка, напри­мер, сле­ду­ю­щая часть фор­му­лы: «Судья, при­суди Нуме­рия Негидия упла­тить Авлу Аге­рию десять тысяч сестер­ций. Если же дол­га за Нуме­ри­ем Негиди­ем не ока­жет­ся, то оправ­дай». Затем сле­ду­ю­щая: «Судья, при­суди Нуме­рия Негидия упла­тить Авлу Аге­рию» и проч., так что сло­ва: «толь­ко десять тысяч» не при­бав­ля­ют­ся.

44. Одна­ко не все эти части нахо­ди­лись одновре­мен­но во всех фор­му­лах; попа­да­ет­ся толь­ко одна какая-нибудь часть, а дру­гих нет; по край­ней мере, ино­гда нахо­дит­ся толь­ко одна интен­ция, как в пре­юди­ци­аль­ных исках, в кото­рых, напри­мер, раз­би­ра­ет­ся вопрос, сво­бо­ден ли дан­ный раб, как вели­ко при­да­ное и мно­гие дру­гие; демон­стра­ция, адъ­юди­ка­ция и кон­дем­на­ция одни нико­гда не встре­ча­ют­ся, так как демон­стра­ция без интен­ции или без кон­дем­на­ции не име­ет ника­ко­го зна­че­ния. Рав­ным обра­зом кон­дем­на­ция или адъ­юди­ка­ция не име­ет ника­кой силы без интен­ции и пото­му они одни нико­гда не употреб­ля­ют­ся.

45. Но те фор­му­лы, в кото­рых идет спор о пра­ве, мы назы­ваем фор­му­ла­ми in jus con­cep­tas, како­вы те, в кото­рых мы утвер­жда­ем, что такая-то вещь при­над­ле­жит нам по кви­рит­ско­му пра­ву, или что нам сле­ду­ет что-либо дать, или что долж­ны решить спор­ный вопрос об убыт­ке, нане­сен­ном нам вором; вот те фор­му­лы, в кото­рых интен­ция есть juris Ci­vi­lis.

46. Про­чие фор­му­лы мы назы­ваем осно­ван­ны­ми на фак­ти­че­ских отно­ше­ни­ях; это такие, в кото­рых нет тако­го состав­ле­ния интен­ции, но в нача­ле, после того как был назван извест­ный факт, при­бав­ля­ют­ся сло­ва, кото­ры­ми судье дает­ся власть осудить или оправ­дать ответ­чи­ка. Тако­ва фор­му­ла, кото­рою поль­зу­ет­ся патрон про­тив воль­ноот­пу­щен­ни­ка, кото­рый патро­на при­звал в суде вопре­ки пре­тор­ско­му эдик­ту. В этой фор­му­ле ска­за­но так: «Такие-то назна­ча­ют­ся посред­ни­ка­ми. Если ока­жет­ся, что такой-то патрон вызвал в суде вопре­ки эдик­ту тако­го-то пре­то­ра таким-то воль­ноот­пу­щен­ни­ком тако­го-то патро­на, то, реку­пе­ра­то­ры, при­суди­те того воль­ноот­пу­щен­ни­ка упла­тить тому патро­ну десять тысяч сестер­ций. Если не ока­жет­ся, то оправ­дай­те». Так­же и про­чие фор­му­лы, под­хо­дя­щие под руб­ри­ку «о вызо­ве в суд», состав­ле­ны in fac­tum, т. е. осно­ва­ны на фак­ти­че­ских отно­ше­ни­ях, напри­мер, фор­му­ла про­тив того, кто, будучи при­зван в суд, ни сам не явил­ся, ни не пред­ста­вил пору­чи­те­ля; рав­ным обра­зом фор­му­ла про­тив того, кто насиль­но устра­нил лицо, при­зван­ное в суд; одним сло­вом, у пре­то­ра выстав­ля­лось во все­об­щее сведе­ние мно­же­ство дру­гих судеб­ных фор­мул тако­го же точ­но рода.

47. Но в неко­то­рых слу­ча­ях пре­тор пред­ла­га­ет ист­цу фор­му­лу, состав­лен­ную и in jus, и in fac­tum, напри­мер, при иске о покла­же и ссуде. Фор­му­ла in jus con­cep­ta состав­ле­на была при­мер­но в сле­ду­ю­щих выра­же­ни­ях: «такой-то назна­ча­ет­ся судьею. Так как Авл Аге­рий оста­вил на сохра­не­ние у Нуме­рия Негидия сереб­ря­ный стол, о чем имен­но теперь меж­ду ними идет спор (de­monstra­tio), то ты, судья, при­суди с Нуме­рия Негидия в поль­зу Авла Аге­рия, если тот не воз­вра­тит вещи, столь­ко, сколь­ко Нуме­рий Негидия дол­жен дать и сде­лать Авлу Аге­рию по доб­рой сове­сти; если же ска­зан­но­го не ока­жет­ся, то оправ­дай» (con­dem­na­tio). Фор­му­ла, состав­лен­ная in fac­tum, тако­ва: «такой-то назна­ча­ет­ся судьею. Если ока­жет­ся, что Авл Аге­рий отдал на сохра­не­ние Нуме­рию Негидию сереб­ря­ный стол, кото­рый зло­умыш­лен­но Нуме­рий Негидий не воз­вра­тил Авлу Аге­рию, то ты, судья, при­суди Нуме­рия Негидия к упла­те в поль­зу Авла Аге­рия столь­ко денег, сколь­ко эта вещь сто­ит. Если ска­зан­но­го не ока­жет­ся, то оправ­дай». Подоб­ным обра­зом состав­ле­ны фор­му­лы для дого­во­ра ссуды.

48. Во всех фор­му­лах, кото­рые име­ют кон­дем­на­цию, она пред­пи­сы­ва­ет денеж­ную оцен­ку. Итак, если мы отыс­ки­ва­ем в суде какую-либо вещь, напри­мер, зем­лю, раба, одеж­ду, золо­то, сереб­ро, судья при­суж­да­ет ответ­чи­ка не к выда­че самой вещи, как это было преж­де, но, сде­лав оцен­ку спор­ной вещи, при­суж­да­ет его к денеж­ной упла­те.

49. В кон­дем­на­ции ука­зы­ва­ет­ся (судье) или опре­де­лен­ная сум­ма денег или неопре­де­лен­ная.

50. Кон­дем­на­ция на опре­де­лен­ную сум­му быва­ет, напри­мер, в той фор­му­ле, в кото­рой тре­бу­ем опре­де­лен­ной денеж­ной сум­мы. В кон­це фор­му­лы ска­за­но так: «судья, при­суди с Нуме­рия Негидия в поль­зу Авла Аге­рия десять тысяч сестер­ций. Если не ока­жет­ся, то оправ­дай».

51. Кон­дем­на­ции на неопре­де­лен­ную сум­му быва­ют двух видов: одни сопро­вож­да­ют­ся неко­то­рым обо­зна­че­ни­ем ma­xi­mum’а взыс­ка­ния, что назы­ва­лось prae­fi­ni­tio, а на обык­но­вен­ном язы­ке ta­xa­tio, если, напри­мер, тре­бу­ем чего-либо неопре­де­лен­но­го, то в такой фор­му­ле в кон­це гово­рит­ся так: «судья, при­суди Нуме­рия Негидия упла­тить Авлу Аге­рию толь­ко десять тысяч сестер­ций. Если не ока­жет­ся, то оправ­дай», или кон­дем­на­ция быва­ет неопре­де­лен­ная и неогра­ни­чен­ная (ника­ким мак­си­му­мом), напри­мер, если мы отыс­ки­ва­ем вещь как нашу от вре­мен­но­го вла­дель­ца, т. е. если пред­став­ля­ем вещ­ный иск или тре­бу­ем пред­став­ле­ния извест­ной вещи. В этой части так ска­за­но: «Сколь­ко вещь будет сто­ить, столь­ко, судья, при­суди Нуме­рия Негидия упла­тить тому же. Если не ока­жет­ся, то оправ­дай».

52. Итак, что озна­ча­ло бы это? Ведь если судья при­суж­да­ет, то он дол­жен при­судить (ответ­чи­ка) к упла­те опре­де­лен­ной сум­мы, если бы даже сум­ма не была опре­де­ле­на в кон­дем­на­ции. Если кон­дем­на­ция состав­ле­на на опре­де­лен­ную сум­му денег, то судья дол­жен забо­тить­ся о том, чтобы не при­судить к упла­те боль­шей или мень­шей сум­мы, чем ука­зан­ная в фор­му­ле; в про­тив­ном слу­чае он ответ­ст­ву­ет перед сто­ро­на­ми за свой непра­виль­ный при­го­вор. Если кон­дем­на­ция сопро­вож­да­лась ука­за­ни­ем мак­си­му­ма, то судья не дол­жен при­судить боль­ше, чем ука­за­но; в про­тив­ном слу­чае он точ­но так же дела­ет­ся ответ­ст­вен­ным. При­суж­де­ние к упла­те мень­шей сум­мы допус­ка­лось. Если мак­си­мум взыс­ка­ния не опре­де­лен, то судья может при­судить, сколь­ко поже­ла­ет.

52a. Вот поче­му тот, кто полу­ча­ет фор­му­лу, дол­жен ука­зать, чего он тре­бу­ет и судья свя­зан толь­ко опре­де­лен­ною кон­дем­на­ци­ею; да и тот, кто предъ­явил иск, не полу­ча­ет во вто­рой раз той же самой фор­му­лы и дол­жен в кон­дем­на­ции назна­чить опре­де­лен­ную денеж­ную сум­му, кото­рую тре­бу­ет, чтобы не полу­чить мень­ше, чем жела­ет.

53. Если кто-нибудь в интен­ции заяв­лял боль­ше, чем ему сле­до­ва­ло, то он про­иг­ры­вал свое дело, т. е. терял вещь и не был вос­ста­нов­ля­ем пре­то­ром в преж­нее поло­же­ние за исклю­че­ни­ем неко­то­рых слу­ча­ев, в кото­рых пре­тор не допус­ка­ет, чтобы все ист­цы тер­пе­ли убы­ток по при­чине его ошиб­ки, ибо пре­тор при­хо­дил на помощь лицам моло­же два­дца­ти пяти лет как в этом, так и в дру­гих слу­ча­ях.

53a. Излиш­нее тре­бо­ва­ние мож­но заяв­лять отно­си­тель­но четы­рех слу­ча­ев по отно­ше­нию к вещи, вре­ме­ни, месту, при­чине; в отно­ше­нии вещи, если кто, напри­мер, тре­бу­ет два­дцать тысяч вме­сто сле­ду­е­мых ему деся­ти, или когда тот, кому при­над­ле­жит часть вещи, будет домо­гать­ся ее в цело­сти или в боль­шей части; в отно­ше­нии вре­ме­ни, если, напри­мер, тот, кто сти­пу­ли­ро­вал к опре­де­лен­но­му сро­ку, тре­бу­ет рань­ше. По отно­ше­нию к месту, напри­мер, когда кто сти­пу­ли­ро­вав пла­теж в опре­де­лен­ном месте, тре­бу­ет в дру­гом, не упо­ми­ная это­го места, если я, напри­мер, сти­пу­ли­ро­вал в такой фор­ме: «обе­ща­ешь ли ты мне десять тысяч сестер­ций в Эфе­се?»; затем буду без­услов­но тре­бо­вать в Риме таким обра­зом: «если дей­ст­ви­тель­но ты мне на осно­ва­нии сти­пу­ля­ции дол­жен дать десять тысяч сестер­ций». Тре­бо­ва­ние мое счи­та­ет­ся боль­ше пото­му, что лишаю обе­щав­ше­го той выго­ды, кото­рую он бы имел, пла­тя в Эфе­се14. Одна­ко в Эфе­се я буду впра­ве тре­бо­вать без­услов­но, т. е. без при­бав­ле­ния места.

53b. По отно­ше­нию к при­чине домо­га­ет­ся боль­ше­го, напри­мер, тот, кто в фор­му­ле интен­ции не при­зна­ет пра­ва выбо­ра долж­ни­ка, кото­рое этот име­ет в силу обя­за­тель­ства, если, напри­мер, кто-либо так сти­пу­ли­ро­вал: «обе­ща­ешь ли ты дать десять тысяч сестер­ций или раба Сти­ха?», а затем сам тре­бу­ет непре­мен­но одно­го из этих двух. Хотя бы он тре­бо­вал того, что мень­ше, одна­ко он, по-види­мо­му, тре­бу­ет боль­ше­го, так как ино­гда про­тив­ни­ку лег­че доста­вить то, чего не тре­бу­ют. Подоб­ным обра­зом, если кто сти­пу­ли­ро­вал отно­си­тель­но рода, а затем тре­бу­ет вида, напри­мер, если кто вооб­ще сти­пу­ли­ро­вал пур­пур, а впо­след­ст­вии тре­бу­ет спе­ци­аль­но Тирей­ско­го пур­пу­ра. Поло­жим даже, что он тре­бу­ет само­го худ­ше­го, одна­ко выхо­дит то же на том же осно­ва­нии, какое мы толь­ко что ука­за­ли. Так­же счи­та­ет­ся излишне тре­бу­ю­щим тот, кто сти­пу­ли­ро­вал вооб­ще раба, а затем тре­бу­ет спе­ци­аль­но опре­де­лен­но­го, напри­мер Сти­ха, хотя бы он был самый деше­вый. Ста­ло быть, интен­ция фор­му­лы долж­на быть состав­ле­на имен­но так, как состав­ле­на сама сти­пу­ля­ция.

54. Ясно, одна­ко, то, что в фор­му­лах, в кото­рых интен­ция не опре­де­ле­на точ­но, нель­зя тре­бо­вать боль­ше: так как в самом деле нель­зя тре­бо­вать боль­ше, когда тре­бу­ют извест­но­го коли­че­ства, но тре­бу­ют, чтобы про­тив­ник дал, сде­лал все, что, оче­вид­но, он дол­жен дать, сде­лать. То же самое име­ет место, если дан вещ­ный иск на неопре­де­лен­ную часть, напри­мер тако­вой: «Какая на самом деле часть име­ния, о кото­рой идет спор, при­над­ле­жит ист­цу». Этот род иска обык­но­вен­но дает­ся в ред­ких слу­ча­ях.

55. Точ­но так же ясно, что если кто потре­бу­ет одно вме­сто дру­го­го, то он не под­вер­га­ет­ся ника­кой опас­но­сти и он впра­ве сно­ва воз­буж­дать иск, так как, по-види­мо­му, он ника­ко­го иска преж­де не предъ­яв­лял; если, напри­мер, тот, кто дол­жен тре­бо­вать раба Сти­ха, потре­бо­вал Эрота, или если кто-нибудь будет утвер­ждать, что ему долж­но быть дано по заве­ща­нию то, что сле­ду­ет ему из сти­пу­ля­ции, или если пред­ста­ви­тель по про­цес­су или по взыс­ка­нию с долж­ни­ка заяви­ли, что им долж­ны дать.

56. Но пред­став­лять иск на сум­му, боль­шую про­тив дей­ст­ви­тель­но долж­но­го, соглас­но выше ска­зан­но­му, опас­но; мень­шую, одна­ко, мож­но тре­бо­вать с про­тив­ни­ка, но осталь­но­го нель­зя тре­бо­вать судеб­ным поряд­ком в тече­ние пре­ту­ры того же лица. Ибо тот, кто воз­буж­да­ет такой иск, устра­ня­ет­ся посред­ст­вом воз­ра­же­ния, кото­рое назы­ва­ет­ся li­tis di­vi­duae.

57. Но если в кон­дем­на­ции ука­за­но боль­ше, чем сле­ду­ет, то для ист­ца не пред­став­ля­ет­ся ника­кой опас­но­сти, но, когда и ответ­чик полу­чит непра­виль­ную фор­му­лу, истец вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся в преж­нее поло­же­ние для умень­ше­ния кон­дем­на­ции. Если же ука­за­но мень­ше, чем сле­до­ва­ло, то истец полу­ча­ет толь­ко то, что назна­чил, ибо все дело пере­хо­дит к судье, кото­рый свя­зан пре­де­ла­ми кон­дем­на­ции, кото­рой пре­сту­пать он не может; и не на осно­ва­нии этой части фор­му­лы пре­тор вос­ста­нав­ли­ва­ет ист­ца в преж­нее поло­же­ние, так как он ско­рее при­хо­дит в помощь ответ­чи­кам, неже­ли ист­цам. Мы гово­рим здесь о лицах, за исклю­че­ни­ем тех, кото­рые моло­же два­дца­ти пяти лет; людям это­го воз­рас­та пре­тор при­хо­дит на помощь во всех делах, в кото­рых они понес­ли ущерб.

58. Если в демон­стра­ции ука­за­но боль­ше или мень­ше, то ничто не дела­ет­ся пред­ме­том судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства и пото­му дело оста­ет­ся в преж­нем поло­же­нии; или как гово­рят, дело не поги­ба­ет вслед­ст­вие лож­ной демон­стра­ции.

59. Но неко­то­рые пола­га­ют, что мень­ше мож­но пра­виль­но ука­зы­вать в демон­стра­ции, так что тот, кто купил Сти­ха и Эрота, по-види­мо­му, пра­виль­но состав­ля­ет демон­стра­цию таким обра­зом: «так как я купил у тебя раба Эрота», и если поже­ла­ет, то может предъ­явить вто­рой иск о рабе Сти­хе посред­ст­вом дру­гой фор­му­лы, так как несо­мнен­но, что если тот, кто купил одно­го, предъ­яв­ля­ет иск по пово­ду дво­их, то его демон­стра­ция непра­виль­на. То же самое быва­ет и в дру­гих исках, напри­мер о ссуде и покла­же.

60. Но в сочи­не­ни­ях неко­то­рых юри­стов мы чита­ем, что в иске о покла­же и затем во всех про­чих, кото­рые вле­кут за собою бес­че­стие для осуж­ден­но­го, про­иг­ры­ва­ет дело тот, кто пока­зы­ва­ет (в демон­стра­ции) боль­ше, чем сле­до­ва­ло, если напри­мер, тот, кто, отдав в покла­жу одну вещь, пока­зы­ва­ет в демон­стра­ции, что отдал две или боль­ше, или если тот, кого уда­ри­ли в щеку кула­ком, ука­зы­ва­ет в иске об обидах, что ему нанес­ли удар и в дру­гую часть тела. Мы подроб­нее иссле­ду­ем, что долж­но счи­тать более вер­ным. Ведь так как есть две фор­му­лы иска о покла­же, одна in jus с дру­гая in fac­tum, о чем мы упо­мя­ну­ли выше, и так как в той фор­му­ле, кото­рая осно­ва­на на пра­ве, спер­ва ука­зы­ва­ет­ся спор­ный пред­мет и вме­сте с тем опре­де­ля­ет­ся его состав, а затем (уже) при­тя­за­ние ист­ца начи­на­ет­ся со слов: «все, что он по пово­ду это­го пред­ме­та дол­жен дать, сде­лать тако­му-то», а в той фор­му­ле, кото­рая состав­ле­на по пре­тор­ско­му пра­ву, сей­час же с само­го нача­ла вещь, по пово­ду кото­рой вчи­нен иск, опре­де­ля­ет­ся ина­че сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «если ока­жет­ся, что он отдал на сохра­не­ние такую-то вещь тако­му-то», поэто­му мы не долж­ны сомне­вать­ся, что если кто-нибудь ука­жет в фор­му­ле in fac­tum боль­ше вещей, неже­ли отдал в депо­зит, то он про­иг­ра­ет тяж­бу, так как, по-види­мо­му, в фор­му­ле интен­ции ука­зал боль­ше. -------------

61. --------- Если же сопо­ста­вить заче­ты, то часто быва­ет, что каж­дый полу­ча­ет мень­ше, чем ему сле­до­ва­ло. Ибо так как в судах по доб­рой сове­сти судье, по-види­мо­му, пре­до­став­ле­на пол­ная воз­мож­ность опре­де­лить на осно­ва­нии спра­вед­ли­во­сти, сколь­ко сле­ду­ет воз­вра­тить ист­цу, то в его вла­сти так­же, при­няв во вни­ма­ние то, что со сво­ей сто­ро­ны истец дол­жен запла­тить на осно­ва­нии того же иска, при­судить к упла­те осталь­но­го того, про­тив кого предъ­яв­лен иск.

62. Раз­би­ра­тель­ству судов по доб­рой сове­сти под­ле­жа­ли иски по куп­ле-про­да­же, по дого­во­ру най­ма, по веде­нию кем-либо чужих дел, по дого­во­ру пору­че­ния, покла­жи, фиду­ци­ар­ный иск, по делам това­ри­ще­ства, опе­ки, иск про­тив мужа о воз­вра­ще­нии при­да­но­го после раз­во­да.

63. Одна­ко судье пре­до­став­ля­лась пол­ная сво­бо­да не при­ни­мать во вни­ма­ние ника­ких осно­ва­ний для заче­та; по край­ней мере, фор­му­лой иска это пря­мо не опре­де­ля­ет­ся, хотя в судах по доб­рой сове­сти долж­ны обра­щать вни­ма­ние на вза­им­ные отно­ше­ния сто­рон.

64. Дру­гое при­ни­ма­ет­ся в исках, кото­рые вчи­ня­ет бан­кир, ибо он дол­жен предъ­явить иск с заче­том, и этот зачет опре­де­ля­ет­ся сло­ва­ми фор­му­лы, так что, отчис­лив в самом нача­ле то, что он дол­жен запла­тить, он заяв­ля­ет, что ему долж­ны дать мень­ше. Если, напри­мер, он дол­жен Тицию 10000 сестер­ций, а ему само­му сле­ду­ет от Тиция 20000 сестер­ций, то пусть он фор­му­ли­ру­ет свое тре­бо­ва­ние сле­ду­ю­щим обра­зом: «Если дей­ст­ви­тель­но Тиций дол­жен дать ему (бан­ки­ру) на 10000 более, чем он сам (бан­кир) дол­жен Тицию».

65. Рав­ным обра­зом поку­па­тель иму­ще­ства дол­жен предъ­явить иск с выче­том, то есть, чтобы про­тив­ник его был при­суж­ден к упла­те сум­мы, кото­рая оста­ет­ся за выче­том дол­га, кото­рый в свою оче­редь дол­жен ему поку­па­тель иму­ще­ства от име­ни несо­сто­я­тель­но­го долж­ни­ка.

66. Меж­ду заче­том, кото­рый обя­зы­ва­ет бан­ки­ра, и выче­том, кото­рый вме­ня­ет­ся в обя­зан­ность поку­па­те­лю иму­ще­ства, име­ет­ся та раз­ни­ца, что при заче­те при­ни­ма­ют­ся в зачет толь­ко пред­ме­ты того же рода и каче­ства, день­ги, напри­мер, мож­но пога­шать день­га­ми, пше­ни­цу — пше­ни­цею, вино вином и даже, по мне­нию неко­то­рых юри­стов, не все­гда мож­но было предъ­яв­лять к заче­ту вино с вином или пше­ни­цу с пше­ни­цей, а толь­ко тогда, когда эти пред­ме­ты были одно­род­ны и оди­на­ко­во­го каче­ства; к выче­ту мож­но предъ­явить и то, что не одно­род­но. Таким обра­зом, если поку­па­тель иму­ще­ства тре­бу­ет денег, а со сво­ей сто­ро­ны он сам дол­жен хлеб или вино, то по выче­ту цены это­го, он предъ­яв­ля­ет же иск на осталь­ное.

67. Точ­но так же допус­ка­ет­ся к выче­ту сроч­ный долг; зачесть же мож­но толь­ко налич­ный долг.

68. Кро­ме того, осно­ва­ние заче­та изла­га­ет­ся в той части фор­му­лы, кото­рая выра­жа­ет при­тя­за­ние ист­ца; вслед­ст­вие это­го, если сде­лав зачет, бан­кир будет тре­бо­вать хоть одной моне­той более, то он про­иг­ра­ет дело; вычет поме­ща­ет­ся в той части фор­му­лы, кото­рая назы­ва­ет­ся con­dem­na­tio и хотя бы тре­бо­ва­ние, заяв­лен­ное в той части фор­му­лы, и пре­вы­ша­ло долж­ное, то истец не под­вер­гал­ся опас­но­сти, осо­бен­но, когда предъ­яв­ля­ет иск поку­па­тель иму­ще­ства, то, хотя бы пред­ме­том иска была точ­но опре­де­лен­ная сум­ма денег, он все-таки состав­ля­ет кон­дем­на­цию без точ­но­го опре­де­ле­ния сум­мы.

69. Так как выше мы упо­мя­ну­ли об иске, вчи­ня­е­мом про­тив иму­ще­ства сыно­вей и рабов, то необ­хо­ди­мо сооб­щить более точ­ные сведе­ния об этом иске и о про­чих, кото­рые обык­но­вен­но пре­до­став­ля­ют­ся упо­мя­ну­тым лицам про­тив роди­те­лей и гос­под.

70. Итак, во-пер­вых, если по при­ка­за­нию отца или гос­по­ди­на будет совер­ше­но юриди­че­ское дей­ст­вие, то пре­тор состав­ля­ет иск в пол­ной сум­ме про­тив отца или гос­по­ди­на, да это и пра­виль­но, так как тот, кто таким обра­зом совер­ша­ет юриди­че­ское дей­ст­вие, ско­рее пола­га­ет­ся на доб­рую совесть отца или хозя­и­на, чем сына или раба.

71. На этом же осно­ва­нии пре­тор уста­но­вил и два дру­гих иска: exer­ci­to­ria и unsti­to­ria; пер­вый име­ет место тогда, когда отец или гос­по­дин назна­чал сына или раба капи­та­ном кораб­ля, и когда с ним всту­пи­ли в сдел­ку отно­си­тель­но пред­ме­та, над кото­рым он был назна­чен началь­ни­ком. Так как, по-види­мо­му, даже этот пред­мет стал пред­ме­том юриди­че­ско­го отно­ше­ния по воле отца или гос­по­ди­на, то пре­тор счи­тал спра­вед­ли­вым дать (про­тив него) иск на пол­ное удо­вле­тво­ре­ние. Даже хотя бы кто-нибудь назна­чит пра­ви­те­лем кораб­ля посто­рон­нее лицо, раба или сво­бод­но­го, то про­тив него дает­ся этот пре­тор­ский иск. Exer­ci­to­ria же иск назы­ва­ет­ся пото­му, что тот, кому при­над­ле­жит еже­днев­ный доход от кораб­ля, назы­ва­ет­ся пото­му, что тот, кому при­над­ле­жит еже­днев­ный доход от кораб­ля, назы­ва­ет­ся exer­ci­tor. Фор­му­ла же назы­вае­мая Insti­to­ria, име­ет место тогда, когда кто-либо пору­ча­ет заведы­ва­ние тавер­ной или каким-нибудь про­мыс­лом сво­е­му сыну или рабу и когда с ним будет заклю­чен какой-либо дого­вор по пово­ду того дела, для кото­ро­го он назна­чен. Этот иск назы­ва­ет­ся in­sis­to­ria пото­му, что тот, кто назна­ча­ет­ся заве­ду­ю­щим тавер­ной назы­ва­ет­ся insti­tor; и сама эта фор­му­ла состав­ля­ет­ся in so­li­dum т. е. на целост­ное удо­вле­тво­ре­ние.

72. Кро­ме того, про­тив отца и гос­по­ди­на уста­нов­лен еще иск tri­bu­ta­ria, когда сын или раб поль­зу­ет­ся с ведо­ма отца или гос­по­ди­на сво­им пеку­ли­ар­ным иму­ще­ст­вом для веде­ния како­го-нибудь про­мыш­лен­но­го пред­при­я­тия, какой бы оно ни было цены; ибо если с этим сыном или рабом будет заклю­чен какой-либо дого­вор каса­тель­но это­го тор­го­во­го пред­при­я­тия, то пре­тор судит таким обра­зом, что все това­ры и при­быль от них долж­ны быть разде­ле­ны по сораз­мер­но­сти тре­бо­ва­ний меж­ду отцом или гос­по­ди­ном, если ему что-либо сле­ду­ет, и про­чи­ми вери­те­ля­ми; и так как раздел налич­но­сти пре­до­став­лен само­му отцу или гос­по­ди­ну, то в слу­чае, если кто из вери­те­лей будет жало­вать­ся, что ему уде­ле­но мень­ше, чем сле­до­ва­ло, пре­тор пре­до­став­ля­ет ему иск, кото­рый назы­ва­ет­ся tri­bu­to­ria.

73. Кро­ме того, введен был иск о пеку­лии и о том, что издер­жа­но в поль­зу отца или гос­по­ди­на, хотя бы сдел­ка заклю­че­на была без согла­сия отца или гос­по­ди­на, одна­ко, если что-нибудь пой­дет в его поль­зу, то он дол­жен воз­вра­тить все при­об­ре­тен­ное, а если ничто не посту­пи­ло в его поль­зу, то он дол­жен воз­вра­тить все при­об­ре­тен­ное, а если ничто не посту­па­ло в его поль­зу, то он (отец или гос­по­дин) отве­ча­ет в том раз­ме­ре, какой допус­ка­ет пеку­лий. (Обра­щен­ны­ми в поль­зу гос­по­ди­на при­зна­ют­ся все необ­хо­ди­мые издерж­ки, сде­лан­ные в его инте­ре­се рабом, напри­мер, когда он, взяв взай­мы, удо­вле­тво­рил его креди­то­ров, или попра­вил построй­ку, гото­вую обру­шить­ся, или купил для его семей­ства хле­ба или зем­лю, или какую-либо иную необ­хо­ди­мую вещь). Поэто­му, если, напри­мер, из деся­ти, поло­жим, сестер­ций, кото­рые твой раб полу­чил взай­мы от Тиция, пять упла­тит тво­е­му вери­те­лю, а осталь­ные пять истра­тит каким-либо обра­зом, то тебя сле­ду­ет при­судить к упла­те пяти сестер­ций в пол­ной сум­ме, а за осталь­ные пять ты будешь отве­чать в раз­ме­рах пеку­лия. [Из ска­зан­но­го, конеч­но, оче­вид­но, что если все десять сестер­ций будут обра­ще­ны в твою поль­зу, то Тиций может тре­бо­вать все десять сестер­ций]. В самом деле, хотя суще­ст­ву­ет один иск о пеку­лии и о том, что обра­ти­лось в поль­зу отца или гос­по­ди­на, одна­ко ж иск этот име­ет два осуж­де­ния. И поэто­му судья, перед кото­рым вчи­ня­ет­ся этот иск, обык­но­вен­но преж­де иссле­ду­ет, обра­ти­лось ли пред­при­я­тие в поль­зу отца или гос­по­ди­на, и не пере­хо­дит к оцен­ке пеку­лия, пока не узна­ет, что или ниче­го не обра­ти­лось в поль­зу отца или гос­по­ди­на, или обра­ще­но не все. А когда воз­ни­ка­ет вопрос о коли­че­стве и цен­но­сти пеку­лия, то спер­ва вычи­та­ет­ся все то, что сле­ду­ет с сына или раба отцу или гос­по­ди­ну и тому, кто нахо­дит­ся в его вла­сти, а затем толь­ко оста­ток счи­та­ет­ся пеку­ли­ем. Ино­гда, одна­ко, из пеку­лия не вычи­та­ет­ся долг сына или раба лицу, состо­я­ще­му во вла­сти отца или гос­по­ди­на, если, напри­мер, тот, кому раб или сын дол­жен, нахо­дит­ся в его пеку­лии.

74. Впро­чем, нет сомне­ния в том, что лицо, всту­пив­шее в сдел­ку по при­ка­зу отца или гос­по­ди­на, может, несмот­ря на Insti­to­ria и exer­ci­to­ria, так­же вчи­нять иски de pe­cu­lio или иск de in rem ver­so. Но не было бы нера­зум­ным взять на себя труд дока­зы­вать, что заклю­чив­ший дого­вор име­ет пеку­лий и что из это­го иму­ще­ства он, истец, может быть удо­вле­тво­рен, или дока­зы­вать, что то, что слу­жит пред­ме­том иска, обра­ще­но в поль­зу отца или гос­по­ди­на, если посред­ст­вом одно­го из упо­мя­ну­тых исков (insti­to­ria или exer­ci­to­ria) мож­но без сомне­ния полу­чить пол­ное удо­вле­тво­ре­ние. Рав­ным обра­зом тот, кому пре­до­став­ля­ет­ся ac­tio tri­bu­to­ria, может поль­зо­вать­ся иском о пеку­лии и de in rem ver­so. Но ему, конеч­но, по боль­шей части, удоб­нее при­бе­гать ско­рее к это­му иску, чем к три­бу­тор­но­му. При ac­tio tri­bu­to­ria обра­ща­ет­ся вни­ма­ние толь­ко на ту часть пеку­лия, кото­рая состо­ит в това­рах, кото­ры­ми тор­го­вал сын или раб и на те выго­ды, кото­рые полу­ча­ют­ся от это­го; а в иске о пеку­лии при­ни­ма­ет­ся в рас­чет целое pe­cu­lium; и дей­ст­ви­тель­но, каж­дый может на тор­го­вое пред­при­я­тие обра­тить, напри­мер, третью, чет­вер­тую или даже мень­шую часть пеку­лия, а боль­шую часть может иметь в дру­гих пред­ме­тах; этим иском мы долж­ны в осо­бен­но­сти поль­зо­вать­ся в том слу­чае, если мож­но дока­зать, что все то, что дал заклю­чив­ший сдел­ку, было обра­ще­но в поль­зу отца или гос­по­ди­на; ибо соглас­но тому, что было ска­за­но выше, так же фор­му­ла употреб­ля­ет­ся в иске de pe­cu­lio et de in rem ver­so.

75. На слу­чай пре­ступ­ле­ния, совер­шен­но­го сыно­вья­ми и раба­ми, — если они, напри­мер, совер­ши­ли кра­жу или нанес­ли обиду, — уста­нов­ле­ны нок­саль­ные иски, по кото­рым отцу или гос­по­ди­ну пре­до­став­ля­ет­ся или при­нять на себя послед­ст­вия совер­шен­но­го пре­ступ­ле­ния в виде воз­на­граж­де­ния, или же выдать голо­вою винов­но­го; было бы неспра­вед­ли­вым, если бы их пре­ступ­ность при­чи­ня­ла, кро­ме них самих, еще убы­ток роди­те­лям и гос­по­дам

76. Иски о воз­на­граж­де­нии вреда уста­нов­ле­ны или зако­на­ми, или эдик­том пре­то­ра. Зако­ном, напри­мер, XII таб­лиц уста­нов­лен иск о воров­стве; об умыш­лен­ном вреде зако­ном Акви­ли­е­вым15; эдик­том пре­то­ра уста­нов­ле­ны, напри­мер, иск об обидах и иск об иму­ще­ствах, отня­тых наси­ли­ем.

77. Все нок­саль­ные иски направ­ля­ют­ся про­тив винов­но­го; а имен­но, если твой сын или раб совер­шит пре­ступ­ле­ние, то пока он состо­ит в тво­ей вла­сти, иск име­ет место про­тив тебя; если он перей­дет под власть дру­го­го, иск будет иметь место про­тив это­го послед­не­го; если же он станет само­сто­я­тель­ным чело­ве­ком, то иск предъ­яв­ля­ет­ся пря­мо про­тив него и выда­ча голо­вой винов­но­го уже пре­кра­ща­ет­ся. С дру­гой сто­ро­ны, и пря­мой иск может сде­лать­ся иском о воз­на­граж­де­нии убыт­ка. Если, при­мер­но, отец семей­ства совер­шит пре­ступ­ле­ние и дает себя усы­но­вить или сде­ла­ет­ся тво­им рабом, (что, как мы ска­за­ли в пер­вой кни­ге, быва­ет в неко­то­рых слу­ча­ях), то с того момен­та начи­на­ет­ся про­тив тебя иск о воз­на­граж­де­нии, меж­ду тем как преж­де иск был пря­мой.

78. Но если сын совер­шит пре­ступ­ле­ние про­тив отца или раб про­тив гос­по­ди­на, то не воз­ни­ка­ет ника­ко­го обя­за­тель­ства, и хотя бы он пере­шел во власть дру­го­го, или стал само­сто­я­тель­ным чело­ве­ком, ни про­тив него само­го, ни про­тив того, в чьей вла­сти он теперь состо­ит, не может быть воз­буж­ден иск. Вот поче­му воз­ни­ка­ет вопрос, если чужой раб или сын совер­шит пре­ступ­ле­ние про­тив меня и затем перей­дет под мою власть, то пога­ша­ет­ся ли иск, или оста­ет­ся. По мне­нию наших учи­те­лей иск уни­что­жа­ет­ся, так как иск сведен к тем усло­ви­ям, при кото­рых он с само­го нача­ла не мог бы суще­ст­во­вать и поэто­му я не могу предъ­яв­лять иска, даже если бы винов­ник вышел из моей вла­сти; при­вер­жен­цы про­ти­во­по­лож­ной шко­лы пола­га­ют, что иска не может быть до тех пор, пока винов­ный нахо­дит­ся в моей вла­сти, так как я сам не могу предъ­явить иска про­тив само­го себя, а когда он вый­дет из-под моей вла­сти, тогда иск при­об­ре­та­ет сно­ва силу.

79. Когда же сын семей­ства отда­ет­ся in man­ci­pio за ущерб, при­чи­нен­ный пре­ступ­ни­ком, то осно­ва­те­ли про­ти­во­по­лож­ной шко­лы пола­га­ют, что тре­бу­ет­ся трое­крат­ная ман­ци­па­ция, так как зако­ном XII таб­лиц поста­нов­ле­но, что сын осво­бож­да­ет­ся из-под оте­че­ской вла­сти толь­ко после трое­крат­ной ман­ци­па­ции. Сабин16 же и Кас­сий и про­чие пред­ста­ви­те­ли нашей шко­лы дума­ли, что доста­точ­но одной ман­ци­па­ции и, дей­ст­ви­тель­но, трое­крат­ная ман­ци­па­ция отно­сит­ся, по зако­ну XII таб­лиц, к слу­ча­ям доб­ро­воль­ной ман­ци­па­ции.

80. Так обсто­ит дело отно­си­тель­но лиц, нахо­дя­щих­ся под вла­стью, если по пово­ду заклю­чен­но­го дого­во­ра или совер­шен­но­го ими пре­ступ­ле­ния вчи­ня­ет­ся про­тив дру­гих иск; отно­си­тель­но же таких, кото­рые нахо­дят­ся in ma­nu или in man­ci­pio, при­ме­ня­ет­ся такой пра­во­вой порядок: когда предъ­яв­ля­ет­ся иск вслед­ст­вие дого­во­ра этих лиц, и если они не защи­ща­ют­ся сво­им вла­сте­ли­ном in so­li­dum, то про­да­ет­ся все то иму­ще­ство, кото­рое бы им при­над­ле­жа­ло, если бы они не под­чи­ни­лись его вла­сти. Но если с вос­ста­нов­ле­ни­ем изме­нен­ной пра­во­спо­соб­но­сти с эти­ми лица­ми воз­ни­ка­ла бы тяж­ба и раз­би­ра­тель­ство в суде, осно­ван­ное на пре­тор­ской вла­сти, и если бы они не защи­ща­лись про­тив это­го иска, то мож­но предъ­явить иск даже про­тив жен­щи­ны, пока она оста­ет­ся in ma­nu, так как в этом слу­чае соиз­во­ле­ние и утвер­жде­ние со сто­ро­ны опе­ку­на не тре­бу­ют­ся.

81. Итак, чтобы это зна­чи­ло? Хотя ему (о чем мы толь­ко что ска­за­ли) и не было поз­во­ле­но переда­вать умер­ших рабов (оби­жен­но­му лицу), одна­ко, если кто выда­ет того, кто скон­чал­ся есте­ствен­ною смер­тью, то осво­бож­да­ет­ся.

82. Теперь же мы долж­ны ска­зать, что вчи­нять иски мы можем или от сво­е­го соб­ст­вен­но­го име­ни или от чужо­го, в каче­стве, напри­мер, пред­ста­ви­те­ля в про­цес­се, упол­но­мо­чен­но­го, опе­ку­на, попе­чи­те­ля, меж­ду тем как во вре­ме­на гос­под­ства ста­ро­го судо­про­из­вод­ства предъ­яв­лять исков от име­ни третье­го лица не доз­во­ля­лось, за исклю­че­ни­ем неко­то­рых слу­ча­ев.

83. Пред­ста­ви­тель в про­цес­се назна­ча­ет­ся опре­де­лен­ны­ми сло­ва­ми в при­сут­ст­вии ответ­чи­ка; имен­но истец назна­ча­ет когни­то­ра сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Так как, при­мер­но, тре­бую я от тебя зем­лю, то по это­му делу назна­чаю тебе когни­то­ром Луция Тиция». Про­тив­ник же сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Так как ты тре­бу­ешь от меня зем­лю, то по это­му делу я назна­чаю когни­то­ром Пуб­лия Мевия». Истец может и так ска­зать: «Так как я желаю предъ­явить про­тив тебя иск, то назна­чаю для это­го дела когни­то­ра». Про­тив­ник же так: «Так как ты жела­ешь предъ­явить про­тив меня иск, то назна­чаю для это­го дела когни­то­ра». Без­раз­лич­но, назна­ча­ет­ся ли когни­тор, нахо­дя­щий­ся в отсут­ст­вии или име­ю­щий­ся нали­цо; но если когни­то­ром назна­чен отсут­ст­ву­ю­щий, то он будет счи­тать­ся когни­то­ром со вре­ме­ни, когда узна­ет о сво­ем назна­че­нии и при­мет на себя обя­зан­но­сти когни­то­ра.

84. Про­ку­ра­тор же для веде­ния тяж­бы не назна­ча­ет­ся тор­же­ст­вен­ны­ми сло­ва­ми, а вслед­ст­вие одно­го толь­ко пору­че­ния, при­чем про­тив­ная сто­ро­на мог­ла не толь­ко отсут­ст­во­вать, но даже вовсе не знать о назна­че­нии. Неко­то­рые юри­сты даже пола­га­ют, что про­ку­ра­то­ром при­зна­ет­ся и тот, кому не дано пору­че­ния, если он толь­ко доб­ро­со­вест­но ведет дело и пред­став­ля­ет обо­зна­че­ние, что сто­ро­на, от име­ни кото­рой он ведет дело, при­зна­ет совер­шен­ные им юриди­че­ские дей­ст­вия, хотя и полу­чив­ший пору­че­ние в боль­шин­стве слу­ча­ев обя­зан пред­ста­вить обес­пе­че­ние; ибо в нача­ле про­цес­са часто ниче­го не зна­ют о дан­ном пору­че­нии и обна­ру­жи­ва­ет­ся это после перед судьею.

85. Каким обра­зом назна­ча­ют­ся опе­ку­ны и попе­чи­те­ли изло­же­но в пер­вой кни­ге.

86. Тот, кто предъ­яв­ля­ет иск от чужо­го име­ни, полу­ча­ет интен­цию от дове­ри­те­ля, а кон­дем­на­цию обра­ща­ет на себя. Если, напри­мер, Луций Тиций вчи­ня­ет иск вме­сто Пуб­лия Мевия, то фор­му­ла состав­ля­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: «Если ока­жет­ся, что Нуме­рий Негидий дол­жен дать десять тысяч Пуб­лию Мевию, то судья, при­суди Нуме­рия Негидия упла­тить Луцию Тицию десять тысяч сестер­ций. Если же ска­зан­но­го не ока­жет­ся, то оправ­дай». Предъ­яв­ляя вещ­ный иск, пред­ста­ви­тель в про­цес­се гово­рит: «такая-то вещь по пра­ву кви­ри­тов при­над­ле­жит Пуб­лию Мевию» и обра­ща­ет на себя кон­дем­на­цию.

87. Если явля­ет­ся кто-нибудь со сто­ро­ны про­тив­ни­ка, и с ним начи­на­ет­ся иск, то интен­ция состав­ля­ет­ся в том смыс­ле, что ответ­чик (заме­щен­ный) дол­жен дать, кон­дем­на­ция же обра­ща­ет­ся на лицо, отве­чаю­щее по иску. В слу­чае предъ­яв­ле­ния вещ­но­го иска, лич­ность ответ­чи­ка не обо­зна­ча­лась в интен­ции, все рав­но, берет ли кто на себя защи­ту от сво­е­го или чужо­го име­ни, так как в интен­ции ука­зы­ва­ет­ся толь­ко то, что вещь при­над­ле­жит ист­цу.

88. Теперь мы долж­ны рас­смот­реть, в каких слу­ча­ях дол­жен пред­ста­вить обес­пе­че­ние ответ­чик или истец.

89. Итак, если я при­мер­но, пред­став­ляю про­тив тебя вещ­ный иск, ты обя­зан дать мне обес­пе­че­ние; каза­лось спра­вед­ли­вым, чтобы ты дал обес­пе­че­ние имен­но пото­му, что тебе пре­до­став­ля­ет­ся вре­мен­ное вла­де­ние пред­ме­том, отно­си­тель­но кото­ро­го твое пра­во соб­ст­вен­но­сти счи­та­ет­ся еще сомни­тель­ным, и чтобы я имел воз­мож­ность в слу­чае тво­е­го про­иг­ры­ша поль­зо­вать­ся иском про­тив тебя и тво­их пору­чи­те­лей, если бы ты не хотел воз­вра­тить мне ни самой вещи, ни ее сто­и­мо­сти.

90. Тем более ты дол­жен дать мне обес­пе­че­ние, еже­ли ты отве­ча­ешь по иско­во­му делу от име­ни дру­го­го.

91. Впро­чем, так как вещ­ный иск быва­ет двух родов — иск пред­став­ля­ет­ся или посред­ст­вом пети­тор­ной фор­му­лы или посред­ст­вом spon­sio — то в слу­чае предъ­яв­ле­ния иска посред­ст­вом пети­тор­ной фор­му­лы при­ме­ня­лась сти­пу­ля­ция, кото­рая назы­ва­ет­ся judi­ca­tum sol­vi (т. е. истец сти­пу­ли­ро­вал, чтобы ему было упла­че­но то, что будет при­суж­де­но). В слу­чае же предъ­яв­ле­ния иска посред­ст­вом spon­sio име­ет место та сти­пу­ля­ция, кото­рая назы­ва­ет­ся pro prae­de li­tis et vin­di­cia­rum (т. е. тор­же­ст­вен­ное обе­ща­ние ответ­чи­ка в слу­чае сво­е­го при­суж­де­ния воз­вра­тить ист­цу как вещь, так и пло­ды от нее).

92. Пети­тор­ная фор­му­ла та, в кото­рой истец утвер­жда­ет, что вещь его.

93. Посред­ст­вом спон­сии мы предъ­яв­ля­ем иск сле­ду­ю­щим обра­зом: мы вызы­ваем про­тив­ни­ка посред­ст­вом такой спон­сии: «Если раб, о кото­ром идет судеб­ный спор, по Кви­рит­ско­му пра­ву мой, то обе­ща­ешь ли дать два­дцать пять сестер­ций?» Затем мы пред­ла­га­ем фор­му­лу с интен­ци­ей, что обе­щан­ная сум­ма долж­на быть нам дана. Этою фор­му­лою мы толь­ко тогда выиг­ры­ва­ем, когда мы дока­жем, что вещь наша.

94. Эта обе­щан­ная денеж­ная сум­ма, одна­ко, не взыс­ки­ва­ет­ся; она и не штраф­ная, но пре­юди­ци­аль­ная, и пото­му толь­ко назна­ча­ет­ся, чтобы заста­вить судью решить спор­ный вопрос по суще­ству; вот поче­му и ответ­чик не тре­бу­ет посред­ст­вом сти­пу­ля­ции со сто­ро­ны дру­го­го лица обе­ща­ния; она назва­на сти­пу­ля­ци­ей pro prae­de li­tis vin­di­cia­rum пото­му, что засту­па­ла место пору­чи­те­ля или пору­чи­те­лей, кото­рые во вре­мя исклю­чи­тель­но­го гос­под­ства ста­ро­го судо­про­из­вод­ства дава­лись вре­мен­ным вла­дель­цем ист­цу в обес­пе­че­ние денеж­ной сум­мы и вре­мен­но­го вла­де­ния, т. е. вещи и про­из­веден­но­го ею при­пло­да.

95. Впро­чем при раз­би­ра­тель­стве дел в цен­тум­ви­раль­ной кол­ле­гии, обе­щан­ную сум­му мы тре­бу­ем не посред­ст­вом фор­му­лы, но посред­ст­вом тор­же­ст­вен­но­го иска, при­зы­вая толь­ко ответ­чи­ка к вне­се­нию сакра­мен­таль­но­го штра­фа в пять­сот ассов, при­чем эта spon­sio обык­но­вен­но быва­ет на сум­му ста два­дца­ти пяти сестер­ций по зако­ну --------.

96. Сам же истец, вчи­няв­ший вещ­ный иск, не пред­став­ля­ет обес­пе­че­ния, если ведет тяж­бу от сво­е­го име­ни.

97. Если тяж­ба ведет­ся с помо­щью когни­то­ра, то ни от него само­го, ни от дове­ри­те­ля не тре­бу­ет­ся ника­ко­го обес­пе­че­ния. Так как такой заме­сти­тель назна­ча­ет­ся на место дове­ри­те­ля посред­ст­вом опре­де­лен­ных и как бы тор­же­ст­вен­ных слов, то он и дей­ст­ви­тель­но упо­доб­ля­ет­ся пред­став­ля­е­мо­му лицу.

98. Если про­ку­ра­тор высту­пал со сто­ро­ны ист­ца, то он дол­жен был обес­пе­чить про­тив­ни­ка в том, что дове­ри­тель даст впо­след­ст­вии свое соиз­во­ле­ние и утвер­жде­ние на совер­шен­ные юриди­че­ские дей­ст­вия, так как мож­но было опа­сать­ся, что дове­ри­тель вчи­нит иск вто­рич­но по тому же само­му делу. Этой опас­но­сти нет, если спор ведет­ся через когни­то­ра, так как вся­кий, кото­рый для веде­ния тяж­бы пре­до­став­ля­ет заме­сти­те­ля-когни­то­ра, не будет иметь по пово­ду дан­но­го дела боль­ше исков, чем если бы сам вел тяж­бу.

99. Опе­ку­ны и попе­чи­те­ли долж­ны были, по сло­вам эдик­та, давать обес­пе­че­ние наравне с про­ку­ра­то­ра­ми; ино­гда же их осво­бож­да­ли от пред­став­ле­ния обес­пе­че­ния.

100. Так посту­па­ют, если предъ­яв­ля­ет­ся вещ­ный иск; если же лич­ный, то на вопрос, долж­но ли быть дано обес­пе­че­ние со сто­ро­ны ист­ца, мы отве­тим то же самое, что ска­за­ли о вещ­ном иске.

101. Если же со сто­ро­ны ответ­чи­ка явил­ся кто-нибудь от чужо­го име­ни, то он дол­жен все­гда пред­ста­вить обес­пе­че­ние, ибо никто не почи­та­ет­ся спо­соб­ным быть защит­ни­ком чужо­го дела без пред­став­ле­ния обес­пе­че­ния. Но если иск вчи­ня­ет­ся про­тив когни­то­ра, то заме­щен­ное лицо долж­но дать обес­пе­че­ние, а если про­тив про­ку­ра­то­ра, то сам про­ку­ра­тор. То же самое каса­ет­ся опе­ку­на и попе­чи­те­ля.

102. Поэто­му, если кто всту­па­ет в ответ по лич­но­му иску от сво­е­го име­ни, то обык­но­вен­но дает обес­пе­че­ние judi­ca­tum sol­vi в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях, кото­рые опре­де­ля­ют­ся самим пре­то­ром. При­чи­на этих обес­пе­че­ний дво­я­кая: обес­пе­че­ние пред­став­ля­ет­ся смот­ря по роду (свой­ству) иска или по лицу (ответ­чи­ка), так как оно подо­зри­тель­но; по свой­ству иска дает­ся обес­пе­че­ние, напри­мер, при ac­tio judi­ca­ti, de­pen­si или при judi­cium de mo­ri­bus mu­lie­ris; смот­ря по лич­но­сти обес­пе­че­ние дает­ся, когда, напри­мер, предъ­яв­ля­ет­ся иск про­тив того, кото­рый уже сде­лал­ся несо­сто­я­тель­ным или иму­ще­ство кото­ро­го взя­то креди­то­ра­ми во вла­де­ние или выстав­ле­но на пуб­лич­ную про­да­жу или когда тяж­ба ведет­ся с тем наслед­ни­ком, кото­ро­го пре­тор (по пово­ду дол­гов) нашел нена­деж­ным.

103. Все суды осно­вы­ва­ют­ся или на пред­пи­са­нии цивиль­но­го пра­ва (закон­ный суд) или на пре­тор­ской вла­сти.

104. Закон­ные суды суть те, кото­рые про­ис­хо­дят в самом горо­де Риме или на про­стран­стве тыся­чи шагов от Рима меж­ду рим­ски­ми граж­да­на­ми и при содей­ст­вии одно­го судьи. Эти суды, по зако­ну Юлия17, опре­де­ля­ю­ще­му общие поло­же­ния юрис­дик­ции, пога­ша­ют­ся, если не были окон­че­ны в тече­ние года и шести меся­цев. Это и есть то, что обык­но­вен­но гово­рят: «по Юли­е­ву зако­ну спор пре­кра­ща­ет­ся по исте­че­нии года и шести меся­цев».

105. На пре­тор­ской вла­сти осно­вы­ва­ют­ся суды, состо­я­щие из реку­пе­ра­то­ров, и те, кото­рые совер­ша­ют­ся при содей­ст­вии одно­го судьи, когда судья или одна из тяжу­щих­ся сто­рон при­над­ле­жат к пере­гри­нам. В таком же поло­же­нии нахо­дят­ся все те суды, кото­рые про­ис­хо­дят в город­ской чер­те Рима как меж­ду рим­ски­ми граж­да­на­ми, так и меж­ду пере­гри­на­ми. Эти суды осно­вы­ва­ют­ся на пре­тор­ской вла­сти, пото­му что они име­ют силу до тех пор, пока сохра­нил свою власть тот, кто назна­чил эти суды.

106. Если в суде, осно­ван­ном на пре­тор­ской вла­сти, совер­ша­ет­ся раз­би­ра­тель­ство дела по вещ­ным или лич­ным искам с помо­щью фор­му­лы пре­тор­ско­го пра­ва или посред­ст­вом фор­му­лы с обо­зна­че­ни­ем интен­ции по цивиль­но­му пра­ву, то впо­след­ст­вии, тем не менее, истец может воз­об­но­вить тот же спор соглас­но с цивиль­ным пра­вом, и пото­му необ­хо­ди­мы воз­ра­же­ния для вос­про­из­веде­ния силы судеб­но­го реше­ния или вос­про­из­веде­ния силы тако­го фак­та, что дело уже раз раз­би­ра­лось в суде.

107. Если в закон­ный суд предъ­яв­лен лич­ный иск по фор­му­ле, интен­ция кото­рой состав­ле­на по цивиль­но­му пра­ву, то вто­рич­но по само­му смыс­лу зако­на нель­зя вчи­нять иска по тому же делу; поэто­му экс­цеп­ция излиш­ня. Если же вчи­ня­ет иск вещ­ный или иск по фак­ти­че­ским обсто­я­тель­ствам, то впо­след­ст­вии, тем не менее, ip­so jure мож­но вчи­нять тот же иск, и поэто­му необ­хо­ди­ма экс­цеп­ция уже состо­яв­ше­го­ся судеб­но­го реше­ния или дела, доведен­но­го уже до момен­та li­tis кон­те­ста­ции.

108. Дру­гое при­ме­ня­лось при ста­рой фор­ме судо­про­из­вод­ства; имен­но раз о каком-либо пред­ме­те предъ­яв­лен был иск, то нель­зя было вновь вчи­нять того же само­го спо­ра; и вооб­ще употреб­ле­ние воз­ра­же­ний в те вре­ме­на было не такое, как теперь.

109. Впро­чем, judi­cium может быть на осно­ва­нии зако­на — ex le­ge, но оно может не быть закон­ным — le­gi­ti­mum; и наобо­рот, оно может быть не по зако­ну — non ex le­ge, а будет закон­ным — le­gi­ti­mum. Если, напри­мер, в про­вин­ци­ях предъ­яв­ля­ет­ся иск по зако­ну Акви­лия, Ови­ния18 или Фурия, то суд будет осно­вы­вать­ся на пре­тор­ской вла­сти; то же самое быва­ет, если мы предъ­яв­ля­ем иск в Риме у реку­пе­ра­то­ров19 или у одно­го судьи, когда кто-нибудь из тяжу­щих­ся при­над­ле­жит к пере­гри­нам. С дру­гой сто­ро­ны, если суд по эдик­ту пре­то­ра про­ис­хо­дил в Риме, состо­ял из одно­го судьи и все участ­ву­ю­щие в нем при­над­ле­жа­ли к чис­лу рим­ских граж­дан, то такой суд будет закон­ным.

110. Здесь сле­ду­ет ска­зать, что пре­тор все иски, про­ис­те­каю­щие из зако­на или сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, обык­но­вен­но состав­ля­ет навсе­гда, а иски, зави­ся­щие от его соб­ст­вен­ной юрис­дик­ции дают­ся обык­но­вен­но на годич­ный срок.

111. Ино­гда же пре­тор изда­ет иски навсе­гда, как бы в под­ра­жа­ние цивиль­но­му пра­ву; сюда отно­сят­ся те иски, кото­рые пре­тор дает вла­дель­цам наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства и про­чим лицам, засту­паю­щим место наслед­ни­ка. Иск fur­tum ma­ni­fes­tum, хотя и нахо­дит­ся в пре­тор­ской юрис­дик­ции, одна­ко дает­ся бес­сроч­но; и это вполне пра­виль­но, так как вме­сто уго­лов­но­го нака­за­ния назна­чен толь­ко денеж­ный штраф.

112. Наобо­рот, не все иски, пре­до­став­лен­ные зако­ном или дан­ные пре­то­ром, вчи­ня­е­мые про­тив дан­но­го лица, могут быть предъ­яв­ля­е­мы про­тив его наслед­ни­ков; есть ведь очень извест­ное пра­ви­ло, по кото­ро­му ни по зако­ну, ни по пред­пи­са­нию пре­то­ра, нель­зя вчи­нять про­тив наслед­ни­ка штраф­но­го иска по при­чине пре­ступ­ле­ния, как, напри­мер, иск о кра­же, об иму­ще­ствах, отня­тых наси­ли­ем, об обидах, иск умыш­лен­но­го вреда. Но эти самые иски при­над­ле­жат наслед­ни­ку умер­ше­го ист­ца, кото­ро­му не отка­зы­ва­ют в них, исклю­чая иска об обидах и иных подоб­ных.

113. Ино­гда, впро­чем, иск, хотя про­ис­те­каю­щий из дого­во­ра, не пре­до­став­ля­ет­ся ни наслед­ни­ку, ни про­тив наслед­ни­ка, а имен­но наслед­ник адсти­пу­ля­то­ра не име­ет пра­ва иска, но не ответ­ст­ву­ет тоже по иску и наслед­ник спон­со­ра и фидеи­про­мис­со­ра.

114. Нам оста­ет­ся еще ска­зать, какая обя­зан­ность судьи, еже­ли до реше­ния дела ответ­чик удо­вле­тво­рит ист­ца после отве­та на иск, — дол­жен ли судья оправ­дать ответ­чи­ка или ско­рее при­судить на том осно­ва­нии, что при нача­ле суда ответ­чик нахо­дил­ся в опас­но­сти быть при­суж­ден­ным. Наши учи­те­ля дума­ют, что судья дол­жен его оправ­дать, не обра­щая вни­ма­ния на род суда. В этом смыс­ле преж­де обык­но­вен­но гово­ри­лось, что по мне­нию Саби­на и Кас­сия все суды суть осво­бож­даю­щие. Осно­ва­те­ли про­ти­во­по­лож­ной шко­лы тако­го мне­ния об исках bo­nae fi­dei, так как в исках это­го рода судье пре­до­став­ля­ет­ся сво­бо­да. Такую же сво­бо­ду име­ет судья и в вещ­ных исках, так как и в этом слу­чае сло­ва­ми фор­му­лы опре­де­ля­ет­ся толь­ко то, чтобы ответ­чик был осво­бож­ден, если воз­вра­тит вещь, конеч­но, когда иск предъ­яв­лен посред­ст­вом пети­тор­ной фор­му­лы. Но это не под­ле­жит сомне­нию, что вещи, о кото­рых идет спор, тре­бу­ют­ся в интен­ции и сло­ва кон­дем­на­ции долж­ны быть постав­ле­ны в нача­ле фор­му­лы ---------- ино­гда же ----------------- есть и такие лич­ные иски, при кото­рых не доз­во­ля­ет­ся ------------------

115. Вслед за этим мы рас­смот­рим вопрос о воз­ра­же­ни­ях.

116. Воз­ра­же­ния были уста­нов­ле­ны ради защи­ты ответ­чи­ков, ибо часто слу­ча­ет­ся, что кто-либо ответ­ст­вен по цивиль­но­му пра­ву, одна­ко неспра­вед­ли­во было бы осуж­дать его; итак, напри­мер, если бы ты обя­зал меня сти­пу­ля­ци­он­ным обра­зом отсчи­тать тебе день­ги буд­то взай­мы, и я бы не отсчи­тал; не под­ле­жит сомне­нию, что я могу от тебя потре­бо­вать эти день­ги, ты дол­жен их дать, так как ты обя­зан в силу сти­пу­ля­ции, но так как было бы неспра­вед­ли­во осудить тебя под этим пред­ло­гом, то ты дол­жен защи­щать­ся воз­ра­же­ни­ем зло­го умыс­ла. Рав­ным обра­зом, если я услов­люсь с тобою, что не буду тре­бо­вать о тебя упла­ты того, что ты мне дол­жен, то тем не менее по зако­ну я имею пра­во тре­бо­вать от тебя воз­вра­та денег, так как обя­за­тель­ство не пре­кра­ща­ет­ся част­ным согла­ше­ни­ем; но реше­но, что в слу­чае тре­бо­ва­ния, я устра­ня­юсь в силу воз­ра­же­ния после­до­вав­ше­го согла­ше­ния.

117. Воз­ра­же­ния име­ют место так­же в тех исках, кото­рые не направ­ля­ют­ся на лицо. Если ты, напри­мер, стра­хом или злым умыс­лом скло­нил меня дать тебе ман­ци­па­ци­он­ным обра­зом какую-либо вещь в соб­ст­вен­ность и будешь ее о меня тре­бо­вать, то мне дает­ся воз­ра­же­ние, посред­ст­вом кото­ро­го ты устра­ня­ешь­ся, если я дока­жу, что ты заста­вил меня согла­сить­ся под вли­я­ни­ем угроз или обма­на. Точ­но так же, если ты купишь заве­до­мо от невла­дель­ца име­ние, кото­рое слу­жит пред­ме­том судеб­но­го спо­ра и будешь тре­бо­вать его от вла­дель­ца, то тебе про­ти­во­по­став­ля­ет­ся воз­ра­же­ние, посред­ст­вом кото­ро­го ты, во вся­ком слу­чае, будешь устра­нен.

118. Одни воз­ра­же­ния были поме­ще­ны пре­то­ром в его эдик­те; дру­гие же он состав­ля­ет, рас­сле­до­вав дело. Все эти воз­ра­же­ния берут свое осно­ва­ние из зако­нов, или из дру­гих частей пра­ва, заме­ня­ю­щих зако­ны, или созда­ны юрис­дик­ци­ей пре­то­ра.

119. Все воз­ра­же­ния состав­ля­ют­ся в опро­вер­же­ние того, что утвер­жда­ет истец. Если ответ­чик при­мер­но ска­жет, что истец дела­ет что-либо со злым умыс­лом, тре­буя, напри­мер, денег, кото­рых не давал, то воз­ра­же­ние фор­му­ли­ру­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: «Если же в этом деле ниче­го не сде­ла­но со злым умыс­лом со сто­ро­ны Авла Аге­рия и не дела­ет­ся». Рав­ным обра­зом, если бы гово­ри­ли, что день­ги тре­бу­ют­ся вопре­ки согла­ше­нию, то экс­цеп­ция полу­ча­ет при­мер­но такой вид: «Если меж­ду Авлом Аге­ри­ем и Нуме­ри­ем Негиди­ем не состо­я­лось част­но­го согла­ше­ния не тре­бо­вать воз­вра­та этих денег». Одним сло­вом, во всех про­чих исках воз­ра­же­ние состав­ля­ет­ся обык­но­вен­но подоб­ным же обра­зом, конеч­но, пото­му, что вся­кая экс­цеп­ция есть отри­ца­тель­ное пред­ло­же­ние ответ­чи­ка, но вно­сит­ся в ту фор­му­лу таким обра­зом, чтобы сде­лать кон­дем­на­цию услов­ной, т. е. чтобы судья при­судил ответ­чи­ка к упла­те в том толь­ко слу­чае, когда в деле, о кото­ром идет речь, ничто не было сде­ла­но посред­ст­вом обма­на со сто­ро­ны ист­ца, и чтобы судья при­судил к упла­те в том толь­ко слу­чае, когда не про­изо­шло ника­ко­го част­но­го согла­ше­ния о нетре­бо­ва­нии денег.

120. Воз­ра­же­ния назы­ва­ют­ся или пре­кра­ти­тель­ны­ми (посто­ян­ны­ми) или отла­га­тель­ны­ми (вре­мен­ны­ми).

121. Пре­кра­ти­тель­ные — это те, кото­рые име­ют силу навсе­гда и не могут быть избег­ну­ты, когда, напри­мер, заклю­че­на сдел­ка под вли­я­ни­ем пси­хи­че­ско­го при­нуж­де­ния, или посред­ст­вом обма­на, или когда дей­ст­вие про­тив­но зако­ну или сенат­ско­му поста­нов­ле­нию, или когда судеб­ный при­го­вор уже решил дан­ный вопрос, или дело было доведе­но до момен­та кон­те­ста­ции иска, рав­ным обра­зом и тогда, когда состо­я­лось част­ное согла­ше­ние не тре­бо­вать вовсе удо­вле­тво­ре­ния.

122. Вре­мен­ные — это те воз­ра­же­ния, кото­рые име­ют силу на опре­де­лен­ный срок, напри­мер, до сро­ка того согла­ше­ния, кото­рое заклю­че­но, напри­мер, чтобы в тече­ние пяти лет не тре­бо­вать осу­щест­вле­ния извест­но­го обя­за­тель­ства, ибо по исте­че­нии это­го сро­ка воз­ра­же­ние теря­ет силу. Упо­мя­ну­то­му воз­ра­же­нию подоб­но (ана­ло­гич­но) воз­ра­же­ние li­tis di­vi­duae и res re­si­duae. Если кто-нибудь тре­бу­ет судеб­ным поряд­ком с про­тив­ни­ка часть дол­га и в тече­ние той же самой пре­ту­ры тре­бу­ет иско­вым поряд­ком остав­шу­ю­ся часть, то устра­ня­ет­ся тем воз­ра­же­ни­ем, кото­рое назы­ва­ет­ся воз­ра­же­ни­ем о разде­ле­нии тяж­бы. Далее, если тот, кто имел с одним и тем же лицом мно­го исков, начнет один из них, а дру­гие отло­жит с тем, чтобы вчи­нять их у дру­гих судей, то если он в тече­ние одной и той же пре­ту­ры будет вчи­нять те иски, кото­рые он отло­жил, то он устра­ня­ет­ся в силу воз­ра­же­ния об осталь­ной вещи.

123. Кому про­ти­во­по­став­ля­ет­ся отла­га­тель­ное воз­ра­же­ние, тот дол­жен наблюдать за тем, чтобы отло­жить иск, в про­тив­ном слу­чае, если он вчи­нит иск, несмот­ря на воз­ра­же­ние, то про­иг­ры­ва­ет тяж­бу. Да и после того вре­ме­ни, по исте­че­нии кото­ро­го, не вчи­няя иска, он мог избе­жать воз­ра­же­ния, он уже не име­ет пра­ва жало­бы, так как пред­ста­вил дело в суд и оно было остав­ле­но без послед­ст­вий в силу воз­ра­же­ния.

124. Воз­ра­же­ния быва­ют отла­га­тель­ные, не толь­ко отно­си­тель­но вре­ме­ни но и отно­си­тель­но лиц, како­вы воз­ра­же­ния дове­ри­тель­ные, если, напри­мер, тот, кто в силу эдик­та не име­ет пра­ва назна­чать когни­то­ра, вчи­ня­ет иск посред­ст­вом когни­то­ра, или если тот, кто име­ет пра­ва назна­чать когни­то­ра, назна­чит когни­то­ром лицо, кото­рое не име­ет пра­ва при­нять когни­ту­ры; итак, если пред­став­ля­ет­ся дове­ри­тель­ное воз­ра­же­ние, то истец может сам вчи­нять иск, если он не впра­ве назна­чить когни­то­ра; а если заме­сти­тель не может на себя при­нять когни­ту­ры, то истец име­ет пол­ное пра­во вести свою тяж­бу или лич­но или назна­чить вза­мен себя дру­го­го когни­то­ра и как в пер­вом, так и в послед­нем слу­чае он может избег­нуть воз­ра­же­ния; если истец оста­вит такое воз­ра­же­ние без вни­ма­ния и будет вести дело посред­ст­вом когни­то­ра, то он про­иг­ра­ет дело.

125. Но если ответ­чик не вос­поль­зу­ет­ся по ошиб­ке пре­кра­ти­тель­ным воз­ра­же­ни­ем, то дело при­во­дит­ся в пер­во­на­чаль­ное поло­же­ние ради сохра­не­ния воз­ра­же­ния; если же он не вос­поль­зу­ет­ся отла­га­тель­ным воз­ра­же­ни­ем, то еще вопрос, вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся ли его преж­ние пра­ва.

126. Ино­гда слу­ча­ет­ся, что воз­ра­же­ние, кото­рое с пер­во­го взгляда пред­став­ля­ет­ся спра­вед­ли­вым, неспра­вед­ли­во вредит ист­цу; в этом слу­чае нуж­но для помо­щи ист­цу дру­гое сред­ство, кото­рое назы­ва­ет­ся про­ти­во­воз­ра­же­ни­ем, ибо оно откло­ня­ет и уни­что­жа­ет силу воз­ра­же­ния. Если я, напри­мер, усло­вил­ся с тобою не тре­бо­вать от тебя денег, кото­рые ты мне дол­жен, а потом мы усло­ви­лись в обрат­ном, т. е., чтобы я мог их тре­бо­вать, и если ты, в слу­чае предъ­яв­ле­ния с моей сто­ро­ны иска про­тив тебя, пред­ста­вишь воз­ра­же­ние, что ты тогда толь­ко под­ле­жал бы осуж­де­нию, когда бы не было услов­ле­но, что я не буду тре­бо­вать денег, то мне вредит экс­цеп­ция после­ду­ю­ще­го согла­ше­ния и этот факт тем не менее оста­ет­ся спра­вед­ли­вым, хотя мы впо­след­ст­вии услов­ли­ва­лись в про­тив­ном. Но так как устра­нить меня воз­ра­же­ни­ем было бы неспра­вед­ли­во, то мне пре­до­став­ля­ет­ся отвод тво­е­го воз­ра­же­ния на осно­ва­нии после­ду­ю­ще­го согла­ше­ния в такой фор­ме: «если впо­след­ст­вии не состо­я­лось согла­ше­ния в том, чтобы я мог тре­бо­вать эти день­ги».

126a. Точ­но так же, если бан­кир будет тре­бо­вать цены вещи, про­дан­ной с пуб­лич­но­го тор­га, то ему про­ти­во­по­став­ля­ет­ся воз­ра­же­ние, что поку­па­тель будет при­суж­ден к упла­те в том толь­ко слу­чае, когда ему переда­на куп­лен­ная вещь, и это пра­виль­ная экс­цеп­ция. Но, если на пуб­лич­ных тор­гах напе­ред объ­яв­ле­но, чтобы вещь была переда­на поку­па­те­лю не рань­ше упла­ты цены, то бан­кир может предъ­явить сле­ду­ю­щую репли­ку: «или если напе­ред объ­яв­ле­но, чтобы вещь была переда­на поку­па­те­лю не рань­ше, чем он упла­тит цену куп­лен­ной вещи».

127. В свою оче­редь, ино­гда слу­ча­ет­ся, что про­ти­во­воз­ра­же­ние, кото­рое с пер­во­го взгляда спра­вед­ли­во, непра­виль­но вредит ответ­чи­ку; в этом слу­чае, явля­ет­ся необ­хо­ди­мою, для ока­за­ния помо­щи делу, дру­гая ссыл­ка, кото­рая назы­ва­ет­ся дупли­кой.

128. И если в свою оче­редь с пер­во­го взгляда эта дупли­ка пока­за­лась пра­виль­ною, а затем по какой-либо при­чине ста­ла бы вредить ист­цу, то опять необ­хо­ди­мо, для помо­щи ист­цу, иное пока­за­ние, кото­рое назы­ва­ет­ся три­пли­кой.

129. Раз­но­об­ра­зие дел вве­ло в употреб­ле­ние все эти ссыл­ки и фор­му­лы еще в боль­ших, чем мы ска­за­ли, раз­ме­рах.

130. Теперь пого­во­рим о допол­ни­тель­ной части фор­му­лы, назы­вае­мой praescrip­tio, кото­рая состав­ля­лась в поль­зу ист­ца.

131. Часто на осно­ва­нии одно­го и того же обя­за­тель­ства сле­ду­ет испол­нить что-либо теперь, а дру­гое в буду­щем, напри­мер, если мы сти­пу­ли­ро­ва­ли о выпла­те опре­де­лен­ной сум­мы денег по годам или по меся­цам. По исте­че­нии несколь­ких лет или меся­цев сле­ду­ет упла­тить денеж­ную сум­му за истек­шие сро­ки, меж­ду тем как за буду­щее вре­мя обя­за­тель­ство счи­та­ет­ся, конеч­но, заклю­чен­ным, но упла­та не под­ле­жит еще востре­бо­ва­нию. Если мы перед судом потре­бу­ем толь­ко того, что долж­но быть упла­че­но, буду­щие же пла­те­жи по обя­за­тель­ству оста­вим неза­тро­ну­ты­ми, то нам сле­ду­ет при­бег­нуть к сле­ду­ю­щей пре­скрип­ции: «пусть реша­ет­ся дело, для кото­ро­го срок уже исте­ка­ет». В про­тив­ном слу­чае, если мы предъ­яв­ля­ем иск без этой пре­скрип­ции, а посред­ст­вом фор­му­лы, кото­рой пред­ме­том быва­ет неточ­но опре­де­лен­ная сум­ма, и интен­ция кото­рой состав­ле­на в сле­ду­ю­щих сло­вах «все то, что Нуме­рий Негидий дол­жен дать, сде­лать Авлу Аге­рию», то мы сде­ла­ем пред­ме­том иско­во­го при­тя­за­ния все обя­за­тель­ство, т. е. и буду­щее, но так как до сро­ка нель­зя осу­ще­ст­вить все­го обя­за­тель­ства, то и тре­бо­ва­ние осталь­но­го не допус­ка­ет­ся.

131a. Далее, если мы, напри­мер, предъ­яв­ля­ем иск на осно­ва­нии куп­ли и тре­бу­ем, чтобы недви­жи­мое иму­ще­ство было нам дано в man­ci­pium, то мы долж­ны при­бег­нуть к такой пре­скрип­ции: «пусть будет воз­буж­де­но дело о том, что дан­ное недви­жи­мое име­ние долж­но быть переда­но в man­ci­pium», а пото­му, что в слу­чае, если мы жела­ем, чтобы име­ние было переда­но в наше исклю­чи­тель­ное вла­де­ние, за нами оста­ет­ся пра­во иска ex sti­pu­la­tu или ex empto по пово­ду переда­чи име­ния. Ибо, если мы поза­бы­ли при­ба­вить такую пре­скрип­цию, обя­за­тель­ство по все­му это­му пра­ву пога­ша­ет­ся интен­ци­ей сле­ду­ю­щей неопре­де­лен­ной фор­му­лы: «Все, что по пово­ду это­го дела Нуме­рий Негидий дол­жен дать, сде­лать Авлу Аге­рию»; и таким обра­зом не оста­ет­ся тогда ника­ко­го иска, на осно­ва­нии кото­ро­го мы мог­ли бы потре­бо­вать переда­чи име­ния в бес­пре­пят­ст­вен­ное вла­де­ние.

132. Более чем оче­вид­но, что пре­скрип­ци­я­ми они назва­ны пото­му, что поме­ща­ют­ся в нача­ле фор­му­лы перед In­ten­tio.

133. Но в насто­я­щее, по край­ней мере, вре­мя, как мы и выше ска­за­ли, все пре­скрип­ции исхо­дят от ист­ца; неко­гда, одна­ко, неко­то­рые состав­ля­лись и в поль­зу ответ­чи­ка; тако­ва была сле­ду­ю­щая пре­скрип­ция: «пусть это дело будет пред­ме­том судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства (in judi­cio), если толь­ко оно не будет пред­ва­ри­тель­ным реше­ни­ем о наслед­стве». Эта пре­скрип­ция счи­та­ет­ся сего­дня видом воз­ра­же­ния и употреб­ля­ет­ся в том слу­чае, когда домо­гаю­щий­ся наслед­ства тре­бу­ет посред­ст­вом иска дру­го­го рода (spe­cia­lis in rem ac­tio) пред­ва­ри­тель­но­го раз­ре­ше­ния отдель­но­го вопро­са по делу наслед­ства, напри­мер, когда он ищет отдель­ные вещи; ведь на самом деле неспра­вед­ли­во из иска об одном отдель­ном вопро­се (делать заклю­че­ния обо всем наслед­стве) ----------

134. В интен­ции фор­му­лы идет речь о пра­ве, т. е. кому оно долж­но быть дано; оче­вид­но, сле­ду­ет дать гос­по­ди­ну то, что сти­пу­ли­ро­вал раб; но в пре­скрип­ции идет речь о фак­те, кото­рый дол­жен быть дей­ст­ви­тель­ным по сво­е­му точ­но­му смыс­лу.

135. Все, что мы ска­за­ли о рабах, отно­сит­ся и к про­чим лицам, кото­рые под­чи­не­ны нашей вла­сти.

136. Далее, мы долж­ны заме­тить, что если мы предъ­яв­ля­ем иск про­тив того, кто обе­щал нечто неопре­де­лен­ное, то фор­му­ла долж­на быть нами состав­ле­на так, чтобы вме­сто демон­стра­ции поме­ща­лась в фор­му­ле сле­ду­ю­щая пре­скрип­ция: «Так как Авл Аге­рий сти­пу­ли­ро­вал от Нуме­рия Негидия неопре­де­лен­ную сум­му, то (ты, судья, при­суди), насколь­ко для пла­те­жа истек срок, все то, что по это­му делу Нуме­рий Негидий дол­жен дать, сде­лать Авлу Аге­рию» и проч.

137. Но, если тяж­ба ведет­ся со спон­со­ром или фиде­юс­со­ром, то пре­скрип­ция спон­со­ра состав­ля­ет­ся таким обра­зом. «Пред­ме­том иска пусть будет эта вещь. Так как Авл Аге­рий сти­пу­ли­ро­вал неопре­де­лен­ную сум­му от Луция Тиция, спон­со­ром кото­ро­го состо­ит Нуме­рий Негидий, (то осуди), насколь­ко для пла­те­жа истек срок»; отно­си­тель­но же фиде­юс­со­ра состав­ля­ет­ся такое при­бав­ле­ние: «Пусть пред­ме­том иска будет эта вещь. Так как Нуме­рий Негидий пору­чил­ся отно­си­тель­но неопре­де­лен­ной сум­мы чест­ным сло­вом за Луция Тиция (то осуди), насколь­ко для пла­те­жа истек срок». Затем при­бав­ля­ет­ся фор­му­ла.

138. Оста­ет­ся рас­смот­реть интер­дик­ты.

139. В извест­ных слу­ча­ях пре­тор или про­кон­сул употреб­ля­ют свою власть для пре­кра­ще­ния спо­ров. Это быва­ет пре­иму­ще­ст­вен­но тогда, когда спор идет меж­ду сто­ро­на­ми о вла­де­нии и как бы вла­де­нии; вооб­ще пре­тор при­ка­зы­ва­ет или запре­ща­ет что-либо. Тор­же­ст­вен­ные же фор­му­лы при­ка­за­ния, кото­ры­ми он поль­зу­ет­ся в этом слу­чае, назы­ва­ют­ся интер­дик­та­ми или декре­та­ми или интер­дик­та­ми в тес­ном смыс­ле.

140. Декре­та­ми они назы­ва­ют­ся тогда, когда пре­тор при­ка­зы­ва­ет кому-либо сде­лать что-нибудь, напри­мер, выдать захва­чен­ную вещь; интер­дик­та­ми тогда, когда при­ка­зы­ва­ет воздер­жи­вать­ся от каких-нибудь дей­ст­вий, напри­мер, когда запре­ща­ет делать наси­лие вла­де­ю­ще­му пра­виль­но и не осквер­нять свя­щен­но­го места; отсюда все интер­дик­ты суть вос­ста­но­ви­тель­ные, или предъ­яви­тель­ные, или запре­ти­тель­ные.

141. Одна­ко когда пре­тор при­ка­зал что-либо сде­лать или запре­тил, то этим дело тот­час еще не окон­че­но; сто­ро­ны отправ­ля­лись к судье или к реку­пе­ра­то­рам и здесь после пред­став­ле­ния фор­мул, про­ве­ря­ли, сде­ла­но ли что про­тив эдик­та пре­то­ра или не сде­ла­но того, что он при­ка­зал сде­лать. Дело ведет­ся то с пеней, то без пени; с пенею, напри­мер, когда ведет­ся тяж­ба посред­ст­вом спон­сии; без пени тогда, когда, напри­мер, тре­бу­ют тре­тей­ско­го судьи. При запре­ти­тель­ных интер­дик­тах судеб­ное раз­би­ра­тель­ство все­гда ведет­ся посред­ст­вом спон­сии; при вос­ста­но­ви­тель­ных (интер­дик­тах) — то посред­ст­вом спон­сии, то посред­ст­вом фор­му­лы, кото­рая назы­ва­ет­ся ar­bit­ra­ria.

142. Глав­ное деле­ние интер­дик­тов то, что они быва­ют или запре­ти­тель­ны­ми, или вос­ста­но­ви­тель­ны­ми, или предъ­яви­тель­ны­ми.

143. Сле­ду­ю­щее деле­ние интер­дик­тов осно­ва­но на том, что неко­то­рые из них уста­нов­ле­ны или ради полу­че­ния вла­де­ния, или ради удер­жа­ния, или вос­ста­нов­ле­ния.

144. Для полу­че­ния вла­де­ния пре­до­став­ля­ет­ся вла­дель­цу наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства интер­дикт, кото­рый начи­на­ет­ся сло­ва­ми quo­rum bo­no­rum. Дей­ст­вие и сила его состо­ят в сле­ду­ю­щем: если кто вла­де­ет в каче­стве наслед­ни­ка или вла­дель­ца тем иму­ще­ст­вом, кото­рое пре­тор дал в обла­да­ние дру­го­му, или если кто посред­ст­вом обма­на завла­дел этим иму­ще­ст­вом, то он обя­зан воз­вра­тить тако­вое тому, кому вла­де­ние дано пре­то­ром. В каче­стве наслед­ни­ка, по-види­мо­му, вла­де­ет как тот, кто явля­ет­ся наслед­ни­ком, так и тот, кто счи­та­ет себя наслед­ни­ком. В каче­стве наслед­ни­ка — тот, кто вла­де­ет без осно­ва­ния какой-либо наслед­ст­вен­ной вещью или даже целым наслед­ст­вом, зная, что это ему не при­над­ле­жит. Интер­дик­том для полу­че­ния вла­де­ния он назы­ва­ет­ся пото­му, что он поле­зен толь­ко тому, кто теперь впер­вые доби­ва­ет­ся полу­чить вла­де­ние вещью. Сле­до­ва­тель­но, кто, полу­чив вла­де­ние, поте­рял тако­вое, тому этот интер­дикт пере­ста­ет быть полез­ным.

145. Так­же в поль­зу поку­па­те­ля иму­ще­ства уста­нав­ли­ва­ет­ся интер­дикт, кото­рый ино­гда назы­ва­ют поссес­сор­ным.

146. Точ­но так же интер­дикт тако­го же свой­ства дает­ся при­об­ре­та­те­лю иму­ще­ства с пуб­лич­но­го тор­га; этот интер­дикт назы­ва­ет­ся sec­to­rium, пото­му что sec­to­res назы­ва­ют­ся те, кото­рые поку­па­ют иму­ще­ства с пуб­лич­но­го тор­га

147. Интер­дикт, назы­вае­мый Саль­ви­ан­ским, уста­нов­лен так­же ради при­об­ре­те­ния вла­де­ния; им поль­зу­ет­ся do­mi­nus отно­си­тель­но инвен­та­ря арен­да­то­ра, кото­рый дал его в залог хозя­и­ну сель­ско­го иму­ще­ства для обес­пе­че­ния дого­вор­ной наем­ной пла­ты.

148. Для удер­жа­ния вла­де­ния дает­ся обык­но­вен­но интер­дикт тогда, когда обе сто­ро­ны спо­рят о prop­rie­tas какой-либо вещи и когда пред­ва­ри­тель­но раз­би­ра­ет­ся вопрос, кото­рый из тяжу­щих­ся дол­жен вла­деть вещью и кото­рый дол­жен дока­зы­вать свои пра­ва На этот слу­чай уста­нов­ле­ны интер­дик­ты uti pos­si­de­tis и ut­ru­bi.

149. Интер­дикт uti pos­si­de­tis охра­нял вла­де­ние недви­жи­мо­стя­ми (зем­лею или зда­ни­я­ми), интер­дикт же ut­ru­bi — вла­де­ние дви­жи­мо­сти веща­ми.

150. Когда дает­ся интер­дикт по пово­ду зем­ли или зда­ний, то по при­ка­зу пре­то­ра одер­жи­ва­ет верх тот, кто вла­дел во вре­мя интер­дик­та, если толь­ко он ни силою, ни тай­но, ни пре­кар­ным обра­зом не полу­чал вла­де­ния от про­тив­ни­ка; а напро­тив, при интер­дик­те о дви­жи­мой вещи, тот одер­жи­ва­ет верх, кто вла­дел ею в тече­ние боль­шей поло­ви­ны послед­не­го года и то ни насиль­но, ни тай­но, ни пре­кар­ным обра­зом. Это про­ис­те­ка­ет из самых слов интер­дик­тов

151. Но в интер­дик­те ut­ru­bi каж­до­му при­но­сит поль­зу не толь­ко его соб­ст­вен­ное вла­де­ние, но так­же и вла­де­ние дру­го­го, кото­рое по спра­вед­ли­во­сти при­со­еди­ня­ет­ся к его вла­де­нию, напри­мер, вла­де­ние того лица, кото­ро­му насле­ду­ешь, и того, от кого поку­па­ешь вещь или полу­ча­ешь ее в виде даре­ния или при­да­но­го. Итак, если закон­ное вла­де­ние дру­го­го, соеди­нен­ное с нашим вла­де­ни­ем, пре­вы­ша­ет вла­де­ние про­тив­ни­ка, то этим интер­дик­том мы одер­жи­ва­ем верх. Лицо, не име­ю­щее ника­ко­го соб­ст­вен­но­го вла­де­ния, не поль­зу­ет­ся и не может поль­зо­вать­ся заче­том вре­ме­ни вла­де­ния сво­е­го пред­ше­ст­вен­ни­ка; ничто, ведь, не может при­со­еди­нять­ся к тому, что само по себе не состав­ля­ет ниче­го; но даже, если кто име­ет проч­ное вла­де­ние, т. е. при­об­ре­тен­ное от про­тив­ни­ка или насиль­ст­вен­но, или тай­но, или пре­кар­ным обра­зом, то подоб­ный зачет вре­ме­ни вла­де­ния не име­ет места, так как это­му лицу соб­ст­вен­ное вла­де­ние не при­но­сит ника­кой реши­тель­но поль­зы.

152. Год же исчис­ля­ет­ся назад; если ты, напри­мер, про­вла­дел в тече­ние пер­вых вось­ми меся­цев, а я в тече­ние послед­них семи, то я одер­жи­ваю верх, так как вла­де­ние в тече­ние пер­вых трех меся­цев по это­му интер­дик­ту для тебя бес­по­лез­но, пото­му что это трех­ме­сяч­ное вла­де­ние име­ло место в тече­ние преды­ду­ще­го года.

153. Мы вла­де­ем, по-види­мо­му, не толь­ко если сами вла­де­ем, но так­же если кто вла­де­ет от наше­го име­ни, хотя бы он не был нам под­вла­стен, како­вы арен­да­тор и наем­щик город­ской недви­жи­мо­сти; рав­ным обра­зом, мы, по-види­мо­му, вла­де­ем через тех, кому мы отда­ли вещь на сохра­не­ние или кому мы ссуди­ли вещь без­воз­мезд­но, или пре­до­ста­ви­ли бес­плат­ное пожиз­нен­ное поль­зо­ва­ние жили­щем, узу­фрукт, или толь­ко поль­зо­ва­ние; это и назы­ва­ет­ся, как гово­рят обык­но­вен­но, мочь удер­жи­вать вла­де­ние через вся­ко­го вла­де­ю­ще­го от наше­го име­ни. Даже по мне­нию боль­шин­ства юри­стов мы можем удер­жи­вать вла­де­ние одним наме­ре­ни­ем или жела­ни­ем (вла­деть для себя), т. е. хотя мы сами не вла­де­ем и никто дру­гой от наше­го име­ни, но мы, по-види­мо­му, удер­жи­ва­ем вла­де­ние тогда, когда ухо­дим от него без наме­ре­ния оста­вить это вла­де­ние, а с целью вер­нуть­ся к нему. О том, через кого мы можем при­об­ре­сти вла­де­ние, ска­за­но во вто­рой кни­ге и нет ника­ко­го сомне­ния в том, что мы не можем одним наме­ре­ни­ем при­об­ре­тать вла­де­ние.

154. Для вос­ста­нов­ле­ния нару­шен­но­го вла­де­ния обык­но­вен­но дает­ся интер­дикт в том слу­чае, когда кто насиль­ст­вен­но поте­рял вла­де­ние; тако­му пре­до­став­ля­ет­ся интер­дикт, началь­ные сло­ва кото­ро­го: «un­de tu il­lum vi deje­cis­ti» — «откуда ты его насиль­ст­вен­но изгнал». Этим интер­дик­том изгнав­ший при­нуж­да­ет­ся воз­вра­тить вла­де­ние вытес­нен­но­му из сво­е­го участ­ка, если толь­ко послед­ний не вла­дел недви­жи­мым иму­ще­ст­вом изгнав­ше­го ни насиль­ст­вен­но, ни тай­но, ни пре­кар­ным обра­зом; одна­ко того, кто вла­дел сво­им иму­ще­ст­вом насиль­ст­вен­но, тай­но или пре­кар­ным обра­зом, я без­на­ка­зан­но могу лишать вла­де­ния.

155. Ино­гда, одна­ко, хотя бы я изгнал насиль­но того, кто вла­де­ет моим иму­ще­ст­вом насиль­но, или тай­но, или пре­кар­ным обра­зом, то я дол­жен ему воз­вра­тить вла­де­ние, если я, напри­мер, изгнал его насиль­но ору­жи­ем. Вслед­ст­вие жесто­ко­сти про­ступ­ка я во вся­ком слу­чае дол­жен воз­вра­тить ему вла­де­ние. Под име­нем ору­жия мы пони­ма­ем не толь­ко щиты, мечи, шле­мы, но и пал­ки и кам­ни.

156. Третье деле­ние интер­дик­тов — то, что они или про­стые или двой­ные.

157. Про­стые будут те, в кото­рых одна из сто­рон истец, дру­гая — ответ­чик, како­вы все вос­ста­но­ви­тель­ные или предъ­яви­тель­ные интер­дик­ты. В самом деле истец тот, кто тре­бу­ет выда­чи или вос­ста­нов­ле­ния; ответ­чик — тот, от кото­ро­го тре­бу­ет­ся выда­ча или вос­ста­нов­ле­ние.

158. Из запре­ти­тель­ных интер­дик­тов одни двой­ные, дру­гие про­стые.

159. Про­стые, напри­мер, когда пре­тор запре­ща­ет ответ­чи­ку что-либо делать в свя­щен­ном месте, в пуб­лич­ной реке, на бере­гу ее; ист­цом явля­ет­ся тот, кто тре­бу­ет, чтобы не дела­ли чего, ответ­чи­ком же тот, кто пред­при­ни­ма­ет какое-либо дей­ст­вие.

160. Двой­ны­ми будут, напри­мер, интер­дик­ты uti pos­si­de­tis и ut­ru­bi. Они назы­ва­ют­ся двой­ны­ми пото­му, что отно­си­тель­но вла­де­ния поло­же­ние обо­их тяжу­щих­ся в этих интер­дик­тах пред­став­ля­ет­ся оди­на­ко­вым; никто из них не счи­та­ет­ся по пре­иму­ще­ству ист­цом или ответ­чи­ком, но оба рав­но явля­ют­ся в роли ист­ца и ответ­чи­ка, так как и пре­тор отно­си­тель­но обо­их употреб­ля­ет одни и те же выра­же­ния. Глав­ная редак­ция этих интер­дик­тов сле­ду­ю­щая: «Я запре­щаю наси­лие, чтобы вы вла­де­ли так же, как вы теперь вла­де­е­те». Фор­му­ла дру­го­го интер­дик­та такая: «Запре­щаю вся­кое наси­лие и тре­бую, чтобы этот раб, о кото­ром идет спор, остал­ся у того, у кого он про­был боль­шую часть это­го года».

161. После изло­же­ния родов интер­дик­тов сле­ду­ет теперь гово­рить о судо­про­из­вод­стве по ним и исхо­де их. Нач­нем с про­стых.

162. Итак, если дает­ся вос­ста­но­ви­тель­ный или предъ­яви­тель­ный интер­дикт, напри­мер, для того, чтобы воз­вра­тить вла­де­ние тому, кто насиль­ст­вен­но вытес­нен из него или для того, чтобы назна­чить работы, то раз­би­ра­тель­ство дела кон­ча­ет­ся или с уста­нов­ле­ни­ем штраф­ной сум­мы для ответ­чи­ка, или без штра­фа.

163. Если ответ­чик потре­бу­ет посред­ни­че­ско­го раз­би­ра­тель­ства, то он полу­ча­ет фор­му­лу, назы­вае­мую ar­bit­ra­ria. Если в силу реше­ния судьи долж­но что-либо выдать или воз­вра­тить, то ответ­чик выда­ет или воз­вра­ща­ет это без штраф­ной сум­мы и таким обра­зом осво­бож­да­ет­ся; поэто­му, если ответ­чик не выда­ет и не воз­вра­ща­ет дан­ной вещи, то он при­суж­да­ет­ся к упла­те сто­и­мо­сти вещи; точ­но так же истец предъ­яв­ля­ет иск без штраф­ной сум­мы про­тив того, кто не дол­жен ни выдать, ни воз­вра­тить чего-нибудь, за исклю­че­ни­ем того слу­чая, когда про­тив ист­ца вчи­ня­ет ответ­чик иск по пово­ду лож­но­го обви­не­ния с целью нало­же­ния штра­фа, кото­рый рав­нял­ся деся­той части спор­ной сум­мы. Хотя, по мне­нию Про­ку­ла, сле­ду­ет отка­зать в иске о лож­ном обви­не­нии тому, кто тре­бо­вал посред­ни­че­ско­го раз­би­ра­тель­ства, так как он этим самым при­зна­ет себя обя­зан­ным воз­вра­тить или выдать что-нибудь, но мы, одна­ко же, поль­зу­ем­ся дру­гим пра­вом, и это пра­виль­нее; вся­кий тре­бу­ет тре­тей­ско­го раз­би­ра­тель­ства ско­рее пото­му, чтобы вести дело с мень­ши­ми рас­хо­да­ми, чем чтобы сознать­ся.

164. Впро­чем, тре­бу­ю­щий посред­ни­ка, дол­жен наблюдать за тем, чтобы при­гла­сить его немед­лен­но после полу­че­ния интер­дик­та, т. е. до выхо­да от пре­то­ра; тем, кото­рые позд­но заяв­ля­ют свое тре­бо­ва­ние, не раз­ре­ша­ют.

165. Итак, если он не потре­бо­вал посред­ни­ка, но мол­ча про­пу­стил срок, когда мог поль­зо­вать­ся пра­вом, то дело ведет­ся до окон­ча­ния cum pe­ri­cu­lo, ибо истец вызы­ва­ет про­тив­ни­ка сло­ва­ми спон­сии: «если он, вопре­ки эдик­ту пре­то­ра, не выда­ет или не воз­вра­ща­ет спор­но­го пред­ме­та» тот же, в свою оче­редь, тре­бу­ет посред­ст­вом сти­пу­ля­ции со сто­ро­ны про­тив­ни­ка обе­ща­ния упла­тить извест­ную сум­му (в слу­чае про­иг­ры­ша); затем истец пред­ла­гал про­тив­ни­ку иско­вую фор­му­лу spon­sio­nis, а тот фор­му­лу рести­пу­ля­ции (вза­им­но­го обе­ща­ния); но истец при­бав­ля­ет к фор­му­ле спон­сии еще и дру­гой иск о воз­вра­те или выда­че вещи для того, чтобы ответ­чи­ка, если тяж­ба per spon­sio­nem раз­ре­ша­ет­ся в поль­зу ист­ца, при­нудить к упла­те сто­и­мо­сти спор­но­го пред­ме­та, на тот слу­чай, если обжа­ло­ван­ная сто­ро­на не хочет выдать или воз­вра­тить вещи.

166. ------------------ (по полу­че­нии интер­дик­та, назна­ча­лась для спо­ря­щих сто­рон) fruc­tus li­ci­ta­tio, и та из сто­рон, кото­рая пред­ла­га­ла (на аук­ци­оне) боль­шую сум­му, полу­ча­ла вещь во вре­мен­ное вла­де­ние, если она толь­ко для обес­пе­че­ния про­тив­ни­ка пред­ста­ви­ла fru­cua­riam sti­pu­la­tio­nem, сила и зна­че­ние кото­рой заклю­ча­ет­ся в том, что если вре­мен­ный вла­де­лец впо­след­ст­вии про­иг­ры­ва­ет дело о вла­де­нии, он дол­жен будет упла­тить пред­ло­жен­ную сум­му про­тив­ни­ку. Этот спор о про­ме­жу­точ­ном вла­де­нии вещью с пло­да­ми назы­ва­ет­ся fruc­tus li­ci­ta­tio пото­му, что ника­кая из спо­ря­щих сто­рон, участ­ву­ю­щих в аук­ци­оне, не тре­бу­ет самой вещи, но толь­ко пра­ва вре­мен­но­го вла­де­ния и поль­зо­ва­ния пло­да­ми. Затем одна сто­ро­на вызы­ва­ет дру­гую к спон­сии посред­ст­вом фор­му­лы: «так как вопре­ки эдик­ту пре­то­ра употреб­ле­но наси­лие про­тив вла­де­ю­ще­го» и в свою оче­редь каж­дая сто­ро­на пред­став­ля­ет сво­е­му про­тив­ни­ку рести­пу­ля­цию на его (про­тив­ни­ка) спон­сию (т. е. обе­ща­ние упла­тить извест­ную сум­му в слу­чае про­иг­ры­ша), или если две сти­пу­ля­ции соеди­ня­ют­ся, то меж­ду сто­ро­на­ми име­ет место толь­ко одна спон­сия и одна про­тив спон­сии рести­пу­ля­ция, что гораздо удоб­нее и пото­му чаще при­ме­ня­ет­ся на прак­ти­ке.

166a. Затем, когда обе тяжу­щи­е­ся сто­ро­ны полу­ча­ли от пре­то­ра фор­му­лы всех спон­сий и рести­пу­ля­ций, кото­рые сле­до­ва­ло совер­шить, судья, раз­би­раю­щий иско­вое дело, иссле­ду­ет, разу­ме­ет­ся, преж­де все­го то, что опре­де­лил в интер­дик­те пре­тор, а имен­но, кто из тяжу­щих­ся вла­дел недви­жи­мым иму­ще­ст­вом или зда­ни­ем в тече­ние того вре­ме­ни, на кото­рое издан интер­дикт, — вла­дел не насиль­ст­вен­но, не тай­но, не пре­кар­ным обра­зом. Когда судья, по иссле­до­ва­нии это­го вопро­са, реша­ет дело в мою поль­зу, то он при­суж­да­ет про­тив­ни­ка к упла­те мне услов­лен­ных сумм спон­сии и рести­пу­ля­ции и, соглас­но сему, осво­бож­да­ет меня от пла­те­жа уста­нов­лен­ных сумм спон­сии и рести­пу­ля­ции; и кро­ме того про­тив­ник при­суж­да­ет­ся в judi­cium Cas­cel­lia­num20 или se­cu­to­rium, так как он вслед­ст­вие fruc­tus li­ci­ta­tio полу­чил пред­мет во вре­мен­ное вла­де­ние и тако­вое теперь не воз­вра­ща­ет.

167. Если сто­ро­на, кото­рая при fruc­tus li­ci­ta­tio пред­ла­га­ла боль­шую сум­му и победи­ла про­тив­ни­ка, не дока­жет, что вла­де­ние при­над­ле­жит ей, то она обя­за­на в виде нака­за­ния упла­тить сум­му спон­сии, рести­пу­ля­ции и fruc­tus li­ci­ta­tio­nis, а кро­ме того воз­вра­тить вещь и все пло­ды, собран­ные во вре­мя про­ме­жу­точ­но­го вла­де­ния. Ибо сум­ма fruc­tus li­ci­ta­tio­nis не есть цена пло­дов, но вно­сит­ся в каче­стве штра­фа, так как дан­ное лицо хоте­ло во вре­мя тяж­бы удер­жать вла­де­ние чужой вещью и полу­чить воз­мож­ность поль­зо­вать­ся ее пло­да­ми.

168. Если побеж­ден­ный при fruc­tus li­ci­ta­tio не дока­жет сво­е­го пра­ва вла­де­ния, то он дол­жен упла­тить в виде нака­за­ния толь­ко сум­мы спон­сии и рести­пу­ля­ции.

169. Одна­ко мы долж­ны напом­нить, что побеж­ден­ный на аук­ци­оне пло­дов может, остав­ляя в сто­роне fruc­tus li­ci­ta­tio, подоб­но тому, как он в judi­cium Cas­cel­lia­num или se­cu­to­rium тре­бу­ет иско­вым путем воз­вра­ще­ния вла­де­ния; для это­го слу­чая уста­нов­лен даже осо­бый иск, назы­вае­мый judi­cium fruc­tua­rium, на осно­ва­нии кото­ро­го истец полу­ча­ет обес­пе­че­ние, что судеб­ный при­го­вор будет испол­нен; и этот иск назы­ва­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным, ибо он предъ­яв­ля­ет­ся после того, как выиг­ра­но дело спон­сии, но он непра­виль­но назы­ва­ет­ся Кас­цел­ли­ан­ским.

170. Но так как неко­то­рые после изда­ния интер­дик­та (ex pri­ma­rio) не хоте­ли испол­нять всех его пред­пи­са­ний, а вслед­ст­вие того дело не мог­ло перей­ти в judi­cium, то пре­тор обра­тил вни­ма­ние на это обсто­я­тель­ство и уста­но­вил интер­дик­ты, кото­рые мы назы­ваем se­cun­da­ria, так как они зани­ма­ют вто­рое место. Сила и зна­че­ние этих вто­рич­ных интер­дик­тов заклю­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щем: кто не испол­ня­ет про­чих пред­пи­са­ний интер­дик­та, напри­мер, не дей­ст­ву­ет насиль­ст­вен­но, или не при­сту­па­ет к аук­ци­о­ну пло­дов, или не пред­став­ля­ет обес­пе­че­ния буду­ще­го воз­вра­ще­ния вещи вме­сте с пло­да­ми, или не обе­ща­ет штраф­ной сум­мы, или не отве­ча­ет на иск по пово­ду спон­сии, — тот дол­жен воз­вра­тить про­тив­ни­ку вещь вме­сте с пло­да­ми, разу­ме­ет­ся, если он вла­де­ет, или в слу­чае невла­де­ния вещью — не при­бе­гать к наси­лию отно­си­тель­но вла­дель­ца; итак, хотя бы он мог победить бла­го­да­ря интер­дик­ту uti pos­si­de­tis, если бы испол­нил осталь­ные пред­пи­са­ния интер­дик­та, одна­ко он побеж­да­ет­ся вто­рич­ным интер­дик­том, если их не испол­нил.

171. …[уже древ­нее пра­во пола­га­ло необ­хо­ди­мым обузды­вать лег­ко­мыс­лен­ное вчи­на­ние исков], то денеж­ным штра­фом, то свя­то­стью клят­вы; за этим так­же наблюда­ет пре­тор. Поэто­му в неко­то­рых слу­ча­ях про­тив отри­цаю­щих свою вину ответ­чи­ков вчи­ня­ет­ся иск о двой­ном воз­на­граж­де­нии, как напри­мер, при fic­tio judi­ca­ti, de­pen­si, dam­ni inju­riae и при отка­зах per dajmna­tio­nem. В неко­то­рых слу­ча­ях раз­ре­ша­ет­ся совер­шать спон­сию, напри­мер, по пово­ду опре­де­лен­ной заем­ной денеж­ной сум­мы, или в слу­чае под­твер­жде­ния дол­га, [кото­рое долж­ник давал креди­то­ру в фор­ме сло­вес­но­го или пись­мен­но­го обе­ща­ния] имен­но, сум­ма спон­сии (т. е. пеня) рав­ня­лась при cre­di­ta pe­cu­nia одной тре­ти, при pe­cu­nia con­sti­tu­ra поло­вине (50 %) спор­ной (дол­го­вой) сум­мы.

172. Поэто­му, если ответ­чик не под­вер­га­ет­ся ни опас­но­сти спон­сии, ни двой­но­му штра­фу и если с само­го нача­ла иск направ­лен на про­стое воз­на­граж­де­ние, то пре­тор доз­во­ля­ет ист­цу тре­бо­вать от ответ­чи­ка клят­вен­но­го утвер­жде­ния, что по доб­рой воле он отри­ца­ет предъ­яв­лен­ный иск. Вот поче­му пре­тор при­ка­зы­ва­ет наслед­ни­кам и лицам, зани­маю­щим место наслед­ни­ков, не под­вер­жен­ным дру­гим нака­за­ни­ям, при­не­сти при­ся­гу; то же самое при­ка­зы­ва­ет пре­тор сде­лать жен­щи­нам и мало­лет­ним, кото­рые не под­вер­га­ют­ся пла­те­жу штраф­ной сум­мы.

173. Есть иски, кото­рые с само­го нача­ла боль­ше про­сто­го воз­на­граж­де­ния; так напри­мер, в слу­чае fur­tum ma­ni­fes­tum пола­га­ет­ся чет­вер­ной денеж­ный штраф; при fur­tum nec ma­ni­fes­tum штраф двой­ной, при fur­tum con­cep­tum и ob­la­tum — штраф трой­ной. В этих и подоб­ных слу­ча­ях, отри­ца­ет ли ответ­чик или при­зна­ет­ся, иск пре­вос­хо­дит про­стое воз­на­граж­де­ние.

174. Недоб­ро­со­вест­ность зло­умыш­лен­ная ист­ца обузды­ва­ет­ся или иском о кле­ве­те, или встреч­ным иском, или клят­вою, или рести­пу­ля­ци­ей.

175. Тяж­ба о неспра­вед­ли­вом обви­не­нии име­ет место про­тив всех исков, при­чем штраф­ная сум­ма рав­ня­лась для ответ­чи­ка деся­той части спор­но­го пред­ме­та; толь­ко адсти­пу­ля­тор ответ­ст­ву­ет в раз­ме­ре третьей части

176. Одна­ко ответ­чик волен про­ти­во­по­ста­вить ист­цу иск лож­но­го обви­не­ния, или потре­бо­вать от него клят­вы в том, что жалу­ет­ся не недоб­ро­со­вест­но.

177. Встреч­ный иск уста­нав­ли­ва­ет­ся в неко­то­рых слу­ча­ях, напри­мер тогда, когда предъ­яв­ля­ет­ся иск об обидах, или вчи­ня­ет­ся иск про­тив жен­щи­ны, кото­рая, полу­чив ввод во вла­де­ние в поль­зу име­ю­ще­го родить­ся ребен­ка, посред­ст­вом обма­на пере­нес­ла вла­де­ние на дру­го­го, или тогда, когда кто начи­на­ет тяж­бу на том осно­ва­нии, что он, истец, введен­ный во вла­де­ние пре­то­ром, не допу­щен к нему кем-либо дру­гим. Штраф уста­нав­ли­ва­ет­ся по пово­ду обид в раз­ме­ре деся­той части спор­ной сум­мы, в послед­них двух слу­ча­ях — в раз­ме­ре пятой части.

178. При встреч­ном иске нака­за­ние явля­ет­ся более стро­гим; по иску о кле­ве­те в раз­ме­ре деся­той части спор­ной сум­мы при­суж­да­ет­ся толь­ко тот, кто созна­ет, что ведет дело неосно­ва­тель­но и что он предъ­явил иск с целью пре­сле­до­вать и тре­во­жить про­тив­ни­ка, наде­ясь выиг­рать дело не вслед­ст­вие сво­ей правоты, а бла­го­да­ря ошиб­ке или неспра­вед­ли­во­сти судьи, так как лож­ное предъ­яв­ле­ние иска, рав­но и кра­жа, пред­по­ла­га­ют умыш­лен­ность. В обрат­ном иске все­гда при­суж­да­ет­ся истец, про­иг­рав­ший дело, хотя бы он, при­дер­жи­ва­ясь како­го-нибудь мне­ния, был уве­рен, что доб­ро­со­вест­но вчи­ня­ет иск.

179. Во всех слу­ча­ях, где мож­но предъ­яв­лять встреч­ный иск, име­ет так­же место иск неспра­вед­ли­во заяв­лен­но­го тре­бо­ва­ния; но поз­во­ля­ет­ся вести дело посред­ст­вом толь­ко одно­го из всех этих исков. На этом осно­ва­нии, если потре­бу­ют клят­вы в том, что жалу­ет­ся не лож­но, то вслед­ст­вие того с одной сто­ро­ны не дает­ся иска лож­но­го обви­не­ния, с дру­гой не дол­жен быть дан встреч­ный иск.

180. В извест­ных слу­ча­ях уста­нав­ли­ва­ет­ся и штраф рести­пу­ля­ции; подоб­но тому как при встреч­ном иске истец, про­иг­ры­ваю­щий дело, во вся­ком слу­чае осуж­да­ет­ся и не спра­ши­ва­ет­ся, знал ли он, что неспра­вед­ли­во вел спор, точ­но так же истец все­гда при­суж­да­ет­ся к упла­те штра­фа рести­пу­ля­ции, если не выиг­ры­ва­ет дела.

181. Про­тив того, кто тер­пит нака­за­ние рести­пу­ля­ции, не дает­ся иска лож­но­го обви­не­ния; рав­ным обра­зом не при­во­дят его к при­ся­ге; оче­вид­но, что в этих слу­ча­ях нет места для встреч­но­го иска.

182. Осуж­ден­ные по неко­то­рым искам под­вер­га­ют­ся бес­че­стию; напри­мер, осуж­ден­ные по иску о воров­стве, по иску об иму­ще­стве, отня­том наси­ли­ем, по иску об обидах, о пору­че­нии, о покла­же; но за воров­ство, или за насиль­ст­вен­ное отня­тие иму­ще­ства, или за обиды под­вер­га­ют­ся бес­че­стию не толь­ко осуж­ден­ные, но и те, кото­рые по пово­ду упо­мя­ну­тых пре­ступ­ле­ний усло­ви­лись отно­си­тель­но воз­на­граж­де­ния; так зна­чит­ся в эдик­те пре­то­ра и пра­виль­но, ибо боль­шая раз­ни­ца, явля­ет­ся ли кто ответ­чи­ком по пре­ступ­ле­нию, или по дого­во­ру. Ни в какой части эдик­та, трак­ту­ю­ще­го об этом, пря­мо не пред­пи­са­но, чтобы кто-нибудь сде­лал­ся бес­чест­ным, но тот, кто пре­пят­ст­ву­ет предъ­яв­лять иск от име­ни дру­го­го, назна­чать пред­ста­ви­те­ля в про­цес­се (когни­то­ра), иметь заме­сти­те­ля (про­ку­ра­то­ра), или от име­ни когни­то­ра или про­ку­ра­то­ра вести дело, при­зна­ет­ся бес­чест­ным.

183. Сле­ду­ет, в кон­це кон­цов, знать, что тот, кто предъ­яв­ля­ет иск, дол­жен при­звать ответ­чи­ка в суд, а если тот не пови­но­вал­ся тако­му при­зы­ву, то истец впра­ве в силу эдик­та пре­то­ра под­верг­нуть ответ­чи­ка нака­за­нию. Одна­ко неко­то­рых лиц без осо­бо­го раз­ре­ше­ния пре­то­ра нель­зя при­звать к суду, напри­мер, роди­те­лей, патро­нов, патро­нок детей и роди­те­лей патро­на и патрон­ки; посту­пив­ший вопре­ки сему под­вер­га­ет­ся нака­за­нию.

184. Когда ответ­чик вызван в суд, и нача­тое раз­би­ра­тель­ство дела перед маги­ст­ра­том не может быть окон­че­но в этот же день, то он дол­жен пред­ста­вить пору­чи­тель­ство, т. е. он дол­жен обе­щать, что явит­ся своевре­мен­но к суду.

185. В неко­то­рых слу­ча­ях va­di­mo­nia21 быва­ют чисты­ми, т. е. без пору­чи­тель­ства, в дру­гих слу­ча­ях с пору­чи­тель­ст­вом; в иных va­di­mo­nium осу­ществля­ет­ся в фор­ме при­ся­ги; в неко­то­рых же с назна­че­ни­ем реку­пе­ра­то­ров, т. е. тот, кто своевре­мен­но не явит­ся к суду, дол­жен быть тот­час при­суж­ден реку­пе­ра­то­ра­ми к упла­те денеж­ной пени; все эти отдель­ные виды va­di­mo­nia обсто­я­тель­но изло­же­ны в эдик­те пре­то­ра.

186. В иске об испол­не­нии судеб­но­го реше­ния или при ac­tio de­pen­si, (кото­рая слу­жи­ла пору­чи­те­лю для взыс­ка­ния с неис­прав­но­го долж­ни­ка упла­чен­ных за него денег) обес­пе­че­ние пред­став­ля­лось в раз­ме­ре всей сум­мы воз­мож­но­го взыс­ка­ния; в про­чих слу­ча­ях обес­пе­че­ние дает­ся на такую сум­му денег, на какую покля­нет­ся истец, что он не с целью предъ­яв­ле­ния неспра­вед­ли­во­го про­цес­са тре­бу­ет пред­став­ле­ния обес­пе­че­ния. Одна­ко обес­пе­че­ние пред­став­ля­ет­ся в раз­ме­ре не более поло­ви­ны сто­и­мо­сти спор­но­го дела и не боль­ше как на сто тысяч сестер­ций. Итак, спор­ный пред­мет будет сто­ить 100000 и если не будут при­ме­нять­ся иски о вещи одна­жды при­суж­ден­ной или о взыс­ка­нии пору­чи­те­лем упла­чен­ных за долж­ни­ка денег, то обес­пе­че­ние дает­ся не более как на пять­де­сят тысяч.

187. Тех лиц, кото­рых мы без­на­ка­зан­но без поз­во­ле­ния пре­то­ра не можем при­звать в суд, мы и не можем при­судить дать обес­пе­че­ние поми­мо их жела­ния, раз­ве если пре­тор раз­ре­шил нам это.