You are here

9 книга Дигест

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50


Книга девятая

Титул I. Если указано, что четвероногое причинило вред
Титул II. К Аквилиеву закону
Титул III. О тех, которые вылили или выбросили
Титул IV. О ноксальных исках

Титул I. Если указано, что четвероногое причинило вред

9.1.1. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если указывается, что четвероногое причинило вред, то возникает иск из закона XII таблиц; этот закон повелевает или чтобы было выдано то, что причинило вред, то есть животное, причинившее вред, или чтобы была предложена оценка вреда.
9.1.1.1. Вред же и является самим деликтом.
9.1.1.2. Этот иск относится ко всем четвероногим.
9.1.1.3. Претор говорит: «причинило вред». Вред, причиненный животными, - это ущерб, нанесенный без противоправных действий, ибо не может животное совершить противоправное действие, так как оно лишено разума.
9.1.1.4. Таким образом, как пишет Сервий, этот иск имеет место, когда четвероногое причинило вред в силу своей дикости, например если строптивый конь ударил копытом, или бодливый бык нанес удар, или мулы (причинили вред) вследствие своей чрезвычайной дикости; если вследствие неровности почвы, или вины погонщика мулов, или излишней нагрузки четвероногое сбросило на кого-либо груз, то этот иск отпадает и предъявляется иск о противоправном причинении вреда.
9.1.1.5. Собака, которую кто-либо вел, сорвалась в силу своей дикости и причинила другому лицу ущерб; если бы она могла быть удержана при том условии, что ее вел кто-либо другой, и если ее не следовало вести по этому месту, то этот иск отпадает и отвечает тот, кто держал собаку.
9.1.1.6. И если животное причинило вред, так как его натравило другое лицо, то этот иск отпадает.
9.1.1.7. Общее правило, что этот иск имеет место всякий раз, когда возбужденное животное наносит вред, противный его природе. Таким образом, этот иск не будет иметь место, если конь, пораженный болью, ударил копытом, но тот, кто ударил или ранил коня, будет подлежать скорее иску по факту содеянного, чем по Аквилиеву закону, по причине и в силу того, что он нанес вред не своим телом. Но если лошадь лягнула того, кто гладил или похлопывал ее, такой иск может иметь место.
9.1.1.8. Если же одно четвероногое побудило другое четвероногое нанести вред, нужно предъявить иск о четвероногом, которое его побудило.
9.1.1.9. Этот иск имеет место вне зависимости от того, причинило ли четвероногое ущерб своим телом или другой вещью, которую оно тронуло; например, если бык раздавил кого-либо телегой или другой сброшенной вещью.
9.1.1.10. К диким зверям в силу их естественной дикости этот иск не применяется; поэтому если убежит медведь и причинит вред, то прежний собственник не может быть привлечен к ответственности, так как он перестал быть собственником в тот момент, когда зверь убежал; поэтому если я убью этого зверя, то его туша становится моей.
9.1.1.11. Если бараны или быки подрались и один убил другого, Квинт Муций различает случаи: если был убит нападавший, то никакого иска не будет; если же убит тот, кто не начинал драки, то иск будет, «по поводу чего <самому господину' другого животного нужно или заплатить за вред, или ноксаль-но выдать животное».
9.1.1.12. И поскольку по отношению к четвероногим ответственность за вред связывается с лицом, его нанесшим, то этот иск будет не против того, кто обладал четвероногим, когда был нанесен вред, но против того, кто обладает им, когда предъявляется иск.
9.1.1.13. Если животное падет до судебного засвидетельствования спора, то иск будет погашен.
9.1.1.14. Выдать животное означает передать животное живым. Более того, если животное находится в общей собственности нескольких людей, то каждый из них будет отвечать по ноксальному иску за всего него, как если бы дело касалось общего раба.
9.1.1.15. Иногда, однако, иск против собственника будет касаться не ноксальной выдачи, а полной суммы вреда, как, например, если он на вопрос магистрата о том, его ли это животное, отвечал отрицательно; ведь, если в дальнейшем будет установлено противное, его присудят уплатить всю сумму.
9.1.1.16. Если животное убито другим лицом после начала тяжбы, судья будет принимать во внимание Аквилиев закон, потому что иск по этому закону дозволен для собственника и потому что последний потерял возможность совершить ноксальную выдачу. Тем самым в более раннем иске он должен будет уплатить установленную сумму вреда, пока он готовится закрепить за собой право на иск против того, кто убил животное.
9.1.1.17. Никто не сомневается, что иск о нанесенном животным вреде дозволен наследнику и другим преемникам. Более того, он также дозволен против наследников <и других преемников> не по праву наследования, но по тому праву, что они собственники.
9.1.2. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Этот иск доступен не только собственнику, но и любому заинтересованному лицу, например тому, кому ссудили (поврежденную) собственность, а также валяльщику, так как они, по-видимому, понесли ущерб.
9.1.2.1. Если кто-либо, избегая встречи с другим лицом, может быть с магистратом, войдет в ближайшую лавку и будет укушен там злой собакой, то некоторые думают, что нельзя предъявить иск о (выдаче) собаки; но если собака была отвязана, то - наоборот.
9.1.3. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». По этому закону несомненно можно предъявить иск вследствие причинения вреда свободным людям, например если четвероногое ранит отца семейства или сына семейства; конечно, не принимается в расчет причиненное уродство, так как тело свободного человека не допускает оценки, но (подлежат возмещению) издержки, которые будут произведены на лечение, и упущенная работа, которую потерпевший потерял в силу того, что он сделался неспособным.
9.1.4. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Этот иск в виде иска по аналогии применяется и к тем случаям, если вред причинен не четвероногим, но другим животным.
9.1.5. Алфен во 2-й книге «Дигест». Когда конюх выводил коня на постоялый двор, конь учуял самку мула. Самка мула лягнула копытом и сломала голень конюху. Спрашивается, можно ли предъявить иск против господина самки мула на основании того, что она нанесла вред? Я отвечаю: можно.

Титул II. К Аквилиеву закону

9.2.1. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Аквилиев закон отменил все законы, изданные раньше и говорившие о противоправном причинении вреда, - как XII таблиц, так и другие; в настоящее время нет необходимости приводить эти законы.
9.2.1.1. Этот Аквилиев закон является плебисцитом, так как плебейский трибун Акви-лий предложил его на утверждение плебсу.
9.2.2. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». В первой главе Аквилиева закона содержалось постановление: «Если кто-либо противоправно убьет чужого раба, или чужую рабыню, или четвероногое, или скот, то да будет он присужден дать собственнику столько меди, сколько являлось наивысшей стоимостью этого в данном году».
9.2.2.1. И ниже предусматривалось, что против отрицающего (свою обязанность возместить ущерб) иск предъявляется в двойном размере.
9.2.2.2. Таким образом, ясно, что к нашим рабам Аквилиев закон приравнивает четвероногих, которые относятся к числу скота и составляют стада, как, например, овцы, козы, быки, лошади, мулы, ослы. Но возникает вопрос, объемлются ли свиньи названием скота? И правильно указывает Лабеон, что объемлются. Но собака не относится к скоту. Тем более в это число не входят дикие животные, как, например, медведи, львы, пантеры. <Но слоны и верблюды занимают как бы смешанное положение, ибо они выполняют работу вьючных животных, но являются по своей природе дикими, и, таким образом, следует распространить на них первую главу>.
9.2.3. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб или рабыня были противоправно убиты, то применяется Аквилиев закон. Обоснованно добавлено, что убит противоправно; ибо недостаточно, чтобы раб был убит, но (для применения Аквилиева закона) нужно, чтобы это было сделано противоправно.
9.2.4. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Итак, если я убил твоего раба, который является разбойником и подстерегает меня, я невиновен: ведь природный здравый смысл разрешает нам защищаться от опасности.
9.2.4.1. Закон XII таблиц разрешает убить пойманного ночью раба, если этот факт засвидетельствован криком, пойманного же днем разрешается убить только в том случае, если он защищается оружием, что в свою очередь должно быть засвидетельствовано криком.
9.2.5. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если кто-либо убьет другое лицо, нападающее с оружием, то это не рассматривается как противоправное убийство, и если кто-либо убьет вора под влиянием страха смерти, то несомненно он не подвергается ответственности по Аквилиеву закону. Если же он мог задержать вора, но предпочел его убить, то имеются основания рассматривать это как учиненное противоправно; поэтому он отвечает по Корнелиеву закону.
9.2.5.1. В данном случае следует понимать противоправность не в смысле оскорбления, как это понимается при иске об обиде, но в смысле действия, совершенного не по праву; это значит против права, то есть как если кто-либо убил при наличии вины; таким образом, иногда происходит стечение двух исков - и по Аквилиеву закону, и об обиде, но будут две оценки: одна - оценка ущерба, другая - обиды.
9.2.5.2. Спрашивается: если причинил ущерб безумный, то имеется ли иск по Аквилиеву закону? Пегас отрицал это: какова его вина, если он не в своем разуме? И это (мнение) является вернейшим. Отсутствует, подобно этому, иск из Аквилиева закона, если причинило ущерб четвероногое или если упала черепица. И то же следует сказать, если причинил ущерб малолетний. Если ущерб причинил несовершеннолетний, то, по словам Лабеона, он отвечает по Аквилиеву закону, так как несет ответственность и за воровство; и я считаю это правильным, если он уже способен к совершению неправомерных действий.
9.2.5.3. Если учитель при обучении раба ранит его или убьет, то несет ли он ответственность по Аквилиеву закону, как если бы он противоправно причинил ущерб? И Юлиан пишет, что по Аквилиеву закону отвечает тот, кто при обучении выбьет ученику глаз; в еще большей степени это следует сказать, если произошло убийство. У Юлиана приводится такой случай: обучавшийся у сапожника мальчик, свободнорожденный сын семейства, плохо выполнял то, что показывал ему сапожник, и за это сапожник ударил мальчика колодкой по голове и выбил ему глаз. Юлиан говорит, что здесь не может быть предъявлен иск об обиде, так как сапожник ударил не для того, чтобы нанести обиду, а в целях напоминания (об обязанностях ученика) и в целях обучения; Юлиан сомневается, может ли быть использован иск, вытекающий из найма, так как учителю предоставляется наложение на ученика лишь легкого наказания. <Но не сомневаюсь, что может быть предъявлен иск по Аквилиеву закону>),
9.2.6. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту», ибо излишняя свирепость наставника вменяется ему в вину.
9.2.7. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Путем этого иска отец может взыскивать столько, насколько меньше он получил от работы сына вследствие повреждения глаза последнего, и издержки, сделанные отцом на лечение сына.
9.2.7.1. Мы должны признавать наличие убийства, совершено ли оно мечом, или палкой, или другим орудием, или руками, если лицо задушило другого, или ударом ноги или головы, либо каким угодно образом.
9.2.7.2. Если кто-либо, нагруженный сверх меры, сбросил тяжесть и убил раба, то применяется Аквилиев закон: от него самого зависело не возлагать на себя такого груза. Ибо если кто-либо свалился и задавил чужого раба тяжестью (груза, который он нес), то Пегас говорит, что на него возлагается ответственность по Аквилиеву закону, лишь если он нагрузил себя сверх меры или слишком неосторожно переходил скользкое место.
9.2.7.3. Если кто-либо причинил вред, будучи побуждаем к этому другим лицом, то Прокул пишет, что не отвечает ни тот, кто побуждал, так как он не убил, ни тот, кого побудили, так как он не причинил вреда противоправно; поэтому должен быть дан иск по факту содеянного против того, кто побуждал.
9.2.7.4. Если один убил другого во время борьбы или кулачного боя, если один убил другого при публичных состязаниях, то не применяется Аквилиев закон, так как ущерб причинен ради славы и доблести, а не в силу противоправных действий. Это не распространяется на раба, так как по обычаю (лишь) свободнорожденные состязаются; на раненного сына семейства это распространяется. Конечно, если ранен отступивший от борьбы, то применяется Аквилиев закон; или же если раб был убит не при состязании; но если это было сделано с разрешения собственника, то Аквилиев закон не применяется.
9.2.7.5. Но если кто-либо легко ударил больного раба и раб умер, то правильно говорит Лабеон, что наступает ответственность по Аквилиеву закону, так как смертоносным является для одного человека одно, а для другого человека другое.
9.2.7.6. Цельс говорит, что имеется большое различие между убийством и созданием причины смерти. Тот, кто создал причину смерти, отвечает не во Аквилиеву закону, а на основании иска по факту содеянного. Он (Цельс) приводит пример того, кто дал яд вместо лекарства, и говорит, что это лицо создало причину смерти, как и тот, кто дал меч безумному; ибо здесь наступает ответственность не по Аквилиеву закону, а на основании иска по факту содеянного.
9.2.7.7. Но если кто-либо сбросил другого с моста, то, по словам Цельса, он несет ответственность вне зависимости от того, погиб ли (сброшенный) от самого удара, или сразу утонул, или погиб, не справившись с силой реки; то же, если кто-либо ударит мальчика камнем.
9.2.7.8. Прокул говорит, что если врач в силу своей неопытности неправильно произвел операцию рабу, то имеется иск или из найма, или по Аквилиеву закону.
9.2.8. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». То же относится к случаям неправильного применения лекарства; но и тот, кто хорошо сделал операцию, но оставил больного без дальнейшего лечения, не освобождается от ответственности, но считается виновным.
9.2.8.1. Общепризнано, что отвечает в силу (своей) вины погонщик мулов, если вследствие своей неопытности он не мог сдержать мулов и они раздавили чужого человека (раба). То же говорится и о том случае, когда кто-либо не мог сдержать мулов по причине своей немощи; не может рассматриваться как несправедливость, если немощь приравнивается к вине; так как если лицо понимает или должно понимать, что его немощь может явиться вредоносной для других, то он не должен стремиться к осуществлению соответствующих действий; таково же положение того, кто не мог сдержать силу коня, на котором ехал, вследствие своей неопытности или немощи.
9.2.9. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если акушерка дала женщине лекарство, от которого она умирает, Лабеон различает такие случаи: если она дала лекарство своими руками, тогда это убийство, если же она предложит самой женщине принять его, то она подлежит иску по факту содеянного; и это верно, ибо акушерка является в данном случае скорее причиной смерти, чем убийцей.
9.2.9.1. Если же кто-то силой или с помощью убеждения вольет больному лекарство через рот или клистером или смажет его сильнодействующим ядом, он подлежит закону Аквилия так же, как акушерка.
9.2.9.2. Если кто-то уморит человека голодом, то, по словам Нерация, он подлежит иску по факту содеянного.
9.2.9.3. Если мой раб ехал верхом, а ты испугал его лошадь, так что этот человек упал в реку и погиб, то, как пишет Офилий, здесь должен быть применен иск по факту содеянного. Точно так же обстоит дело, если кто-то заманил моего раба в ловушку и убил.
9.2.9.4. Но если раб будет убит во время игры человеком, который метнул дротик, то имеет место закон Аквилия; но если раб пойдет через поле в то время, когда люди метают там дротики, то закон Аквилия не применяется, так как не следует не вовремя идти через поле для метания дротиков; но если кто-то специально прицелится и бросит в него дротик, он подлежит Аквилиеву закону,
9.2.10. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту», ведь опасная игра также является виной.
9.2.11. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Мела пишет: если во время метания дротиков кто-либо бросил дротик слишком сильно и дротик попал в руку цирюльника, вследствие чего бритва разрезала горло раба, которого брил цирюльник, то отвечает по Аквилиеву закону тот, на ком лежит вина. Прокул говорит, что вина имеется на стороне цирюльника, и, конечно, если он брил там, где обычно происходят игры или ходит много народа, то это нужно вменить ему в вину; хотя неплохо говорится, что если кто-либо вверил себя цирюльнику, поставившему свой стул в опасном месте, то он должен сам на себя жаловаться.
9.2.11.1. Если одно лицо держало кого-либо, а другое убило11, то первое отвечает по иску по факту содеянного, так как создало причину смерти.
9.2.11.2. Но если несколько лиц наносили рабу удары (от которых раб умер), то посмотрим, отвечают ли все за убийство. И если будет установлено, от чьего удара погиб раб, то он (нанесший этот удар) отвечает за то, что убил; если это не обнаружено, то, как говорит Юлиан, все отвечают за то, что убили, и если иск предъявлен к одному, то другие не освобождаются. Ведь согласно Аквилиеву закону, если один привлекается к ответственности, другой не освобождается, если на нем лежит вина.
9.2.11.3. Цельс пишет, что если один нанес смертельную рану, другой же потом убил раба, то первый преследуется по закону не как убийца, но как нанесший рану, ибо пострадавший умер от другой раны, а второй подлежит закону как убийца. Так думал и Марцелл, и это вероятнее всего.
9.2.11.4. Если несколько людей уронят бревно и придавят человека, по мнению древних, все они подлежат закону Аквилия.
9.2.11.5. Так же обстоит дело с тем, кто разозлил собаку и добился того, чтобы она кого-то укусила, причем он ее не держит; Прокул утверждает, что тут имеет место иск по Аквилиеву закону, но Юлиан говорит, что подлежит Аквилиеву закону только тот, кто держит собаку и добивается того, чтобы она кого-нибудь укусила, если же он ее не держит, то имеет место иск по факту содеянного.
9.2.11.6. Иск по закону Аквилия относится к хозяину, то есть к господину.
9.2.11.7. Если человеку, которого я тебе возвращаю, причинен противоправный ущерб, то, по словам Юлиана, я подлежу Аквилиеву закону, но его надлежит применить, когда я начну его тебе отдавать.
9.2.11.8. Но если раб служил кому-то, кто верил, что он его раб, подлежит ли этот человек иску по Аквилиеву закону? Скорее тут должен быть применен иск по факту содеянного.
9.2.11.9. Юлиан говорит, что тот, кому дают в ссуду одежду, не может применить закон Аквилия, если эта одежда порвана, но закон этот подходит для хозяина.
9.2.11.10. Юлиан обсуждает, фруктуарий или узуарий может предъявить иск по закону Аквилия, я же думаю, что полезнее всего устроить в этом случае судебное разбирательство.
9.2.12. Павел в 10-й книге «Комментариев к Сабину». Если собственник ранил или убил раба, на которого у меня узуфрукт, то мне следует разрешить предъявить против него иск по образцу Аквилиева закона пропорционально стоимости узуфрукта, причем учитывается и та часть года, в которой еще нет моего узуфрукта.
9.2.13. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Свободный человек имеет по поводу причиненного ему вреда12 иск по аналогии согласно Аквилиеву закону, а прямого иска по этому закону не имеет, так как никто не рассматривается как собственник частей своего тела. По поводу же беглого раба иск по аналогии имеет господин.
9.2.13.1. Юлиан пишет, что, если свободный человек действует в убеждении, что он мой раб, он ответствен передо мной по закону Аквилия (за любой причиненный ущерб).
9.2.13.2. Если убит раб, входящий в состав наследства14, то спрашивается, кто может предъявить иск по Аквилиеву закону: ведь никто не является собственником этого раба, и Цельс говорил, что закон хотел, чтобы собственнику было предоставлено возмещение за вред; таким образом, собственником будет считаться (само) наследство; поэтому наследник, принявший наследство, может предъявить иск.
9.2.13.3. Если раб, являющийся предметом легата, убит после того, как наследник вошел в свои права, то иск по закону Аквилия является правом легатария, если только он не принял легат после смерти раба; если же он откажется, то, по мнению Юлиана, закон должен касаться наследника.
9.2.14. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Но если убийцей является сам наследник, то нужно сказать, что право иска против него следует дать легатарию.
9.2.15. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Из этого следует, что, если раб, являющийся предметом легата, убит до вступления в наследство, иск по закону Аквилия, связанный с наследством, остается за наследником. Если же он был ранен до получения наследства, иск остается в наследстве, но следует, чтобы наследник уступил его легатарию.
9.2.15.1. Если раб был смертельно ранен, а вслед за тем погиб, когда обрушился дом или произошло кораблекрушение или какая-то другая катастрофа, не может быть дела об убийстве, но как бы о ранении. Но если он погиб от раны, будучи отпущен на волю или отчужден, тогда, как говорит Юлиан, можно возбудить дело как бы об убийстве. Эти случаи столь различаются между собой по следующей причине: во втором случае истина того, что он умер от нанесенной тобой раны, становится явной, только когда он умрет; в первом же - то, что на него обрушился дом, помешало выяснить, был ли он убит. Но если ты приказал, чтобы смертельно раненный раб был свободным и стал твоим наследником, и затем он умер, его наследник не может действовать на основании Аквилиева закона.
9.2.16. Марциан в 4-й книге «Правил». Потому что в этом случае мы имеем обстоятельство, при котором нельзя предъявить иск.
9.2.17. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если господин убьет своего раба, то он отвечает по иску по факту содеянного перед добросовестным владельцем или лицом, взявшим этого раба в залог.
9.2.18. Павел в 10-й книге «Комментариев к Сабину». Но если убьет или ранит раба тот, кто взял его в залог, то он может быть привлечен по Аквилиеву закону и по иску, вытекающему из залога, но истец должен удовлетвориться одним из этих исков.
9.2.19. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если кто-либо15 убьет общего раба, то Цельс говорит, что убивший отвечает по Аквилиеву закону; так же, если он ранит,
9.2.20. Он же в 42-й книге «Комментариев к Сабину», конечно, в той части, в какой истец является собственником.
9.2.21. Он же в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Закон говорит: «какова наивысшая стоимость этого человека (раба) в данном году». Эта оговорка касается оценки ущерба, который причинен.
9.2.21.1. Год исчисляется назад с того времени, когда кто-либо убит; если было причинено смертельное ранение и потом, через длинный промежуток времени, наступила смерть, то, согласно взгляду Юлиана, мы исчисляем год со времени ранения, хотя Цельс пишет противоположное.
9.2.21.2. Но оцениваем ли мы только стоимость, которую имело тело, когда совершено убийство, или же скорее наш интерес в том, что он не был убит? И, согласно применяемому нами праву, должна быть произведена оценка размера интереса.
9.2.22. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Итак, если ты убил раба, которого я обещал передать в качестве пени, то в этом деле замешан мой интерес.
9.2.22.1. Подвергаются оценке обстоятельства, связанные с данным телом; если кто-либо убьет одного из актеров, или из музыкантов, или одного из близнецов, или одну лошадь из четверки, или мула из пары, то следует не только произвести оценку погибшего тела, но нужно произвести расчет, насколько другие тела обесценились.
9.2.23. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Поэтому Нераций пишет, что если убит раб, назначенный наследником, то происходит оценка наследства.
9.2.23.1. Юлиан пишет, что если убит раб, признанный свободным и наследником, то ни наследник-заместитель, ни законный наследник не устанавливают оценку согласно иску по Аквилиеву закону, который не может относиться к рабу; и это верно. Итак, по его мнению, будет только оценка стоимости раба, в чем проявляется только интерес наследника-заместителя; я же полагаю, что и оценки стоимости не будет, так как если он был наследником, то он свободен.
9.2.23.2. Тот же Юлиан пишет, что если я назначен наследником на условии, что я освобожу Стиха, и Стих будет убит после смерти свидетеля, я могу возбудить иск об оценке наследства в зависимости от причиненного ущерба; потому что из-за убийства не имеет силы и само условие; а если раб будет убит при жизни завещателя, то отменяется и оценка имущества, а стоимость оценивается согласно наибольшей стоимости в прошлом году.
9.2.23.3. Юлиан пишет, что оценку убитого человека (раба) нужно производить по тому времени, в которое он имел наибольшую стоимость в течение этого года; и если у другого стоящего художника был отрублен большой палец и до истечения года с того времени он был убит, то (собственник) может предъявить иск по Аквилиеву закону и оценить художника в размере стоимости, которую он имел, пока не потерял своего мастерства вместе с утратой пальца.
9.2.23.4. Но если убит раб, который обманным путем растратил деньги по моим счетным книгам и по поводу которого я намеревался предъявить иск, чтобы раскрыть участников обмана, то, как совершенно правильно пишет Лабеон, он должен быть оценен в соответствии с тем, насколько для меня было важно раскрыть его козни, а не в соответствие с тем, насколько велик был ущерб, причиненный этим рабом.
9.2.23.5. Если раб хорошего поведения изменил свою нравственность и до истечения года с того времени был убит, то цена его исчисляется сообразно с тем, сколько он стоил до того, как изменилась его нравственность.
9.2.23.6. В общем следует сказать, что все выгодные обстоятельства, которые делали раба более ценным в течение года до его убийства, должны быть учтены при оценке. Словом, мы должны учесть все, что повышало цену раба в течении того года, когда он был убит.
9.2.23.7. Если ребенок будет убит еще до года, то более правильным будет отнести иск по оценке к тому времени года, когда он был жив.
9.2.23.8. Установлено, что иск предоставляется наследнику и прочим преемникам, но иск не разрешен против наследника и прочих преемников, так как это уголовный иск, если только наследник не стал богаче в результате причиненного ущерба.
9.2.23.9. Если раб убит обманом, установлено, что его господин может действовать на основании Корнелиева закона, но если он уже начал дело на основании Аквилиева закона, то иск по Корнелиеву закону не должен рассматриваться первым.
9.2.23.10. Если ответчик учинил признание, то этот иск предъявляется в одинарном размере, а если отрицает, то в двойном.
9.2.23.11. Если кто-то ложно сознался в убийстве человека, который на самом деле жив, и после этого готов доказать, что человек жив, то, как пишет Юлиан, закон Аквилия не применяется, хотя человек и признался в совершенном убийстве; ибо иск на основании признания только освобождает истца от необходимости приводить доказательства тому, что раб убит ответчиком, но необходимо, чтобы человек был действительно убит тем или иным лицом.
9.2.24. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Это еще яснее в отношении раненного человека: ведь если некто сделал признание, что нанес человеку рану, а тот не ранен, оценку какой раны мы можем провести? Или с какого момента отсчитывать время?
9.2.25. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Следовательно, если раб не был ранен, но внезапно умер, то ответчик не должен быть задержан по поводу его смерти, хотя бы он в ней и сознался.
9.2.25.1. Если прокуратор, опекун или попечитель или другое лицо сознались, что ранили отсутствующего раба, к ним должен быть применен иск по аналогии на основании признания.
9.2.25.2. Следует отметить, что в этом иске, предъявленном против ответчика, учинившего признание, судья назначается не для разрешения дела, но для оценки: ибо против учинивших признание нет места для решения.
9.2.26. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Считай, что тот, кто привлечен к суду, сознался в убийстве и готов заплатить пеню, но его противник требует слишком большой суммы.
9.2.27. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб похитил или убил другого раба, то, как пишут Юлиан и Цельс, предъявляется иск и о краже, и о противоправном ущербе
9.2.27.1. Если общий раб, то есть принадлежащий и мне и тебе, убил моего раба, то имеет место иск по закону Аквилия, направленный против тебя, если он сделал это по твоему приказу; Урсей говорит, что так утверждал Прокул. Если же он сделал это не по твоему желанию, ноксальный иск прекращается в случае, когда раб имеет возможность выбрать, служить ли только тебе; и я думаю, что это правильно.
9.2.27.2. Также если общий раб, принадлежащий мне и тебе, убит рабом Тиция, то, как пишет Цельс, один из двух хозяев должен предъявить иск от имени обоих или определить пеню за ущерб, ибо раздел тут не проводится.
9.2.27.3. Вместо раба, совершившего убийство, задерживается хозяин, человек же, кому он честно служил, не задерживается. Но возникает вопрос, предъявляется ли иск на основании Аквилиева закона против хозяина, чей раб убежал; Юлиан говорит, что предъявляется, и это вернее всего, с ним согласен и Марцелл.
9.2.27.4. вторая глава этого закона (Аквилиева) перестала применяться.
9.2.27.5. В третьей же главе тот же Аквилиев закон говорит: «В отношении иных вещей, кроме убитых человека (раба) или скота, причинившего другому вред, причинивший другому вред да будет присужден дать собственнику столько меди, сколько являлось в течение ближайших 30 дней стоимостью того, что противоправно сожжено, сломано, уничтожено».
9.2.27.6. Итак, если кто-либо не убьет человека (раба) или домашнее животное, но сожжет, искалечит, уничтожит, то несомненно следует предъявить иск на основании этих слов закона; если ты бросишь в лицо моего раба (горящий кусок дерева) и сожжешь его, то ты передо мной отвечаешь.
9.2.27.7. Также если ты подожжешь мои насаждения или мою виллу, я могу предъявить против тебя иск по закону Аквилия.
9.2.27.8. Если кто-либо хотел сжечь мой дом и огонь перекинулся на дом соседа, то он и перед соседом отвечает по иску на основании Аквилиева закона; не в меньшей степени отвечает перед съемщиками помещений, если сгорели их вещи.
9.2.27.9. Если истопник, раб колона, заснул у печи и сгорел дом, то Нераций пишет, что (колон) должен отвечать по иску из найма, если он проявил небрежность в выборе служителя. Но если один разложил огонь в печи, а другой был небрежен, сторожа его, следует ли применить закон против того, кто разложил огонь? Ведь тот, кто сторожил, ничего (противозаконного) не совершил, а тот, кто правильно разложил огонь, ни в чем не погрешил; что же из этого следует? Я думаю, что иск по аналогии требуется скорее по отношению к тому, кто уснул у печи, чем к тому, кто небрежно сторожил; и никто не может сказать о том, кто уснул, что он поддался естественной человеческой слабости, потому что он должен был или затушить огонь, или следить, чтобы он не вышел из-под контроля.
9.2.27.10. Если бы ты имел печь с общей стеной, подлежал ли бы ты иску за нанесение противоправного ущерба? Прокул говорит, что нет, так как ты не имел с соседом общего очага, и я думаю, что в случае, если стена сожжена, справедливее применить здесь иск по факту содеянного; если же ты еще не причинил мне убытка, но огонь у тебя разложен так, что я должен опасаться, как бы ты не причинил мне ущерба, я полагаю, что достаточно предупреждения по поводу еще не причиненного вреда.
9.2.27.11. Прокул говорит, что если рабы колона сожгли виллу, колон подлежит или иску на основании найма, или закону Аквилия, но так, чтобы колон мог совершить ноксальную выдачу рабов, и если суд состоялся на основании одного иска, другого быть не должно. Но так будет только в случае, если бы колон снял с себя вину, но если он держит у себя виновных рабов, то он подлежит иску о противоправном ущербе по той причине, что он держит таких рабов. Прокул пишет, что то же правило должно соблюдаться по отношению к нанимателям инсулы; и это вполне резонно.
9.2.27.12. Если мои пчелы прилетят к твоим, а ты их сожжешь, то, как говорит Цельс, ты подлежишь иску по закону Аквилия.
9.2.27.13. В законе сказано: «ruperit» (разрушит). Слово «rupisse» почти все древние понимали как «corruperit» (испортит).
9.2.27.14. Цельс спрашивает: предположим, ты занес плевелы или овсюг в чужой урожай и испортил его, тогда господин может не только принести протест против убытка, причиненного тайным или насильственным образом, но и применить иск по факту содеянного; если же процесс возбуждает колон, то он должен дать обязательство, что дальнейшего судебного разбирательства не будет, например, пусть далее иск пытается предъявить его господин; ведь есть один вид ущерба: самому изменить или испортить что-либо, тут имеет место закон Аквилия; или самому не производить никаких изменений, но добавить нечто, что сложно отделить.
9.2.27.15. Это еще яснее по отношению к лицу, которое вылило вино, или загрязнило его, или превратило в уксус, или другим способом его испортило; Цельс говорит, что в этом случае нужно применить закон Аквилия, ибо такие действия, как выливание вина или превращение его в уксус, входят в термин «порча».
9.2.27.16. Он признает, что ломание и сжигание входят в термин «порча», и говорит, что в этом положении нет ничего нового и после перечисления некоторых специальных случаев нужно ввести общий термин, обнимающий частности; и это мнение верно.
9.2.27.17. Мы будем считать, что слово «rupisse» (испортить) включает случаи, если кто-то причинит ранение, нанесет побои розгами, ремнями, или кулаками, или оружием, или еще чем-нибудь, так что порежет тело или заставит его опухнуть, но только если тем самым причинен противоправный ущерб; однако если кто-то сделал раба дешевле и хуже в смысле цены, то закон Аквилия не применяется, но должен быть предъявлен только иск об оскорблении; ведь закон Аквилия относится только к такой порче, которая приносит ущерб. Следовательно, если (после ранения) раб не стал цениться дешевле, но хозяин вошел в расходы, чтобы спасти его и вылечить, в этом случае, как мне кажется, ущерб был причинен и поэтому можно действовать на основании Аквилиева закона.
9.2.27.18. Если кто разрежет или испачкает одежду, он подлежит закону Аквилия как испортивший (вещь).
9.2.27.19. Если кто-то высыпет в реку мое пшено или просо, он подлежит иску по закону Аквилия.
9.2.27.20. Также если кто-нибудь подмешает в зерно песку или еще чего-нибудь, так что отделить будет трудно, он подлежит Аквилиеву закону, как за порчу.
9.2.27.21. Если кто-то вырвал деньги из моей руки, то, по мнению Сабина, если деньги пропадут и никому не достанутся, например упадут в реку, море или клоаку, то должен быть предъявлен иск о противоправном ущербе; а если они кому-нибудь достанутся, то должен быть иск о содействии и соучастии в воровстве, и с этим согласны древние юристы. Сабин говорит, что можно также применить иск по факту содеянного.
9.2.27.22. Если женщина или кобыла выкинет, так как ты ударил ее кулаком, то, по словам Брута, применяется Аквилиев закон, словно о порче.
9.2.27.23. Также если кто-то нагрузит мула свыше законного предела и он сломает какую-нибудь часть тела, имеет место Аквилиев закон.
9.2.27.24. Если кто-то продырявит корабль, где находятся вещи на продажу, то, по словам Вивиана, будет предъявлен иск по Аквилиеву закону.
9.2.27.25. Если кто-то сорвет плоды с незрелой маслины, или соберет еще не созревший урожай, или срежет незрелую виноградную лозу, он подлежит Аквилиеву закону; но если они уже созрели, то Аквилиев закон не применяется, ибо тут не было причинено никакого противоправного ущерба, хотя ты и потерпел ущерб, который причинили тебе подобного рода действия; ведь сорвали спелые плоды; если только тот человек, собрав урожай, не убежал, захватив его с собой, - тогда применяется иск о воровстве. Октавен добавляет по поводу случая с лозами, что иск предъявляется, если только их не подобрали с земли.
9.2.27.26. Он же пишет, что если в лесу срубили негодные к рубке деревья, но есть незрелые, то применяется закон Аквилия, если же зрелые, то предъявляется иск о воровстве против того, кто тайно срубает в лесу деревья.
9.2.27.27. Но если ты ободрал ивняк таким образом, что не повредил стволов, то Аквилиев закон не применяется.
9.2.27.28. И если кто-то кастрировал (твоего раба) мальчика и тем сделал его дороже, то, как говорит Вивиан, Аквилиев закон не применяется, но взамен нужно предъявить иск об оскорблении или возбудить дело о возмещении в учетверенном размере противоправного ущерба на основании эдикта эдилов.
9.2.27.29. Если ты передал мастеру чашу тонкой работы, чтобы он ее переделал, мастер будет подлежать иску о противоправном ущербе, если он разбил ее по неопытности, но если это произошло не из-за его неопытности, а потому, что чаша была надтреснута, он может быть оправдан; поэтому в большинстве случаев мастера имеют обыкновение, когда вещи такого рода попадают им в руки, заключать договор, чтобы работа не выполнялась за их страх и риск, что исключает для них ответственность как по договору о выполнении работы, так и по закону Аквилия.
9.2.27.30. Если муж дал жене в пользование несверленый жемчуг, а она просверлит его вопреки желанию мужа или без его ведома, чтобы нанизать жемчуг на нитку, то она подлежит закону Аквилия, разошлись они или еще состоят в браке.
9.2.27.31. Если кто-то взломал или сломал двери принадлежащего мне здания или разрушил само здание, он подлежит закону Аквилия.
9.2.27.32. Если кто-нибудь разрушит мой водопровод, хотя бы он был сделан из моего собственного материала, поскольку земля, через которую он проведен, не моя, ^пучше применить тут иск по аналогии5"23.
9.2.27.9.2.27.33. Если с телеги упадет камень и что-нибудь разрушит или сломает, то возница подлежит закону Аквилия в случае, если камни упали оттого, что он их плохо уложил.
9.2.27.34. Если ты взял в аренду раба, чтобы он правил твоим мулом и поручил ему мула, а он привязал животное к своему большому пальцу ремнем, а мул так рванулся, что оторвал человеку палец и упал сам, то, как пишет Мела, если вместо опытного раба тебе дали неопытного, то ты можешь возбудить иск против хозяина на основании нарушения контракта, ибо твой мул ушибся и покалечился; но если мул был возбужден, так как его ударили или испугали, тогда владелец его, то есть мула, и владелец раба могут предъявить иск по закону Аквилия против того, кто испугал мула. Мне также представляется, что и в том случае, когда иск возбужден на основании договора, применяется закон Аквилия.
9.2.27.35. Если ты нанял кого-то, чтобы залатать чан с вином, а он его пробил и вино вылилось, то, как пишет Лабеон, тут имеет место иск по факту содеянного.
9.2.28. Павел в 10-й книге «Комментариев к Сабину». Если кто-нибудь выроет яму для ловли оленей и медведей на дороге и если какая-то вещь упадет туда и повредится, он подлежит Аквилиеву закону; но если он выроет яму в другом месте, где обычно и роют такие ямы, он не подлежит Аквилиеву закону.
9.2.28.1. Но такой иск должен быть предъявлен только совершенно обоснованно, то есть если об этом не было предупреждения и истец не знал об опасности и не мог ее предвидеть; также могут рассматриваться и многие подобные случаи, в которых истец проигрывает процесс, потому что он мог избежать опасности.
9.2.29. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту» Таким же образом будет, если ты, например, поставишь капканы в такое место, где не имеешь право их ставить, и скот соседа попадет в эти капканы.
9.2.29.1. Если ты без всякого на то права разрушишь мой навес, который находится над твоим домом, то, как пишет Прокул, я могу предъявить тебе иск о противоправном ущербе; ты должен был предъявить мне иск, если я не имел права делать этот навес, но, когда ты разрушил мой навес, я претерпел убыток, не равный твоему. Иначе обстоит дело в случае, предусмотренном рескриптом императора Севера, который разрешает тому, через чей дом провели акведук, разрушить его (иначе, чем в соответствии с сервитутом) на основании своего права; и это справедливо, ибо между этими случаями существует разница: один действовал в своем доме, другой в чужом.
9.2.29.2. Если твой корабль, столкнувшись с моей лодкой, причинил мне ущерб, то спрашивается, какой иск мне принадлежит. И Прокул говорит, что если во власти моряков было предупредить это и столкновение произошло по их вине, то следует предъявить иск во Аквилиеву закону против моряков, потому что не имеет особого значения, что направляя судно и держа руль судна, ты как бы собственной рукой нанес себе ущерб, так как в любом случае тебе нанесен ущерб. Но если лопнул канат или корабль навалился, не будучи управляемым, то нельзя предъявить иска к собственнику.
9.2.29.3. Лабеон также пишет, что не следует предоставлять никакого иска, если гонимый бурей корабль наскочил на канаты якорей другого и матросы обрубили канаты, поскольку нельзя было выбраться никаким другим образом, как обрубив канаты. То же говорят Лабеон и Прокул о сетях рыбаков, куда попал рыбачий корабль. Если это случилось по вине моряков, то в силу вступает закон Аквилия. Но тогда, как они полагают, речь идет о противоправном ущербе, касающемся сетей, но не рыбы, которая (из-за порчи сетей) не была поймана: ведь неизвестно, поймали бы ее или нет. То же следует сказать и об охотниках и о птицеловах.
9.2.29.4. Если корабль разобьет встречный корабль, то, как говорит Алфен, иск о противоправном ущербе должен быть предъявлен хозяину корабля или его капитану; но если корабль был во власти стихии и бороться с ней было невозможно, то никакого иска против хозяина не будет; если же крушение произошло по вине моряков, думаю, что действует закон Аквилия.
9.2.29.5. Если кто-то обрубит канат, которым привязан был корабль, то возбуждается иск по факту содеянного по поводу погибшего корабля.
9.2.29.6. Этот же иск на основании этой главы закона Аквилия надлежит применять против людей, покалечивших животных, которые не являются скотом, как, например, собаки; но то же надо сказать и о кабанах, львах и других диких зверях и птицах.
9.2.29.7. К муниципальным магистратам, причинившим противоправно ущерб, может быть предъявлен иск по Аквилиеву закону. Ибо если кто-либо взял скот в качестве залога и уморил его голодом, не допуская, чтобы ты приносил пищу, то должна быть дан иск по факту содеянного. Также если (магистрат) считал, что он берет залог по закону, а (на самом деле) взял его не по закону и возвратил вещи испорченными и поврежденными, то, как указывают, имеет применение Аквилиев закон; это же следует сказать, если он взял в залог и по закону. Однако если магистрат употребил насилие против сопротивляющегося, то он не отвечает по Аквилиеву закону; если он взял в виде залога раба и тот повесился, то не дается никакого иска.
9.2.29.8. Хотя слова «являлось в течение ближайших 30 дней стоимостью» не указывают «высшей» (стоимостью), но установлено, что их надо понимать в этом смысле.
9.2.30. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Кто убьет чужого раба, застигнутого при прелюбодеянии, тот не отвечает по этому закону.
9.2.30.1. Если раб, данный в залог, убит, должнику позволено предъявить иск. Но возникает вопрос: должен ли иск по аналогии быть предоставлен кредитору, ибо он мог быть заинтересован в убийстве, поскольку должник не был платежеспособен или потому, что он потерял свое право на иск за давностью времени? Однако несправедливо, чтобы ответчик нес ответственность по отношению и к хозяину, и к кредитору, если только не считать, что в этом деле должник не потерпел никакого противоправного ущерба; ведь он извлекает выгоду из суммы своего долга и все, что возвращено сверх долга, может быть взыскано с ответчика; или, возможно, с самого начала должнику должен быть позволен иск, потому что убытки превысили долг. И также в тех случаях, когда иск предоставлен кредитору из-за бедности его должника или из-за того, что он потерял свое право на иск, то у кредитора будет право на иск по закону Аквилия на сумму до размера долга, так чтобы это принесло выгоду должнику, но иск по закону Аквилия открыт для должника в отношении любой суммы, превышающей размеры долга.
9.2.30.2. Если кто-нибудь использует чужое вино или зерно, то представляется, что против него возбуждается не иск о противоправном ущербе, а иск по аналогии.
9.2.30.3. По иску, основанному на этой главе (Аквилиева закона), наказываются умысел и грубая небрежность25. Поэтому если кто-либо поджег свое жнивье или кустарник, чтобы их сжечь, и распространившийся огонь повредил посев или виноградник другого лица, то надо выяснить, случилось ли это по его неопытности или вследствие неосторожности. Ибо если он сделал это в ветреный день, то на его стороне имеется вина, ибо тот, кто создал причину, рассматривается как причинивший ущерб; такое же обвинение предъявляется к тому, кто не наблюдал за тем, чтобы огонь не распространился слишком далеко. Но если лицо соблюдало все, что нужно, или если огонь распространился дальше вследствие внезапно налетевшего ветра, то вина отсутствует.
9.2.30.4. Если (раб) был ранен не смертельно, но погиб вследствие небрежности, то иск предъявляется по поводу ранения, а не по поводу смерти.
9.2.31. Он же в 10-й книге «Комментариев к Сабину». Если садовник26 уронит с дерева сук или работающий на подмостках убьет проходящего человека (уронив что-либо), то он отвечает, если уронит в общественное место27, не крикнув предварительно, чтобы проходящий мог избегнуть несчастного случая. Но Муций говорит даже, что если это случилось в частном месте, то можно предъявить иск на основании вины: вина имеется тогда, когда не было предусмотрено то, что могло быть предусмотрено заботливым человеком, или когда что-либо было объявлено лишь тогда, когда уже нельзя было избегнуть опасности. Сообразно с этим не имеет большого значения, было ли это сделано на общественной или на частной дороге, так как в большинстве случаев дорога идет через частные участки. Если же не было никакой дороги, то он должен отвечать лишь за умысел, чтобы он (причинивший вред) не бросал в проходящего, которого видел. Ответственность за вину не возлагается на него, так как он не мог догадываться, что кто-нибудь пойдет по этому месту.
9.2.32. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Возникает вопрос: нужно ли в иске о противоправном ущербе применять практику проконсула в случае, если воровство совершено семейством рабов (то есть наказание не должно применяться к каждому по отдельности, но достаточно, если будет уплачено как за воровство, совершенное одним свободным человеком)? Кажется, здесь надо соблюдать то же правило, и это очень справедливо; ибо в случае иска о воровстве действует следующее соображение: что господин не должен лишиться всего семейства из-за одного деликта, - и это же соображение действует и в иске о противоправном ущербе, убытки следует определять так же, особенно учитывая, что эта форма деликта часто менее серьезна, как, например, когда ущерб причинен по причине неведения, а не по злому умыслу.
9.2.32.1. Если тот же человек ранил, а затем позднее убил того же раба, он будет нести ответственность и за ранение, и за убийство; потому что здесь налицо два деликта. Дело обстоит иначе, если убийство произошло из-за многих ударов, нанесенных в одном нападении; потому что тогда налицо лишь один иск за убийство.
9.2.33. Павел во 2-й книге «Комментариев к Плавцию». Если ты убил моего раба, то я не думаю, что следует оценивать привязанность28; так же как если кто-либо убьет твоего естественного сына, которого ты хотел бы купить за большую цену, то (подлежит уплате) столько, сколько он стоит для всех. Секст Педий говорит, что цены вещей определяются общим образом, а не в зависимости от привязанности или от их полезности для отдельных лиц. Поэтому тот, кто владеет естественным сыном, тем самым не будет более богат, потому что он выкупил бы его за огромную цену, если бы им владел чужой, а равным образом и тот, кто владеет чужим сыном, не будет иметь стольких богатств, какие мог бы получить, продав его отцу. Ведь по закону Аквилия мы ищем возмещения размера причиненного убытка, и мы должны говорить скорее о том, что человек потерял, чем о том, что мы могли бы приобрести или что мы обязаны были бы выплатить.
9.2.33.1. В случае причинения ущерба, который не подпадает под закон Аквилия, применяется иск по факту содеянного.
9.2.34. Марцелл в 21-й книге «Дигест». Стих завещан Тицию и Сею; Сей еще размышлял, Тиций же объявил его своим легатом, между тем Стих был убит. Затем Сей отказался от легата. Тогда Тиций может возбудить дело, как если бы у него одного был легат,
9.2.35. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту», поскольку, по-видимому, его собственность возросла для него по отношению к прошлому.
9.2.36. Марцелл в 21-й книге «Дигест». Ведь как в случае, если легатарий отказался от легата, иск принадлежит наследнику, как если бы легата вообще не было, так и здесь иск принадлежит Тицию, как если бы у него одного был легат.
9.2.36.1. Если господин повелел, чтобы раб, которого смертельно ранил Тиций, был свободным и его наследником, и после этого у него появился наследник Мевий, Мевий не будет иметь иска с Тицием по закону Аквилия, ибо, согласно мнению Сабина, иск не переходит к наследнику и не может предъявиться после смерти. Ведь было бы действительно нелепо, если бы наследник возбудил дело об ущербе за того, чьим наследником он является. Но если господин повелел, чтобы освобожденный раб был одним из наследников, его сонаследник может предъявить иск по закону Аквилия о его убийстве.
9.2.37. Яволен в 14-й книге «Из Кассия». Если свободный человек по приказу другого лица своей рукой совершил противоправное действие, то иск по Аквилиеву закону направляется против того, кто отдал приказание, если только он имел право приказывать; если же не имел, то следует предъявить иск к тому, кто совершил действие.
9.2.37.1. Если четвероногое, которое причинило ущерб и по поводу которого предъявлен иск о нанесении вреда четвероногим животным его хозяину, было убито каким-то третьим лицом и против убившего предъявлен иск по закону Аквилия, ущерб оценивается не по стоимости тела четвероногого, но в свете ответственности в этом деле по иску о нанесении вреда четвероногим животным; и соответственно убийца вместо компенсации убытков скорее будет присужден на основании закона Аквилия уплатить ту сумму, какую мог бы получить хозяин, чтобы совершить ноксальную выдачу.
9.2.38. Он же в 9-й книге «Посланий». Если мой раб, которого ты честно купил, будет ранен кем-нибудь из твоих рабов в то время, когда он служил тебе, то все согласны, что у нас с тобой будет тяжба по Аквилиеву закону.
9.2.39. Помпоний в 17-й книге «Комментариев к Квинту Муцию». Квинт Муций пишет: кобыла паслась на чужом участке, и когда ее выгоняли, то она выкинула; спрашивается: может ли ее собственник предъявить иск по Аквилиеву закону к тому, кто выгнал кобылу, так как кобыла при выкидыше получила повреждение? (Ответил): можно предъявить иск, если (выгнавший) ударил (кобылу) или сознательно действовал слишком жестоко.
9.2.39.1. Хотя бы кто-либо застал чужой скот на своем поле, он должен, для того чтобы выгнать этот скот, применить лишь те меры, какие он применил бы, если бы застал свой скот; если в связи с этим он потерпел ущерб, то он может осуществить принадлежащий ему иск. Таким образом, если кто-либо застал чужой скот на своем участке, то он по праву не может его запереть и, как мы сказали, не должен обращаться с этим скотом иначе, чем со своим скотом; но должен или выгнать скот без вреда для него, или потребовать от собственника, чтобы тот взял свой скот.
9.2.40. Павел в 3-й книге «Комментариев к эдикту». Если я заявляю, что у меня уничтожили мою собственноручную расписку, где под текстом условия была указана сумма денег, которую мне должны при определенном условии, и я способен подтвердить это свидетельством тех, кто мог даже отсутствовать в момент выполнения условия, то я должен выиграть дело по закону Аквилия, если смогу убедить судью в справедливости моих слов; но это возможно только после того, как условие, связанное с долгом, будет выполнено, если же этого не будет, суд не будет иметь никакой силы.
9.2.41. Ульпиан в 41-й книге «Комментариев к Сабину». Посмотрим, может ли быть предъявлен иск о возмещении противоправно причиненного ущерба, если кто-либо уничтожит завещание. Мар-целл в 5-й книге дигест выражает сомнение и отрицает возможность иска: ибо каким образом, говорит он, может быть произведена оценка? Я заметил по поводу этого высказывания, что оно верно в отношении завещателя, так как не может быть оценен его интерес (в сохранении завещания), но иначе обстоит дело для наследника или легатариев, для которых завещания являются почти долговой распиской. Там же Марцелл пишет, что в случае уничтожения расписки может быть предъявлен иск по Аквилиеву закону; но если кто-либо уничтожил данное ему на хранение завещание или прочитал его в присутствии нескольких лиц, то правильнее предъявить иск по факту содеянного и иск об обиде, если он огласил тайны распоряжения с целью причинить обиду.
9.2.41.1. Как правильно замечает Помпоний, иногда случается, что уничтожение завещания не влечет ответственности за воровство, но влечет лишь ответственность за противоправное причинение вреда; например, если он уничтожил завещание не с намерением совершить воровство, но только с намерением причинить ущерб: ибо он не отвечает (в этом случае) за воровство, так как воровство требует наряду с действием и намерения вора (воровского умысла).
9.2.42. Юлиан в 48-й книге «Дигест». Тот, кто изменил данные ему на хранение таблички <или документы по какому-либо делу>34 так, что их нельзя прочесть, подлежит иску о вещах, данных на хранение, и иску о предъявлении, так как он вернул вещь испорченной. Иск по закону Аквилия имеет те же основания: ведь правильно говорят, что испортил таблички тот, кто их подделал.
9.2.43. Помпоний в 19-й книге «Комментариев к Сабину». Ты имеешь право на иск по Аквилиеву закону, если перед тем, как ты получил наследство, но после смерти того, кому ты наследуешь, наследству был причинен ущерб; ведь закон Аквилия называет хозяином не только того, у кого было (имущество), когда ущерб был причинен' в последнем случае право иска не могло бы переходить от предыдущего (хозяина) к наследнику и ты не мог бы, вернувшись домой, предъявить иск на основании того, что происходило с твоим имуществом, пока ты был военнопленным. Право иска не может без большого обмана перейти к детям, родившимся после смерти отца, которые являются наследниками родителей. То же мы скажем и о деревьях, которые были тайно срублены в это же время. Я полагаю, что то же самое можно сказать и о специальных исках об ущербе, причиненном силой или тайно, если только лицо, причинившее ущерб, сделало это после запрещения или если стало ясно, что оно должно было знать от тех, кому принадлежит наследство, что это будет ему запрещено.
9.2.44. Ульпиан в 42-й книге «Комментариев к Сабину». Аквилиев закон охватывает и легчайшую вину.
9.2.44.1. Поскольку раб ранил или убил (раба другого господина) с ведома своего господина, то господин несомненно отвечает по Аквилиеву закону.
9.2.45. Павел в 10-й книге «Комментариев к Сабину». «Знание» мы разумеем здесь" в смысле допущения, и отвечает тот, кто мог воспретить, но не сделал этого.
9.2.45.1. По закону Аквилия можно судиться, даже если раненый раб выздоровеет.
9.2.45.2. Если ты убьешь моего раба, считая его свободным человеком, то ты отвечаешь по закону Аквилия.
9.2.45.3. Если два раба прыгали над горящей соломой, столкнулись и оба упали и один из них сгорел в пламени, то никакого иска не будет, если неизвестно, кто кого свалил.
9.2.45.4. Те, кто не мог иначе защитить себя и причинил какой-либо ущерб, освобождаются от ответственности: ибо все законы и все права разрешают защищаться от силы силой. Но если, защищая себя, я брошу камень в противника, но попаду не в него, а в проходящего мимо, то отвечаю по Аквилиеву закону; ибо только того, кто осуществляет насилие, можно ударить, и лишь тогда, когда это сделано в целях защиты, а не мщения.
9.2.45.5. Кто сломал хорошую стену, отвечает перед ее хозяином за причинение противоправного ущерба.
9.2.46. Ульпиан в 50-й книге «Комментариев к Сабину». Если был предъявлен иск по закону Аквилия по поводу ранения раба, а потом он умер от раны, то нельзя возбудить новый иск по закону Аквилия.
9.2.47. Юлиан в 86-й книге «Дигест». Если ущерб был оценен в первом иске и после этого, когда раб умер, хозяин начинает судебный процесс об убийстве, ему будет мешать эксцепция о злом умысле, так как за оба иска он должен получить больше, чем получил бы, если бы вначале предъявил иск об убийстве.
9.2.48. Павел в 39-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб причинил ущерб имуществу, входящему в состав наследства, до того, как наследник вступил в свои права, и затем снова причинил ущерб тому же имуществу, уже став свободным, то (бывший раб) отвечает по обоим искам, ибо эти иски возникли при разных обстоятельствах.
9.2.49. Ульпиан в 9-й книге «Обсуждений». Если кто прогоняет чужих пчел дымом или даже убьет их, по-видимому, он явился скорее причиной смерти, чем действительным убийцей, а потому подлежит иску по факту содеянного.
9.2.49.1. Указание, что по Аквилиеву закону преследуется ущерб, причиненный противоправно, нужно понимать в том смысле, что ущерб не мог быть причинен без его связи с противоправностью, то есть действие было совершено не под влиянием безусловной необходимости38, как Цельс писал о том, кто разобрал здание соседа, чтобы не допустить пожара к себе; ибо здесь, пишет Цельс, не применяется иск по Аквилиеву закону; он разобрал здание соседей, руководствуясь основательным страхом, как бы огонь не дошел до него; он (Цельс) считает, что иск по Аквилиеву закону отсутствует вне зависимости от того, дошел ли огонь или погас ранее.
9.2.50. Он же в 6-й книге «Мнений». Если кто разрушил чужой дом против воли собственника и на этом месте выстроил бани, то, кроме (применения) естественного права, что находящееся на поверхности земли принадлежит собственнику земли39, указанное лицо подвергается (ответственности) по иску о причинении им ущерба.
9.2.51. Юлиан в 86-й книге «Дигест». Раб, раненный так тяжело, что было ясно, что он умрет, был назначен наследником, и после этого кто-то другой его ударил и он умер. Я спрашиваю: кто из двоих будет отвечать по закону Аквилия за убийство? Ответ таков: по общему мнению, убийцей считается тот, кто каким бы то ни было образом был причиной смерти, но закон Аквилия применяется только к тому, кто совершил насилие и как бы причинил смерть своей рукой; ясно, что тут все зависит от интерпретации слова caedes и caedere. Поэтому считается, что закону Аквилия подлежат не только те, кто нанес такую рану, что человек тотчас же лишился жизни, но также те, кто нанес рану, которая явно является смертельной. Итак, если кто-то нанесет рабу смертельную рану и этого же раба через какой-то промежуток времени другой ранит так, что тот умрет еще скорее, чем умер бы от первой раны, то пусть будет постановлено, что обоих нужно привлечь по Аквилиеву закону.
9.2.51.1. Это соответствует авторитету древних, которые, когда один и тот же раб получал раны от нескольких лиц, так что было неясно, от чьего же удара он погиб, приказывали привлечь по Аквилиеву закону их всех.
9.2.51.2. Но пеня не будет оцениваться для всех одинаково: тот, кто ранил раба первым, выплачивает (сумму, равную) наибольшей стоимости раба за предыдущий год, причем 365 дней отсчитываются со дня ранения; второй должен уплатить (сумму, равную) наивысшей стоимости раба, причем год отсчитывается с момента смерти; в стоимость включается и цена наследства. Следовательно, за одного и того же раба один заплатит больше, другой - меньше; и это неудивительно: ведь полагают, что каждый убил его при разных обстоятельствах и в разное время. Но если кто-нибудь подумает, что мы пришли к абсурдному заключению, пусть он подумает, насколько более абсурдным было бы считать, что никто не должен отвечать по закону Аквилия или что кто-то один является более виновным, чем другой; ведь невозможно, чтобы преступление оставалось безнаказанным, и нелегко решить, кто более виновен - один или другой, бесчисленными фактами может быть доказано, что многое в цивильном праве принято для общей пользы вопреки строгому рассуждению; мне довольно привести один случай. Если несколько лиц унесли в целях воровства чужое бревно, которое не мог унести ни один из них в отдельности, то считается, что все они отвечают по иску о воровстве, хотя с точки зрения строгого рассуждения можно сказать, что ни один из них не отвечает, так как в действительности никто из них это бревно не унес.
9.2.52. Алфен во 2-й книге «Дигест». Если раб умер от ударов, причем ни из-за невежества врача, ни из-за небрежности господина, безусловно может быть возбуждено дело о противоправном убийстве.
9.2.52.1. Лавочник ночью поставил на камень светильник; некто, проходя мимо, взял его; лавочник погнался за ним, требуя светильник и задерживая убегающего; тот, чтобы его отпустили, начал бить лавочника плетью, которую держал в руках, а на ней был шип. Произошла большая драка, и лавочник выбил глаз у того, кто взял светильник. Лавочник спросил, причинил ли он противоправный ущерб, раз его первым ударили плетью. Я ответил, что если только он не выбил глаз умышленно, то, по-видимому, он не совершил противоправного поступка, и вина лежала бы на том, кто первый ударил плетью. Но если бы его не ударили, а он сам начал драку, пытаясь вырвать светильник, то, по-видимому, лавочник был бы виновным в потере глаза.
9.2.52.2. В Капитолийском переулке мулы тащили две груженые повозки; погонщики мулов первой повозки поддерживали ее за передок, чтобы мулам было легче везти, но внезапно повозка покатилась назад. Тогда погонщики, оказавшиеся между двумя повозками, выбежали из тесноты, а вторая повозка, которую толкнула первая, покатилась назад и раздавила чьего-то мальчика. Хозяин мальчика спросил, кому он должен предъявить иск. Я ответил, что все зависит от обстоятельств дела. Если погонщики, которые поддерживали первую повозку, выскочили с умыслом и это явилось причиной того, что мулы не смогли удержать повозку и она покатилась под действием своей тяжести, то не может быть никакого иска к владельцу мулов, а к людям, которые поддерживали передок повозки, может быть применен закон Акви-лия. Ведь считается причинившим ущерб тот, кто что-то поднял, с умыслом бросил и кого-то ударил. Так же, если кто-то упустил бы осленка, которого погонял, равным образом, если бы кто-то выпустил из рук дротик или что-то другое, он причинил бы противоправный ущерб. Но если все произошло потому, что мулы очень перепугались и испуганные погонщики бросили повозку, чтобы не быть раздавленными, людям этим не может быть предъявлен иск; он должен быть предъявлен хозяину мулов. Но если не виноваты ни мулы, ни погонщики, но мулы не были в состоянии нести тяжесть, споткнулись и упали и потому повозка поехала назад и те, кто поддерживали передок, не смогли ее удержать, то ни с хозяином мулов, ни с погонщиками не может быть никакого иска. Но очевидно, что как бы ни обстояло дело, хозяину второй повозки не может быть предъявлено никакого иска, так как он поехал вниз не по собственной воле, а потому, что его толкнули.
9.2.52.3. Некто продал быков на пробу; но пока их испытывали, один из быков ударил рогом раба покупателя. Меня спросили: виновен ли продавец перед покупателем в ущербе? Я ответил: если быки были уже проданы, то никакого иска не может быть; но если они еще не были проданы, то, если это произошло по вине того человека, которого боднул бык, дела быть не должно, если же из-за порока быка, - должно быть.
9.2.52.4. Несколько человек играли в мяч, кто-то из них толкнул раба, который пытался схватить мяч, раб упал и сломал себе голень. Меня спросили, может ли хозяин раба предъявить иск тому, кто толкнул раба? Я ответил: нет, не может, так как это случилось, по-видимому, нечаянно, а не по чьей-то вине.
9.2.53. Нераций в 1-й книге «Пергаментов». Ты загнал чужих быков в узкое место и в результате они упали в пропасть: против тебя должен быть возбужден иск по факту содеянного на основании закона Аквилия.
9.2.54. Папиниан в 37-й книге «Вопросов». Иск по закону Аквилия применим к должнику, когда лицо, которому животное было обещано по контракту, ранило это животное до того, как срок контракта истек; то же самое можно сказать, если он убил животное. Но если тот, кому дано обещание, убил животное, когда должник не выполнил своего обещания, даже если должник мог быть освобожден от него, закон Аквилия неприменим к этому случаю: ведь кредитор, по-видимому, совершил противоправность скорее по отношению к себе, чем к другому.
9.2.55. Павел в 22-й книге «Вопросов». Я обещал Тицию (рабов), Стиха или Памфила, причем Стих оценен в 10 тысяч, а Памфил - в 20 тысяч; стипулятор Тиций убил Стиха до того, как истек срок договора. Меня спросили об иске по закону Аквилия. Я ответил: так как установлено, что он убил более дешевого из них, то кредитор в этом случае ничем не отличается от постороннего лица. Какова же оценка ущерба: 10 тысяч, то есть цена убитого, или другая сумма, которую мне теперь следует передать, - то есть во сколько оценивать мой интерес? И что мы должны сказать, если Памфил умрет до окончания срока договора? Будет ли цена Стиха меньше, ибо должник освобожден от своего обязательства? Достаточно сказать, что он стоил больше, когда он был убит или в течение года. По этому соображению, даже если бы он был убит в пределах года от смерти Памфила, он, по-видимому, будет считаться дороже.
9.2.56. Он же во 2-й книге «Сентенций». Если женщина причиняет убыток собственности мужа, то она отвечает по закону Аквилия.
9.2.57. Яволен в 6-й книге «Из посмертно изданных книг Лабеона». Я одолжил тебе лошадь в пользование; когда ты ездил на ней и одновременно ездили (на своих лошадях) и многие другие, то один из них наскочил на твою лошадь, сбросил тебя и при. этом были сломаны ноги лошади. Лабеон отрицает, что к тебе может быть предъявлен какой-либо иск, но если это произошло по вине (другого) всадника, то (иск может быть предъявлен) к этому всаднику, но, конечно, нельзя предъявить иска к собственнику лошади (которая наскочила). Я считаю это верным.

Титул III. О тех, которые вылили или выбросили

9.3.1. Ульпиан в 23-й книге «Комментариев к эдикту». О тех, которые вылили или выбросили, претор говорит: «Против того, кто обитает в доме, из которого что-либо вылито или выброшено в то место, по которому обычно ходят люди или в котором они обычно находятся, я дам иск в двойном размере причиненного ущерба. Если утверждают, что от этого удара погиб свободный человек, то я дам иск о 50 золотых. Если он остался жив и будут утверждать, что ему причинено повреждение, то я дам иск на сумму, на которую судье будет казаться справедливым осудить того, к кому предъявлен иск. Если утверждают, что совершил (причинил ущерб) раб без ведома господина, то к нему прибавлю: или выдать его».
9.3.1.1. Никто не отрицает, что претор издал этот эдикт с величайшей пользой: общественно полезно, чтобы люди ходили по улицам без страха и опасности.
9.3.1.2. Имеет малое значение, является ли место общественным или частным, лишь бы по нему шел установленный путь, поскольку эдикт заботится об идущих по улице, а не об общественных дорогах: ибо те места, по которым обычно ходят люди, должны пользоваться одинаковой безопасностью. Но если люди уже не ходят по этой дороге и что-нибудь было туда выброшено или вылито, когда это место было еще закрыто, причем потом по нему снова стали ходить, тут эдикт не должен использоваться.
9.3.1.3. То, что свалилось, когда это подвешивали, считается выброшенным, но и то, что, будучи подвешенным, свалилось, считается выброшенным. Поэтому если что-либо висящее пролилось, хотя бы никто не выливал, то, как утверждают, эдикт применяется.
9.3.1.4. Этот иск по факту содеянного дается против того, кто живет в доме, когда что-либо выброшено или вылито, а не против собственника здания: ибо вина имеется на его стороне.
9.3.1.5. Если погиб свободный человек, то не производится двойной оценки, так как не может быть произведено оценки тела свободного человека, но присуждается 50 золотых.
9.3.1.6. Слова «если он остался жив и будут утверждать, что ему причинено повреждение» не относятся к ущербу, который причинен вещам свободного человека, например если разорвано или повреждено его платье или что-либо другое, но к тому ущербу, который причинен его телу.
9.3.1.7. Если подвластный сын семейства снял верхний этаж и оттуда что-нибудь выбросили или вылили, то не будет иска против отца семейства о пекулии, так как претензия не может возникнуть из контракта по найму: иск направлен против самого сына.
9.3.1.8. Если обитателем является раб, будет ли дозволен ноксальный иск, ибо он не возникает из данного случая? Или иск о пекулии, ибо он не возникает из рабского деликта? Ведь нельзя говорить о вреде со стороны раба, ведь раб ничем не вредил. Но, со своей стороны, я не думаю, что не следует оставлять раба безнаказанным, но он должен быть наказан по судебной экстраординарной юрисдикции.
9.3.1.9. Мы говорим «обитает» про того, кто живет в своем (доме), или в снятом внаймы, или в предоставленном ему безвозмездно. Гость, конечно, не несет ответственности, так как он не обитает, но лишь временно гостит; несет же ответственность тот, кто дал приют, ибо имеется большая разница между обитающим и гостем, как между имеющим местожительство и путешествующим.
9.3.1.10. Если несколько лиц обитают в верхнем этаже, откуда было выброшено, то иск дается против любого из них,
9.3.2. Гай в 23-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». если невозможно узнать, кто выбросил или вылил.
9.3.3. Ульпиан в 23-й книге «Комментариев к эдикту», и в полном объеме (к каждому); но если иск предъявлен к одному, то прочие освобождаются
9.3.4. Павел в 19-й книге «Комментариев к эдикту», в момент получения удовлетворения, а не в момент судебного засвидетельствования спора; тому, кто уплатил, (прочие) должны возместить часть (возмещенного им) вреда на основании иска о товариществе.
9.3.5. Ульпиан в 23-й книге «Комментариев к эдикту». Если же несколько лиц обитают в верхнем этаже, разделив между собой помещение, то иск предъявляется лишь к тому, кто проживает в той части, откуда вылито.
9.3.5.1. Если кто-либо предоставляет бесплатное проживание вольноотпущенникам или клиентам, своим или своей жены, то, как говорит Требаций, он сам отвечает от их имени; и это справедливо. То же самое нужно сказать, если кто-либо даст друзьям небольшие домики. Ведь если кто-то занимает большую часть верхнего этажа, хотя бы он и сдавал комнаты внаем, он один подлежит иску. Но если кто-то, сдав внаем, оставил за собой маленькую часть, а остальное раздал нескольким лицам, то все они будут ответственны, как обитатели верхнего этажа, если оттуда что-то выбросят или выльют.
9.3.5.2. Иногда, однако, при условии, что это можно сделать без несправедливости по отношению к истцу, претор по справедливости должен возбудить иск против лица, из спальни или экседры которого было что-то выброшено, даже если в той же спальне проживают много людей. Но если что-то выбросят из середины верхнего этажа (доходного дома), вернее всего, что ответственны все.
9.3.5.3. Если хранитель хлебных амбаров или наниматель винного погреба или места, где проводятся какие-то работы или учения, что-то выбросит или выльет, имеет место иск по факту содеянного, даже если выбросил или вылил кто-то из его рабочих или учеников.
9.3.5.4. Если кто-то обвинен на основании иска по закону Аквилия в том, что его гость или кто-то еще выбросил что-то с верхнего этажа, по мнению Лабеона, справедливо, что ему должно быть позволено предъявить иск по факту содеянного против того, кто бросил (реально); и это правильно. Ясно, что, если он сдает комнату тому, кто бросал, у него также есть иск по контракту.
9.3.5.5. Этот иск, касающийся выброшенного и вылитого, вечен и применим к наследнику истца, но неприменим к наследнику ответчика. Но иск, который относится к тому случаю, когда убит свободный человек, действителен в течение года и не может быть применен к наследнику, а также к подобным наследнику персонам: ведь это штрафной и популяторный иск хотя мы знаем, что если многие желают предъявить этот иск, преимущество должно быть дано тому, у кого особый интерес или кто ближе всего к умершему по крови или по женитьбе. Но если вред причинен свободному человеку, для него самого иск будет вечен, а если кто-то другой пожелает предъявить иск, то для него срок год; также иск недоступен для наследников в силу наследственного права: ибо если ущерб нанесен телу свободного, никакие претензии не должны переходить к преемнику по наследственному праву, ибо это не касается ущерба в денежных вопросах и основывается на добре и справедливости.
9.3.5.6. Претор говорит: «На навесе, выступающем над местом, по которому обычно ходят люди или в котором они обычно находятся, никто не должен помещать что-либо, падение чего может причинить кому-либо ущерб. Кто поступит вопреки этому, против того я дам иск по факту содеянного в размере 10 солидов. Если указывают, что совершил раб без ведома господина, я прикажу дать то же или выдать раба».
9.3.5.7. Этот эдикт является частью предыдущего; последовательно, чтобы претор предусмотрел и этот случай, дабы не было причиняемо вреда путем связанного с опасностью (для других) помещения чего-либо на эти части здания.
9.3.5.8. Претор говорит: «Никто не должен помещать что-либо на навес». Слово «никто» относится ко всем, как к съемщикам, так и к собственникам строений, вне зависимости от того, живут ли они (в этом доме) или нет, если они поместили что-либо в этом месте.
9.3.5.9. «То, что находится над местом, где проходит и где собирается народ, считается помещенным». Мы должны отнести слово «помещенное» к жилищу, к сдающемуся помещению, к складу или любому другому зданию.
9.3.5.10. Правильно рассматривается как поместивший что-либо и тот, который сам не поместил, но оставил то, что помещено другим; поэтому если поместил что-либо раб, а господин оставил помещенное, то господин отвечает не по ноксальному иску, но за свое действие.
9.3.5.11. Претор говорит: «падение чего может причинить ущерб». Из этих слов выявляется, что (речь идет) не обо всем, что помещено, но о том, что помещено таким образом, что может причинить ущерб. Мы не ожидаем, чтобы ущерб был причинен, но эдикт подлежит применению, если вообще ущерб мог быть причинен. Подвергается взысканию тот, кто поместил, вне зависимости от того, причинило ли ущерб то, что помещено, или не причинило.
9.3.5.12. Если то, что было помещено, падает и причиняет ущерб, то иск возбуждается против того, кто поместил, а не против того, кто живет, как будто этот иск недостаточен, так как представляется, что поместивший это не тот, кто владел помещенным, будучи хозяином дома или его обитателем. Так, когда художник выставил на навесе картину или щит и тот упал и причинил ущерб прохожему, как говорит Сервий, следует предъявить иск, составленный по примеру этого иска; он говорит, что, очевидно, этот иск здесь не годится, так как картина не была положена на кровельный навес. Он говорит, что то же правило действительно в случае, если упадет и причинит ущерб амфора, подвешенная в сетке, так как здесь недействителен законный и преторский иск.
9.3.5.13. Этот иск также открыт для любого, и наследника <и подобных ему>, но к наследникам ответчика неприменим, так как это штрафной иск.
9.3.6. Павел в 19-й книге «Комментариев к эдикту». Этот эдикт касается не только городов и сел, но и дорог, по которым ходят люди.
9.3.6.1. Лабеон говорит, что этот эдикт применяется, если выброшено днем, а не ночью; однако по некоторым местам ходят и ночью.
9.3.6.2. Жилец должен отвечать за вину свою и своих (домашних).
9.3.7. Гай в 3-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Если вред причинен телу свободного человека тем, что выброшено или вылито, то судья исчисляет плату врачу и другие расходы, произведенные на лечение, и, кроме того, стоимость работы, которой лишился или лишится (потерпевший) в силу того, что он сделался неспособным. Но не делается никакой оценки рубцов и обезображения, так как свободное тело не допускает никакой оценки.

Титул IV. О ноксальных исках

9.4.1. Гай во 2-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Ноксальными исками называются те, которые предъявляются к нам не на основании контракта, но на основании ущерба, причиненного рабами, и злодеяний рабов. Результат и значение этих исков заключаются в том, что если мы будем осуждены, то нам разрешается избегнуть оценки спора путем выдачи самого тела, которое совершило противоправное действие.
9.4.2. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб убил с ведома господина, то он возлагает ответственность в полном объеме на господина, ибо считается, что убил сам господин; если без ведома господина, то имеется ноксальный иск и господин не обязан отвечать за злодеяние раба свыше выдачи причинившего вред.
9.4.2.1. Тот, кто не запретил, является ответственным по этому иску вне зависимости от того, остается ли он господином (раба) или перестал быть господином; достаточно, если он был господином в то время, когда не запретил. Цельс проводит разницу между Аквилиевым законом и законом XII таблиц: по древнему закону если раб с ведома господина совершил воровство или причинил иной ущерб, то имеется ноксальный иск по поводу раба и господин не отвечает сам по себе, а по Аквилиеву закону, говорит он (Цельс), господин отвечает сам по себе, а не по поводу раба. Он приводит основание обоих законов; основание закона XIIтаблиц в том, что он как бы хотел, чтобы рабы не повиновались господам в этом деле; основание Аквилиева закона в том, что он как бы прощал рабу, который повиновался господину, (так как) раб мог бы погибнуть, если бы он этого не сделал. Но если мы признаем то, что пишет Юлиан в 86-й книге, (а именно что положение) «если раб совершит кражу или причинит вред» относится и к более поздним законам, то можно будет сказать, что ноксальный иск будет возбужден против хозяина за его раба, поэтому, когда иск по закону Аквилия возбужден против хозяина, закон не оправдывает раба, но возлагает ответственность на хозяина. Мы же одобряем Юлиана, смысл высказывания которого одобряет и Марцелл в заметке о Юлиане.
9.4.3. Он же в 3-й книге «Комментариев к эдикту». Во всех ноксальных исках, где речь идет о знании со стороны господина, «знание» должно пониматься так, что он мог запретить, но не запретил. Но в случае, если раб совершил деликт, одно дело быть виновником, другое - попустителем.
9.4.4. Павел в 3-й книге «Комментариев к эдикту». Каким образом устанавливается, что господин знал о деликтах рабов? Или даже, что они были совершены по его совету? А что, если совершивший (деликт) с ведения господина раб является лицом, заявившим в суде о своей свободе, или это раб, который презирает господина? Либо когда раб, находясь за рекой, причинит вред на глазах, но против воли господина? Правильнее будет сказать, что знание (господина) признается только в отношении того, кто может воспрепятствовать, и это понимание слова «знание» принято по всему эдикту.
9.4.4.1. Если чужой раб причинит ущерб с моего ведома, а затем я его выкуплю, то против меня дается ноксальный иск, потому что из этого не следует, что раб причинил ущерб с ведома господина, так как я в то время еще не был его господином.
9.4.4.2. Когда господин привлекается к ответственности за знание (о деликте раба), следует выяснить, должен ли предъявляться также иск и по поводу самого раба, если только претор не захочет, чтобы господин был присужден только к одному наказанию. Следовательно, злой умысел раба останется безнаказанным? Это несправедливо; ведь господин привлекается к ответственности по двум причинам, а наказанию подвергается только одному - тому, которое выберет истец, второе же аннулируется.
9.4.4.3. Если (истец) воздержался от требования ноксальной выдачи, как это случается, когда иск предъявляется в связи с причастностью господина к правонарушению, если в действительности он к нему непричастен, то, как только дело прекращено и приговор вынесен, истец столкнется с эксцепцией об уже вынесенном судебном решении, если он попытается продолжить дело, используя ноксальную выдачу, потому что дело уже рассматривалось перед этим судом и было завершено на предшествующем судебном заседании. Но пока первое дело оспаривается, истцу, если у него есть другие соображения касательно доказательства знания господина, открыта возможность превратить свое заявление в ноксальный иск. С другой стороны, если ведется тяжба о ноксальной выдаче раба господином, который знал (о деликте раба), то при проигрыше иска о ноксальной выдаче раба против господина уже нельзя будет больше возбудить иска. Если во время процесса (истец) пожелает установить знание господина, ему не следует препятствовать в этом.
9.4.5. Ульпиан в 3-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб, принадлежащий нескольким (лицам), совершает деликт, о котором никто из них не знает, то ноксальный иск будет разрешен против любого из них. Если же все они знают об этом, любой из них может привлекаться к ответственности без другой возможности, кроме ноксального иска, как было бы, если бы все они совершили деликт. От судебного процесса против одного из двух хозяев не будет освобожден второй. Однако, если один из них знает, а другой нет, знающий будет преследоваться по закону без права ноксальной выдачи. Но иск против того, кто не знал, будет включать право выбора ноксальной выдачи.
9.4.5.1. Разница между двумя этими делами заключается не только в том, что знающий привлекается к ответственности на полную сумму ущерба, но и, конечно, в том, что если он продал или освободил раба или же если раб умер, то он все еще несет ответственность как господин. Но если господин сам умирает, то его наследник не несет ответственности.
9.4.6. Он же в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Однако освобожденный раб сам несет ответственность.
9.4.7. Он же в 3-й книге «Комментариев к эдикту». Ноксальный иск не допускается против меня, если только раб не остается у меня; и если он находится в моих руках, пусть даже он не был моим в то время, когда совершил деликт, то я несу ответственность и мой наследник после моей смерти также, если преступник еще жив.
9.4.7.1. Помпоний говорит, что если покупатель раба преследуется по ноксальному иску, его продавец, знавший о преступлении, когда оно было совершено, не может преследоваться по закону.
9.4.8. Он же в 37-й книге «Комментариев к эдикту». Если общий раб совершил кражу, любой из хозяев несет ответственность по ноксальному закону на всю сумму (похищенного), и мы пользуемся этим законом. Но ни один из преследуемых по закону не может избежать уплаты утвержденного ущерба, кроме как по ноксальной выдаче раба целиком, и не должен избежать этого, если он готов отказаться от своей доли собственности. Ясно, что если его присудят уплатить его полную стоимость, поскольку его сохозяева не готовы передать раба, то он может предъявить иск по поводу раздела общей собственности или раздела общего наследства. Несомненно, перед вынесением приговора по ноксальному иску он может обеспечить свою безопасность, уступив свою долю собственности на раба, чтобы не нести ответственности перед судом, хотя кто-нибудь мог бы сказать, что раз эта доля была передана ему, истец теряет свои права на иск; ведь хозяин части не может предъявить ноксальный иск против сособственника. Возможно, он бы не мог действовать ради раздела общей собственности по поводу преступления, которое было совершено до образования общей собственности; если он не может, то будет терпеть явную несправедливость. Но лучше сказать, что к нему применим закон по поводу раздела общей собственности.
9.4.9. Павел в 39-й книге «Комментариев к эдикту». Если семейство рабов или раб, находящиеся в общей собственности, совершили кражу с ведома одного из хозяев, то тот, кто знал, будет нести ответственность за всех остальных и его судебное преследование освобождает остальных. И он не должен добиваться взыскания со своего сособственника, ибо он один ответствен за содеянное. Но если один из знавших подвергается двойному штрафу, то часть (штафа) он взимает со своего сособственника.
9.4.10. Он же в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Но некто может преследовать по закону своего сособственника на основании того, что тот сделал общего раба хуже, так же, как в любом другом случае, когда он сделал худшей общую вещь. Однако если у него не будет никакой общей собственности после ноксальной выдачи, то может быть предъявлен иск против сособственника или, если они не были сособственниками, - иск по факту содеянного.
9.4.11. Ульпиан в 7-й книге «Комментариев к эдикту». Добросовестный владелец раба подлежит иску за его воровство, а господин - не подлежит. Но при помощи ноксальной выдачи добросовестный владелец не может сделать истца господином. Однако если господин предъявит виндикационный иск по поводу этого раба, то его иск будет отклонен посредством эксцепции о злом умысле или же ответчик будет ходатайствовать перед судьей о том, чтобы ему возместили понесенный ущерб.
9.4.12. Павел в 6-й книге «Комментариев к эдикту». Если, чтобы избежать ноксального иска, добросовестный владелец отпустит на свободу того раба, которым он добросовестно владел, то он все же отвечает по иску, который предъявляется против тех, кто имеет в собственности раба или умышленно делает так, чтобы больше не обладать им, поскольку в данном случае считается, что они еще являются владельцами.
9.4.13. Гай в 13-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Ноксальный иск дается не только против добросовестного владельца, но и против того, кто владеет недобросовестно, ибо представляется нелепым, чтобы отвечали по иску владеющие добросовестно, а грабители являлись бы безнаказанными.
9.4.14. Ульпиан в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если к одному лицу предъявлены ноксальные иски несколькими лицами о выдаче одного и того же раба или же предъявлено одним лицом (несколько исков), но на основании нескольких деликтов, то, имея в виду невозможность выдать раба, нет необходимости предлагать провести денежную оценку спора всем тем, кому он не может быть выдан. Как затем обстоит дело, если его преследуют по суду многие? Если один из них опередил других на суде, является ли его положение лучшим, так как выдача делается ему одному? Или же он должен быть выдан всем или ответчик должен предпринять защиту его против остальных? Правильнее думать, что положение того, кто опередил других на суде, является лучшим. Поэтому (раб) должен быть выдан не тому, кто раньше других предъявил иск, но тому, кто первый получил решение; таким образом, тому, кто победил позднее, должно быть отказано в иске о выполнении решения.
9.4.14.1. Но если раб является статулибером и условие его освобождения выполняется до совершения выдачи, то он получает свободу на условиях фидеикомисса или же доминий передается по легату на прежних или существующих условиях. По решению судьи он (ответчик) должен быть оправдан. И обязанностью судьи будет застраховать того, кому совершена передача, от взыскания собственности, касающейся любого будущего действия ответчика.
9.4.15. Гай в 6-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Претор должен издать указ, чтобы судебная тяжба перешла на статулибера. Если это случилось во время судебного разбирательства, до того, как решен вопрос о его свободе, то, как полагают Сабин и Кассий, наследника следует освободить передачей раба, потому что он тем самым уступил бы все свои права; и это мнение правильно.
9.4.16. Юлиан в 22-й книге «Дигест». Если наследник из злого умысла сделает так, чтобы не иметь статулибера в своей власти, и благодаря этому добъется тяжбы без ноксальной выдачи, то он должен быть наказан, даже если условие освобождения выполнено, так же как он был бы наказан, если бы раб умер.
9.4.17. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб совершил деликт, причем из двух господ один знал об этом, а другой не знал, и иск предъявлен против не знавшего и тот совершил ноксальную выдачу раба, то несправедливо, чтобы другой господин был освобожден путем выдачи никчемного человека. Итак, пусть дело ведется и против другого, если же любой дальнейший ущерб возмещается в этом иске, этот расчет будет учтен при оценке ноксально выданного раба. Однако они сами между собой должны принять решение, как в иске о разделе общей собственности, так, чтобы если ущерб возмещает тот, кто знал, то он берет на себя не часть общей стоимости, но собственную свою часть от той суммы, в которую был оценен раб; и также если другой что-нибудь платит, то это будет его часть. Было бы несправедливо, чтобы тот, кто приказал рабу совершить деликт, получил что-то от своего товарища, поскольку он терпит ущерб за свой собственный деликт.
9.4.17.1. Если несколько лиц пожелали бы предъявить против меня ноксальный иск по поводу одного и того же раба или если бы одно лицо возбудило несколько исков по поводу одного и того же раба, на которого ты имеешь узуфрукт, а я - право собственности, то в обязанности судьи входит, после того как я ноксально выдам истцу раба, чтобы я также обеспечил ему узуфрукт; но я, как собственник, могу обратиться к претору, чтобы претор заставил тебя или внести вклад в установленную сумму ущерба согласно оценке узуфрукта, или уступить узуфрукт, если это выгодно. И если я как собственник не пожелал защищать этого раба, то защита должна быть вверена тебе, и если ты выдашь раба по приказанию суда, то будешь защищен от меня.
9.4.18. Помпоний в 18-й книге «Комментариев к Сабину». Тот, кто имеет узуфрукт на раба, точно так же имеет право иска о воровстве против собственника, как если бы он был каким-нибудь другим (посторонним) человеком; но не может быть иска против собственника, хотя бы раб и служил у него, и присужденный собственник будет освобожден от иска, если он сделает ноксальную выдачу (раба) фруктуарию.
9.4.19. Павел в 22-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб Тиция причинил ущерб общей, имеющейся у нас с тобой, собственности и мы начинаем против него тяжбу, то будет иметь место ноксальный иск по закону Аквилия; но его не могут заставить совершить ноксальную выдачу раба в одни руки. Но можно сказать, так же как в случае, когда один терпит убытки, а другой предъявляет претензию, что либо должно предложить денежное возмещение обоим, либо по решению судьи совершить ноксальную выдачу одновременно нам обоим. Однако даже если раб ноксально выдан кому-то из нас в нераздельную собственность, то на этот счет хозяин будет освобожден от притязаний со стороны нас обоих; и правильно говорится, что тот, кому сделана была ноксальная выдача, преследуется другим по поводу раздела общего имущества, чтобы он уступил свою долю ноксально выданного раба, поскольку нечто из совместного имущества перешло к сособственнику.
9.4.19.1. Если собственник раба, узуфрукт на которого принадлежит другому лицу, отдает его внаем, слова (эдикта) говорят, что он будет осужден на ноксальную выдачу.
9.4.19.2. Если твой раб ведет корабль, а его викарий, являющийся в то же время моряком на этом самом корабле, причиняет ему ущерб, против тебя должен быть возбужден иск такой же, как в том случае, если бы этот капитан был свободным, а викарий - его рабом, и ты будешь осужден ноксально выдать викария из пекулия твоего раба. Однако если викарий причинил ущерб по приказу твоего раба, с его ведома или разрешения, то против тебя должен быть ноксальный иск по поводу твоего раба. То же самое будет, если он отдал приказ моряку.
9.4.20. Гай в 7-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Тот, кто возбудил много ноксальных исков в разное время и на основании одного из них получил доминий на раба, не будет больше иметь тяжбу против того, кто был собственником, поскольку ноксальный иск приложим к самому правонарушителю. Но если хозяин предпочел уплатить установленную первым судом пеню, то он может преследоваться по суду за любое другое преступление или тем же самым лицом, или кем-то другим.
9.4.21. Ульпиан в 23-й книге «Комментариев к эдикту». Сколько бы раз собственник ни преследовался на основании ноксального иска, если он не хочет вести защиту, то дело обстоит так, что он должен совершить ноксальную выдачу того, по поводу которого ведется судебный процесс, на котором он не хочет вести защиту, или если он не делает этого, то пусть он в любом случае ведет защиту, но он не будет осужден, если только он не имеет под своей властью раба или если он умышленно не сделал так, чтобы не иметь этого (раба).
9.4.21.1. (Ответчику) разрешается защищать тех рабов, из-за которых предъявлен ноксальный иск, даже в их отсутствие, но тогда только, если они его собственные рабы: ведь если они чужие или если возникает сомнение, собственные они или чужие, то они должны присутствовать. Я полагаю, что это положение нужно понимать так, что в том случае, если установлено, что они служили добросовестно, то их можно защищать даже в их отсутствие.
9.4.21.2. Претор говорит: «Если тот, в чьей власти, как говорят, находится раб, будет отрицать, что он находится в его власти, то истец выбирает: или ответчик по моему приказу даст клятву, что не имеет раба в своей власти и не применил злой обман, чтобы не иметь его, или я дам ему суд без возможности ноксальной выдачи».
9.4.21.3. Выражение «во власти» мы должны понимать так, что ответчик имеет возможность и власть предъявить раба, но если раб в бегах или на чужбине, то он, по-видимому, не находится во власти.
9.4.21.4. Если же ответчик не желает приносить клятву, он оказывается в таком же положении, как тот, кто и не защищает отсутствующего раба, и не предъявляет его суду: «такие люди осуждаются, как не подчиняющиеся закону».
9.4.21.5. Если налицо опекун и куратор, они сами должны поклясться, что раб не находится под властью господина; если же есть прокуратор, то необходимо, чтобы клятву принес сам господин.
9.4.21.6. Если истец требует присяги и ответчик принес клятву, а после этого истец выбрал суд по ноксальному иску, то следует рассмотреть, нужно ли позволять против истца оговорку о присяге? Сабин полагает, что оговорка не должна разрешаться, как в случае, если клятва была принесена о другом предмете, а именно о том, что в момент совершения деликта раб не был во власти ответчика. Только когда будет доказано, что он находится во власти ответчика, тот может быть привлечен к суду за содеянное. Нераций также говорит, что после принесения присяги истец может возбудить иск без права требовать ноксальную выдачу (раба) при условии, что он утверждает, что ответчик пришел забрать раба под свою власть только после принесения присяги.
9.4.22. Павел в 18-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб отдан в залог или во временное пользование, ноксальный иск может быть предъявлен против его господина, так как считается, что тот все еще служит последнему; поскольку это касается данного эдикта, раб находится в его власти, особенно если у господина есть возможность вернуть себе своего раба.
9.4.22.1. Тот, кто взял (раба) в залог или упросил дать ему (раба) в прекарное пользование, не отвечает по ноксальному иску, хотя бы эти лица и законно владели, но они владеют не с теми мыслями, с которыми владеет господин, эти (рабы) считаются находящимися во власти господина, если господин имеет возможность их вернуть
9.4.22.2. Что значит «он может вернуть себе раба» Это значит, что у него есть деньги, необходимые для освобождения себя от обязательства, но его не могут заставить продать свои права с тем, чтобы выплатить деньги и вернуть себе своего раба
9.4.22.3. Господин, признавший, что раб находится в его власти, должен либо представить его в суд, либо защищать его в суде в его отсутствие, если он не делает ни того, ни другого, то он будет осужден так же, как если бы раб на суде присутствовал и он отказался бы его ноксально выдать
9.4.22.4. Если господин отрицает, что раб находится в его власти, то претор предлагает истцу на выбор решить дело либо принесением присяги, либо возбуждением судебного процесса без права ноксальной выдачи Если истец выберет последнее, то выиграет процесс, когда докажет, что раб был во власти ответчика или же тот обманом заставил его выйти из-под своей власти, истец же, который не может доказать, что раб находится во власти ответчика, проигрывает дело
9.4.23. Гай в 6-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту» Но, с другой стороны, если позднее противная сторона начнет осуществлять власть над рабом, то она будет нести ответственность, по причине этого нового владения, без права на эксцепцию
9.4.24. Павел в 18-й книге «Комментариев к эдикту» Следует рассмотреть вопрос о том, будет ли <ноксальным>и иск <против того, кто с умыслом сделал так, чтобы не иметь раба в своей власти> и вследствие ли этого умысла иск не может быть предъявлен (например, если он приказал своему рабу убежать), или же иск все же может быть предъявлен против кого-либо еще (что происходит, если раб освобождается или передается кому-то еще)7 Последняя точка зрения вернее, в этом случае истец выбирает, кого он будет преследовать Юлиан же в этом случае говорит о том, кто освободил раба, что если освобожденный раб готов защищаться сам, то освободившему его должно быть дано право на эксцепцию То же говорит и Лабеон
9.4.25. Гай в 6-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту» То же самое будет и в случае, если судят нового господина раба
9.4.26. Павел в 18-й книге «Комментариев к эдикту» Выбор одного есть отказ от другого, ведь претор ввел право выбора скорее для того, чтобы истец не был обманут, чем для того, чтобы он получил из этого выгоду, и соответственно он столкнется с эксцепцией в любом другом иске
9.4.26.1. Из этих принципов следует, что если несколько человек умышленно сделали так, чтобы не иметь раба в своей власти.
9.4.26.2. Опять же, если некоторые из числа хозяев (общего раба) со злым умыслом прекратили обладать своими долями, то истцу надлежит выбрать, хочет ли он возбудить прямой иск против группы участвующих во владении (рабом) или преторский иск с одним из тех, кто перестал им владеть.
9.4.26.3. Если кто-нибудь один признает в суде чужого раба своим, то исполнением требования он освобождает другого.
9.4.26.4. Если раб, которым ты с умыслом перестал владеть, умер до начала тяжбы, то ты освобождаешься от судебного преследования, потому что этот иск занял место прямого иска; но мы будем утверждать противное, если ты промедлил (с разбором этого дела).
9.4.26.5. Не должно допускать иск <hh в пользу наследника*61, ни против наследника на основании того, что покойный солгал, а также и иск против самого наследодателя за (давностью) времени; поскольку он должен быть открыт для защитника отсутствующего раба, с тем чтобы избежать наказания, положенного по этому эдикту, то есть возможно судебное преследование без права ноксальной выдачи раба. Таким образом, если ты скажешь, что раб не в твоей власти, после этого ты можешь признаться, если только уже не возбуждена против тебя тяжба; потому что в последнем случае тебя не должны выслушать, как говорит Лабеон. Октавен же говорит, что если возраст твой таков, что тебя следует извинить, то тебе нужно пойти навстречу, даже если тяжба начата.
9.4.26.6. Если раб был уведен в отсутствие господина (или даже в его присутствии), в любом случае возможно восстановление в первоначальном положении; защита к иску допускается ради выданного раба, и, когда кто-либо требует возвращения своего раба, претор обязан допустить его к защите. Такая же уступка должна быть сделана узуфруктуарию или тому, кому раб был отдан в залог в обеспечение долга, в тех случаях, когда собственник присутствует, но не желает защищать дело, с тем, чтобы обман или злой умысел одного лица не вредил другому. То же нужно показать и в случае с рабом, находящимся в общей собственности, если один из его хозяев присутствует, но не хочет защищать дело. При таких обстоятельствах нужно оказать истцу подобную помощь, потому что есть правило, что иск аннулируется с приобретением доминия (на раба) и поскольку, когда раба уводят по приказу претора, он становится собственностью стороны, взявшей его.
9.4.27. Гай в 6-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Если предъявлен ноксальный иск по поводу раба, удерживаемого в качестве залога, или по поводу раба, узуфрукт которого отчужден, мы должны помнить, что, если кредитор или узуфруктуарий присутствует, но не хочет защищать его, тогда должен вмешаться проконсул, запрещающий любое судебное разбирательство для выручения залога или иск узуфрукта. В этом случае можно сказать, что залог освобождается по самому праву (ведь действительно нет никакого залога, в отношении которого право иска отрицается); но узуфрукт, даже если отказываются от иска для взыскания его, продолжается по самому праву, разумеется, пока он не кончится по истечении времени или за неиспользованием.
9.4.27.1. Из сказанного нами о рабе, который удерживается по праву залога, и о статулибере или о рабе, узуфрукт которого отчужден, ясно, что тот, кто объявляет под клятвой чужого раба своим, пусть он даже связан ноксальным иском, не может быть освобожден от ноксальной выдачи; поэтому не являющиеся сами собственниками не могут переносить право собственности на истца. Однако верно, что, если после этого господин совершает виндикацию по поводу переданного на основании этого постановления раба и не платит пени по суду, его требование можно отвести посредством экс-цепции о злом умысле.
9.4.28. Африкан в 6-й книге «Вопросов». Вообще, если я преследую тебя ноксальным иском по поводу чужого раба, который (якобы) законно служит тебе, а ты ноксально выдаешь его мне, а затем его господин совершает виндикацию против меня, то я владею им, так как могу отводить его (требование) эксцепциеи о злом умысле, пока он не уплатит установленной пени. Но если господин сам является (его) владельцем, то мне дозволяется Публицианов иск, если же ответчик предпринимает защиту «пока ответчик не является собственником», у меня будет решенный в мою пользу ответ по злому обману. Следуя этому принципу, я могу приобрести собственность по праву использования, даже если я сознательно овладею чужой собственностью. Конечно, если бы закон был установлен иначе, тогда добросовестный владелец терпел бы великую несправедливость, если на него бы была возложена необходимость уплаты пени по суду, поскольку согласно закону против него допускался бы ноксальный иск. То же нужно сказать и о случае, когда я по приказу претора увожу раба от его господина, не защищающего его, поскольку также и в этом случае у меня есть правомерное основание для владения.
9.4.29. Гай в 6-й книге «Комментариев к провинциальному эдикту». Не только тот, кто не имеет (раба) в своей власти, может отказаться от участия в деле по предъявленному к нему ноксальному иску, но и имеющий (раба) во власти свободен избежать судоговорения, если предоставит (раба) истцу, не защищаясь; но здесь необходимо передать свое право истцу, как если бы (собственник раба) был осужден.
9.4.30. Он же в книге «Комментариев к эдикту городского претора», в титуле «О противоправном ущербе». В ноксальных исках не страдают права лиц, отсутствующих без злого умысла; но, когда они возвращаются, право начать защиту дается им исходя из принципов добросовестности и справедливости, все равно являются ли они собственниками или у них есть некоторые права в данном деле, такие, как право кредитора или фруктуария.
9.4.31. Павел в 7-й книге «Комментариев к Плавцию». Что касается заявления претора, что в случае, когда семейство рабов совершает воровство, он дозволяет проводить иск таким образом, чтобы, о чем бы ни возбудил дело истец, он получил столько, сколько положено, как если бы правонарушение допустил свободный, то возникает вопрос: относится ли это (дозволение) только к выплате денежного убытка или оно включает в себя также и ноксальную выдачу, так что, например, если установлен двойной ущерб в отношении стоимости ноксально выданных рабов, все другие права в иске теряются? Сабин и Кассий считают, что следует учитывать стоимость этих ноксально выданных, как думает и Помпоний, и это правильно. Ведь даже если раб не имеет защитника в суде и уведен, его стоимость нужно учитывать. Конечно, Юлиан полагает, что следует рассматривать не только двойной убыток, но и стоимость, покрываемую при помощи кондикционного иска. Нужно посмотреть, принадлежали ли рабы во время совершения воровства одному семейству; потому что эдикт не применяется, если они принадлежали разным господам, а позднее стали собственностью одного человека.
9.4.32. Каллистрат во 2-й книге «О предостерегающем эдикте». Если утверждают, что находящийся в чужой власти причинил ущерб и если отсутствует его защита в суде, то он уводится (истцом); если же господин присутствует, то он должен <передать> раба и дать обещание отвечать за злой умысел.
9.4.33. Помпоний в 14-й книге «Комментариев к Сабину». Никто не может быть принужден против своей воли защищать другого в нок-сальном иске, но если это его раб, то он должен лишиться его, если не защищает его. Но если в его власти находится свободный, то ему безусловно дается право вести свою защиту в суде.
9.4.34. Юлиан в 4-й книге «Комментариев к Урсею Фероксу». Потому что всякий раз, когда никто не защищает сына семейства в случае совершения деликта, позволяется иск против самого сына.
9.4.35. Ульпиан в 41-й книге «Комментариев к Сабину». Если сын будет осужден, то должен оправдываться сам; потому что решение суда ложится на него. Более того, нужно также сказать, что его отец может преследоваться судебным порядком на сумму, не превышающую размера его пекулия, но только после того, как его сын будет осужден.
9.4.36. Он же в 37-й книге «Комментариев к эдикту». Если раб отдан в залог за долг, а затем выкраден должником обратно и у должника его кто-то купил, то (покупатель) будет нести ответственность за воровство от имени раба, как только он приобретет его в собственность; он также не может избежать ответственности перед судом, так как раб может быть отнят у него по Сервиевому иску. Также будет решено дело, если кто-нибудь купит (раба) у продавца моложе двадцати пяти лет или сознательно обманет кредиторов. Хотя собственность у этих лиц может быть отнята, тем не менее они могут и преследоваться по суду.
9.4.37. Трифонин в 15-й книге «Обсуждений». Если чужой раб совершил у меня воровство и позднее перешел в мою собственность, то прежде доступный мне иск о воровстве аннулируется, если дело еще не передано в суд; и если позже я не избавился от этого раба, которого купил перед началом опроса свидетелей по тяжбе, то иск о воровстве также не будет возобновлен. Но если я купил его позже опроса свидетелей, то продавец должен быть осужден.
9.4.38. Ульпиан в 37-й книге «Комментариев к эдикту». Точно таким же образом (дело обстоит), если бы он продал его кому-нибудь другому. Ведь не большая разница, кому он его продал, истцу или другому лицу; и по своей собственной вине он несет убытки тяжбы, потому что, продавая его, он поставил его за пределы своей*ласти, чтобы выдать его ноксально.
9.4.38.1. Юлиан в 22-й книге дигест пишет, что если я брошу моего раба65, который совершил у тебя воровство, то я освобождаюсь (от ответственности по иску), так как он (раб) сразу перестал быть моим и по поводу раба, который не имеет господина, не должен быть предъявлен иск о воровстве.
9.4.38.2. Если мой раб украл твою собственность и продал ее, а ты вырвал у него деньги, которые он имел от продажи, иск о воровстве имеет место с двух сторон, ведь и ты можешь возбудить против меня иск о воровстве по поводу раба, и я могу возбудить против тебя иск по поводу денег.
9.4.38.3. Но и если я выплатил деньги рабу моего кредитора, с тем чтобы он передал их своему господину, равным образом будет иметь место иск о воровстве, если он присвоит полученные деньги.
9.4.39. Юлиан в 9-й книге «Дигест». Если раб многих господ совершит воровство и все они умышленно сделают так, чтобы не иметь его в своей власти, то претор должен следовать иску по цивильному праву и дозволить преторский суд, который он в таких случаях разрешает против того из ответчиков, кого выберет истец; но он не должен благоволить более к истцу, дозволяя ему только предъявить иск без права требовать ноксальной выдачи у того, кого тот мог бы преследовать по ноксальному иску, если бы раб был предъявлен в суд.
9.4.39.1. Тот, кто утверждает, что чужой раб его собственный, тем не менее не должен быть принужден давать поручительство, если приведены достаточные доводы, пусть даже он будет связан ноксальным иском; тот же, кого преследуют по суду из-за его собственного раба, не должен быть обременен поручительством, потому что он не является ответчиком за чужого раба.
9.4.39.2. Если кто-либо скажет, что господин раба умышленно сделал так, чтобы раб не был в его власти, а господин раба утверждает, что этого раба должно защищать другое лицо с поручительством, то будет иметь место эксцепция о злом умысле.
9.4.39.3. Но если и после принятия (господином) на себя иска в присутствии господина раб появляется и уводится, потому что его не защищали, то господин будет освобожден от ответственности, если против него будет применена эксцепция о злом умысле.
9.4.39.4. Но если раб умирает до вынесения решения, то господин вообще не будет затронут этим иском.
9.4.40. Он же в 22-й книге «Дигест». Если бы раб, завещанный по легату, совершил кражу у будущего наследника, прежде чем тот войдет в права наследства, то наследник может предъявить иск о воровстве против легатария, если тот принимает легат; но если тот же раб украл что-либо, составлявшее часть наследства, то иск о воровстве не будет иметь места, так как не может быть воровства вещей такого рода, хотя к этому случаю подходит иск о предъявлении (вещи).
9.4.41. Он же во 2-й книге «Комментариев к Урсею Фероксу». Когда раб, принадлежащий двум господам, причиняет одному из них ущерб, по этому поводу не может иметь место иск по Аквилиеву закону, потому что если бы он причинил ущерб третьей стороне, то последняя могла бы возбудить иск против сособственников по закону Аквилия на всю сумму (ущерба); так же происходит и в случае, когда общий раб совершает воровство, так как один его господин не может предъявить иск о воровстве против другого; но он может предъявить иск о разделе общей собственности.
9.4.42. Ульпиан в 37-й книге «Комментариев к эдикту». Если лицо, в отношении которого предъявлен ноксальный иск, заявило, что оно является свободным, то рассмотрение дела должно быть приостановлено до тех пор, пока не будет разрешен вопрос о его юридическом положении; если оно будет объявлено рабом, то будет осуществлен ноксальный иск, если будет объявлено свободным, то этот иск будет лишен силы.
9.4.42.1. Если кто-то возбуждает ноксальный иск ради умершего раба, не зная о его смерти, то его следует освободить, потому что передача им чего-либо ради него перестала быть справедливой.
9.4.42.2. Эти иски постоянно доступны и могут иметь место, пока в нашей власти выдать раба. Они доступны не только для нас, но и для наших преемников, а также против преемников ответчика, не потому что они преемники как таковые, но по поводу их собственности с точки зрения закона. По тому же принципу если раб будет передан другому, то его новый господин может преследоваться ноксальным иском в отношении его собственности.
9.4.43. Помпоний в 8-й книге «Писем». Рабов, которые отвечают за уголовные преступления, должны защищать в том месте, где, как утверждают, они совершили преступление. Таким образом, господин должен предъявить их в то самое место, где, как говорят, они совершили насилие; и он может лишиться всей своей собственности, если не защищает их.
.